Содержание материала

Инкубационный период амиотрофического лейкоспонгиоза и вероятные пути инфицирования больных
Результаты наблюдения за семейно-групповой заболеваемостью дали определенную основу для суждения об инкубационном периоде АЛ.
Если допустить, что в каждой семье ее члены заражались вирусом одновременно из общего источника, на основании колебаний во времени регистрации начала болезни в одном и двух поколениях можно считать, что инкубационный период длится более 3—13 лет (рис. 5).
Если же предположить заражение в перинатальном периоде, например заражение дочери от матери С-а Е., то инкубационный период будет более длительным —  26 лет (возраст дочери). В связи с тем, что у родных брата и сестры О. и Ж. между заболеваниями прошло 7 лет, можно вычислить минимальный инкубационный период (26 — 7=19) при перинатальной передаче возбудителя.
Следовательно, при горизонтальной передаче вируса инкубационный период может быть более 3—13 лет, а при внутриутробной передаче — 19—26 лет. Однако мы не располагаем данными, которые бы свидетельствовали о возможности вертикальной передачи инфекции.
48 % всех заболевших АЛ в республике были доярками, пастухами, ветработниками, 16% — колхозниками и рабочими совхозов. Из горожан чаще заболевали АЛ рабочие различных специальностей (28 %) и медработники (9 %).


Рис. 5. Регистрация случаев АЛ в территориальном очаге Борисовского района

Преобладание среди заболевших людей, ухаживающих за скотом, отчетливо прослеживается в Борисовском районе, где из 8 заболевших 6 работали доярками и пастухами. Расчеты на уровне Р<0,05 показали, что в нашей выборке заболеваемость доярок и пастухов не отличалась бы от заболеваемости людей других профессий лишь в том случае, когда на доярок и пастухов приходилось бы свыше трети сельского населения этого района. Это свидетельствует о значительно более высокой заболеваемости людей этих профессий, чем остальных. Значит, возможно зоонозное инфицирование людей, как и возбудителем БКЯ — классической медленной вирусной инфекции. Сторонники такой гипотезы указывают на происхождение возбудителя БКЯ от вируса скрепи овец [52].
По результатам эпидемиологических обследований установлено, что 92 % заболевших АЛ постоянно либо периодически ухаживали за скотом. Все 25 больных либо жили в лесистой местности, либо достаточно долго находились в лесах и снимали с себя присосавшихся клещей. Кроме того, многие больные снимали клещей с ко ров руками.
Исходя из факта обнаружения возбудителя АЛ в крови и различных органах экспериментальных животных, можно допустить, что люди инфицируются во время забоя и разделки скота или раздавливания на питавшихся кровью клещей. Данные о контактах заболевших с клещами, полученные в начале изучения АЛ, послужили основанием для предположения о прогредиентной форме западного клещевого энцефалита. Однако титр вирус- нейтрализующих антител ни у одного заболевшего не достигал диагностических титров. Эти данные и после дующие клинико-морфологические исследования позволили исключить этот диагноз.
Не исключается активация эндогенной (латентной) инфекции АЛ. Об этом свидетельствует его длительный инкубационный период (до 26 лет). Однако вероятность инфицирования от больных субклиническими формами АЛ практически невозможна из-за низких титров вируса [22].
Как будет показано ниже, вирус АЛ, как и другие неклассические вирусы, обладает необычной устойчивостью к действию различных физико-химических факторов. В связи с этим возможно инфицирование через инструменты, ранее примененные на больных амиотрофическим лейкоспонгиозом. Однако подобного случая заражения АЛ в течение 2!) лет изучения не отмечено. Это же можно сказать и об инфицировании медицинских работников в процессе операций на больных (нейро- и офтальмохирургов, врачей отделения переливания крови, патологоанатомов и др.). Такой путь инфицирования также весьма гипотетичен. Достаточно убедительных доказательств повышенного риска инфицирования медицинских работников пока нет.
Таким образом, АЛ, как и БКЯ, является слабо контагиозной болезнью.