Содержание материала

Выше было показано, что восприимчивость морских свинок к агенту амиотрофического лейкоспонгиоза была в пределах 70 % от числа зараженных, а инкубационный период инфекции измерялся месяцами.
Длительность инкубационного периода некоторых медленных инфекций помимо прочих причин зависит от степени накопления инфекционного агента в организме [61]. Чтобы сократить инкубационный период (увеличить возможности эксперимента), нам казалось оправданным ввести животным побольше инфекционного материала, априорно полагая, что в мозге агент амиотрофического лейкоспонгиоза накапливается в небольших количествах.
Были использованы различные методы введения инфекционного материала в большом количестве. Церебрально нельзя ввести больше 0,1 мл материала, так как морские свинки очень чувствительны к подобному вмешательству. Внутримышечно можно ввести большие дозы агента амиотрофического лейкоспонгиоза. Однако место введения (мышцы бедра) очень удалены от ЦНС, куда, как мы считаем, в итоге должен проникнуть агент.
Н. Д. Коломиец в нашей лаборатории разработала ретробульбарный метод введения инфекционного материала за два глазных яблока. Используя этот метод, можно ввести морской свинке в 10 раз больше инфекционного материала не только вблизи ЦНС, но и даже обеспечить его непосредственный контакт с ЦНС без нанесения травмы животному.
В таблице 17 представлены результаты заражения животных ретробульбарным, церебральным и внутримышечным способами.
Из данных таблицы видно: после ретробульбарного введения, по сравнению с церебральным и внутримышечным введением, 1 мл инфекционного материала (пассированных и непассированных штаммов) инкубационный период в основном сократился в 1,9—2,3 раза (соответственно 5—2,7 и 5,3—2,3), изредка — в 4,5 раза (штамм Т-ца, 5 и 2,3).
Из изложенного определенно следует, что для сокращения инкубационного периода важно и увеличение количества введенного инфекционного материала, и место введения.
Внутримышечно введено, по сравнению с церебральным, не в 10 раз, как при ретробульбарном, а в 30 раз больше материала. Однако сокращение инкубационного периода зарегистрировано лишь после ретробульбарного введения в 2,3 раза (соответственно 5,3 и 2,3 раза).
Восприимчивость морских свинок к агенту амиотрофического лейкоспонгиоза (увеличение числа заболевших из зараженных), по-видимому, не повышается после его ретробульбарного введения. Из зараженных как церебрально, так и ретробульбарно непассированными штаммами заболевало 50—60 % животных. К пассированным штаммам, введенным ретробульбарно, восприимчивость была 94,6 %, а внутримышечно — 83,3 %. В обоих случаях различия были в пределах 10 %.
Ретробульбарное введение материала, по-видимому, способствует генерализации двигательных нарушений до 50 %.
Таким образом, в результате ретробульбарного заражения инфекционным материалом с десятикратным увеличением дозы значительно сокращается инкубационный период без увеличения числа заболевших животных. Инкубационный период укорачивается в среднем до 1,5—2 мес., реже — до 1 мес. Последний, по-видимому, для морских свинок самый короткий (см. ниже).

Таблица 17. Восприимчивость к заражению и длительность инкубационного периода в зависимости от метода введения и дозы инфекционного материала

После введения пассированных штаммов как ретробульбарно, так и внутримышечно животных заболевало значительно больше, чем зараженных непассированными штаммами,— 94,6—83 %.
Ниже приводятся данные о влиянии пассированных штаммов АЛ на восприимчивость животных к заражению, а также на продолжительность инкубационного периода (табл. 18).
Восприимчивость морских свинок в I—II пассажах, зараженных четырьмя штаммами агента амиотрофического лейкоспонгиоза, достигала в среднем 60 % (заболело 30 из 50 животных). Восприимчивость свинок к агенту в III — IV пассажах, как видно, увеличилась уже до 86,3 % (заболели 19 из 22 животных). Средний инкубационный период сократился с I—II к III—IV пассажу соответственно с 2,1 до 1,4 мес или с 63 до 42 дней (па 21-й день), хотя максимальный предел колебаний остался почти на уровне 3 мес. Минимальный период не был ниже одного месяца. Причем такой укороченный период характерен для животных, зараженных определенным штаммом (Т-ца), с самого начала пассирования и с пассированием этого штамма не уменьшался.

Таблица 18. Восприимчивость морских свинок к различным штаммам агента амиотрофического лейкоспонгиоза и продолжительность инкубационного периода в последовательных пассажах на морских свинках после ретробульбарного и интрацеребрального заражения 10 % суспензией мозга

По-видимому, у морских свинок минимальный инкубационный период составляет 30—40 дней после ретробульбарного введения и пассирования штаммов. Длительность инкубационного периода зависит, естественно, от вида животного и, вероятно, от свойств штамма и числа пассажей (не меньше III—IV).
Относительно быстрое повышение восприимчивости морских свинок к агенту амиотрофического лейкоспонгиоза и укорочение инкубационного периода, вероятно, связаны с адаптацией агента и увеличением его концентрации в мозге (инфекционном материале, используемом для последовательного пассирования).

Сопоставление неврологических проявлений и морфологических изменений ЦНС у животных с клинико-морфологической картиной болезни у людей

Развитие у морских свинок с экспериментальной инфекцией вялых парезов и параличей, атрофии мышц туловища и конечностей, респираторных нарушений спинального типа и 100 % летальность животных позволяют с известной относительностью считать, что в наиболее общем виде эти признаки болезни отражают особенности клинических проявлений АЛ у людей.
Естественно, более детальное сопоставление различных симптомов инфекции у морских свинок и людей невозможно, прежде всего, из-за их различного филогенетического положения, а также потому, что совершенные параклинические методы исследования больных для обследования животных в эксперименте неприемлемы.
Необходимо отметить, что, с одной стороны, быстрое прогрессирование двигательных нарушений у животных несколько неожиданно после относительно длительного инкубационного периода. С другой стороны, у многих животных — 68,4 % (табл. 18)-- клинические признаки болезни исчерпываются фатальными дыхательными нарушениями на фоне агонии. Вероятно, эти особенности обусловлены методом заражения животных значительной дозой вируса и относительно более коротким инкубационным периодом, чем у людей. Как было указано выше (см. главу I), у людей он продолжается более 7—12 лет.
Морфологические изменения ЦНС у морских свинок заключаются в гибели моторных нейронов спинного мозга, главным образом в грудном и шейном отделах, умеренной пролиферации макроглии и гибели аксонов без нарушения окружающих их миелиновых оболочек. Вследствие этого в белом веществе передних и боковых столбов образуются спонгиозные полости. Они также весьма схожи с подобными изменениями у людей, больных амиотрофическим лейкоспонгиозом. Конечно, если учитывать различное филогенетическое положение морских свинок и людей, как видов. По-видимому, преимущественное развитие парезов и параличей задних конечностей у морских свинок с грубым поражением мотонейронов шейных отделов спинного мозга связано с топической иннервацией конечностей у животных этого вида.