Содержание материала

Результаты неврологического и гистологического обследования зараженных белкообразных обезьян

Две белкообразные обезьяны были заражены 20 % суспензией мозга от больного, умершего от амиотрофического лейкоспонгиоза. С целью большего введения материала, а также чтобы избежать травм, обезьян заражали комбинированным методом: внутрибрюшинно вводили по 6 мл супернатанта (после центрифугирования при 3000 об/мин), а внутримышечно 1 мл осадка.
Неврологическое обследование этих животных трудное и специфическое и частично удается в период снижения активности и агрессивности заболевших обезьян.

Рис. 22. Вид белкообразной обезьяны с экспериментальным амиотрофическим лейкоспонгиозом
Болезнь развивалась исподволь. Сначала проявились трофические расстройства: исхудание, кахексия, признаки атрофии мышц туловища, шерсть теряла блеск, стала взъерошенной (рис. 22), затем возникли очаги выпадения шерсти, особенно на спинке хвоста, аппетит у обезьян оставался хорошим. На фоне этих расстройств развились вялые парезы конечностей. Причем у одной обезьянки (№ 0885) они прогрессировали в течение одной недели (острый тип болезни), а у другой (№ 0886) парезы нарастали медленно, в течение 4,5 месяца (подострый тип). У обеих обезьянок в терминальной стадии отмечены расстройства дыхания — периодическая сильная одышка или частое поверхностное дыхание (до 130 в 1 мин). Такие нарушения были спинального типа. Об этом свидетельствовал своеобразный дыхательный акт движения грудной клетки с втягиванием межреберных мышц, но с нормальными глотательными движениями (обезьянки лакомились мышами-сосунками вплоть до развития тяжелой агонии). Каких-либо бульбарных симптомов не обнаружено.
Инкубационный период у обезьянки с острым типом двигательных нарушений продолжался 16 мес., а у обезьянки с подострым типом — 23 мес.
Проводя гистологическое исследование обеих обезьян вместе с Η. Н. Полещуком и Е. Г. Лысцовой, мы обнаружили признаки выпадения мотонейронов спинного мозга преимущественно в шейном и грудном отделах (рис. 23, а). Спонгиозные изменения особенно заметны в передних и боковых столбах спинного мозга (рис. 23, б), неповрежденные миелиновые оболочки окружают погибшие осевые цилиндры мотонейронов (рис. 23, в). В мотонейронах отмечены явления тигролиза и набухания цитоплазмы, в цитоплазме встречаются единичные вакуоли. В области передних рогов определяются признаки умеренной пролиферации клеток астроглии, саттелитоза и нейронофагии. Нейроны боковых рогов, ядерные группы продолговатого мозга и моста не изменены, однако нейроны в них подвергаются тигролизу, распылению хроматина с пикнозом ядрышка. Обнаруживаются очаги выпадения клеток Пуркинье, некоторые клетки гиперхромные или набухшие. На месте погибших ганглиозных клеток пролиферирует бергмановская глия. Белое вещество спонгиозно изменено. Миелиновые оболочки не нарушены, но иногда набухшие с варикозными вздутиями и фрагментациями.

Кора головного мозга с четким послойным строением. Отмечается умеренное выпадение пирамидных нейронов слоя III в области передней центральной извилины. Некоторые нейроны набухшие с распавшимся хроматином. В белом веществе единичные спонгиозные полости.

Рис. 23. Морфологические изменения спинного мозга белкообразных обезьян с экспериментальным амиотрофическим лейкоспонгиозом:
а — выпадение мотонейронов (ув. 6X7); б — спонгиоз передних столбов (ув. 30X10); в — признаков демиелинизации нет (ув.х9,6) Окраска: а — гематоксилином и эозином; б — по Клюверу и Барреру в модификации И. В. Викторова; в — по Шпильмейеру
Эти изменения сопровождаются явлениями пролиферации и гипертрофии астроцитов.
В ЦНС определяются следующие ультраструктурные дегенеративные изменения цитоплазмы и аксоплазмы мотонейронов в грудном отделе спинного мозга и клеток Пуркинье мозжечка.
В цитоплазме выявляются признаки вакуолизации и деструкции митохондрий. В аксонах митохондрий и клеток Пуркинье находят периаксональные полости, а в аксоплазме — паракристаллические укладки (с расстоянием между двумя светлыми центрами 62 + 6 нм) и упорядоченные мембранные кольцевидные структуры, в аксолеме обнаруживают такие же вакуоли, как в цитоплазме, а также явления деструкции митохондрий и нейрофиламентов.
Как отмечалось выше, несмотря на дегенерацию аксолемы, миелиновые оболочки аксонов не нарушаются. Иногда определяются ультраструктурные разволокнения структур миелина с образованием «пустот» (в передних и боковых столбах спинного мозга).
Астроциты и олигодендроциты также подвергаются дегенерации в различной степени. В цитоплазме почти полностью разрушаются органеллы. Вследствие этого цитоплазма становится прозрачной. Ядро в таких клетках сморщенное.
Описанные ультраструктурные изменения дегенеративного типа отмечались и у больного К-к, материалом от которого были заражены обезьяны, за исключением паракристаллических укладок в ЦНС.

Сравнение амиотрофического лейкоспонгиоза у людей и экспериментальной инфекции у белкообразных обезьян

 В таблице 19 представлены основные характеристики амиотрофического лейкоспонгиоза у людей и экспериментальной инфекции у белкообразных обезьян. Как видно из этих данных, картина болезни у последних весьма похожа на клиническую картину АЛ у людей. Общие для них развитие вялых парезов и параличей нижних (или задних) конечностей, без нарушений функций бульбарных нервов, пирамидных путей (нет спастичности у обезьян), спинальные расстройства дыхания, а также неуклонное прогрессирование процесса.
Таблица 19. Клинико-морфологическое сходство амиотрофического лейкоспонгиоза у людей и экспериментальной инфекции у белкообразных обезьян

Отличительный клинический признак у людей — нет заметного истощения или снижения массы тела всех больных. В начале исследований АЛ нам даже казалось, что по этому признаку можно будет дифференцировать АЛ от АБС.
Второй отличительный признак — продолжительность паралитической стадии: у человека — 5 мес.— 3,5 года, у обезьян — 7 дней — 4,5 мес. Однако если сравнить продолжительность этой стадии с продолжительностью жизни людей и белкообразных обезьян, то, по-видимому, такие различия не будут столь большими.

Морфологические изменения в ЦНС у белкообразных обезьян и людей также очень схожи: как у тех, так и у других определяются тотальная гибель мотонейронов передних рогов спинного мозга, без нарушения структуры миелина на протяжении пирамидного тракта, спонгиоз белого вещества спинного мозга, нет признаков воспаления ЦНС. Схожие нарушения выявляются и при электронномикроскопическом исследовании ЦНС: и у людей, и у белкообразных обезьян ультраструктурные изменения выражаются дегенерацией моторных нейронов. Особенно приковывают внимание одинаковые изменения в аксонах: сморщивание аксоплазмы, формирование вакуолей, деструкция нейрофиламентов и митохондрий вплоть до полной гибели аксонов. Миелиновые оболочки в основном остаются без изменений.
К отличиям морфологических процессов у людей и обезьян следует отнести явное преобладание у обезьян нарушений в спинном мозге. Большее, чем у обезьян, выпадение пирамидных нейронов в коре передней центральной извилины у людей, по-видимому, обусловлено большей продолжительностью их болезни и распространением процесса по всему кортикоспинальному тракту.
Досадно, что в этих опытах использовались отработанные животные после церебрального введения 0,2 мл 20 % суспензии мозга больного переднероговой формой АБС К-ва, формой клинически трудно дифференцируемой от амиотрофического лейкоспонгиоза. Окончательный диагноз АБС больному К-ву был установлен лишь после гистологического исследования.