Содержание материала

 (Petersen & Offer, 1979)
Физиологически девочки становятся взрослыми к 16 годам, а мальчики — в 17—18 лет. В этом возрасте у подростков отчетливо просматриваются жалобы на соматическое состояние: гипервентиляция, головные боли, жалобы на плохое зрение, плохую кожу, а у девочек — на анемию. Часто встречаются проблемы с алкоголем и наркотиками.
Вопросы когнитивного, морального развития, развития идентификации подростков старшего возраста уже рассматривались в предыдущих разделах. Во многих монографиях и статьях по вопросам психологии развития указывается, что существует лишь один нормальный путь, по которому с небольшими вариациями должно идти развитие, как будто бы все остальные пути — отклоняющиеся от нормы. Но при окончательном анализе норма представляет собой самое большое разнообразие, а патология — значительно более однообразна. Для того, чтобы представить нормальное развитие подростков 16—21 лет, мы должны указать на три нормальных варианта развития, описание которых основано на материалах лонгитудинального катамнестического исследования американских подростков в период с 14 до 22 лет (Offer & Offer, 1975).

Нормальное поступательное развитие

Этот тип развития (30%)  — ровный и уравновешенный. Обычно и более ранние этапы развития проходят без трудностей, без каких-либо травмирующих или стрессовых ситуаций в семье. Отсутствуют конфликты с родителями по поводу ценностных ориентаций и различных норм, и родители способствуют становлению независимости подростков. Родители развиваются и сами. У таких подростков хорошие отношения со сверстниками обоих полов. Они психологически здоровы и более-менее удовлетворены своей жизнью. Они не расположены к тревоге и пониженному настроению. Их основной механизм защиты — отрицание и эмоциональная изоляция. Такие подростки неизвестны различным подростковым службам и врачам.

Нормальное скачкообразное развитие

Этот тип развития характерен для 50% подростков. В целом эти подростки также хорошо адаптируются, но их развитие протекает не ровно, а рывками, или, другими словами, периоды прогресса чередуются с периодами регрессии. В периоды кризисов (например, смерть члена семьи) они менее гибки и у них больше вероятности развития депрессивной реакции, чем в первой группе. Основные механизмы защиты — это гнев и перенос на другого; если этих механизмов недостаточно, то это ведет к некоторой тревоге и эмоциональной нестабильности. Они менее уверены в себе, чем подростки первой группы, или, правильнее сказать, что когда дела обстоят то лучше, то хуже, они в сильной степени зависимы от подкрепления со стороны родителей и сверстников; в случае же, если такое подкрепление отсутствует, они становятся неуверенными.
Они могут хорошо установить контакты, но им трудно их поддерживать. Их взгляды часто отличаются от взглядов их родителей в части дисциплины, школьной успеваемости и вероисповедания. Некоторым матерям трудно «отпустить» своих сыновей. Работа на будущее для них утомительна и протекает неровно, но в конечном итоге они обычно достигают поставленной ими цеди. Они сравнительно поздно вступают в половые отношения. Обычно они немного интравертированы, часто несколько застенчивы и не очень спонтанны. В случае успешной адаптации, они функционируют так же успешно, как и подростки первой группы.

Беспорядочное развитие

Это меньшинство, составляющее 20%, всегда описывается в психиатрической, психоаналитической и другой литературе, хотя не совсем заслуженно, так как похоже на то, что речь идет о нормальном варианте развития подростка.                                                                                                              

Этот вариант развития характеризуется наличием очевидных проблем и развивающихся конфликтов как дома, так и в школе. Такие подростки часто в себе сомневаются, часто кичливы, но у них бывают периоды парализующей застенчивости. Их школьная успеваемость неровная.
Они переживают возраст 14—22 лет как время неурядиц и забот (хотя не исключительно негативного характера). Их прошлое менее стабильно, чем в двух предыдущих группах; у многих подростков родители находятся в открытом конфликте между собой или страдают какой-либо психической патологией. По статистическим данным такие подростки чаще происходят из низших слоев и пережили больше психотравмирующих ситуаций. У большого процента этих детей отмечались клинические симптомы, и они обращались за психотерапевтической помощью или консультацией. При благоприятных условиях их деятельность протекает достаточно успешно, но в стрессовых ситуациях защитные механизмы не справляются. Они сензитивны, интра- вертированы, у них чаще, чем у других групп, бывают состояния тревоги или депрессии. Они нередко не доверяют взрослым и в большей степени зависимы от своих сверстников.
Их школьная успеваемость обычно хуже, но в конечном итоге они могут многое наверстать. Хотя им повезло в меньшей степени, они хорошо адаптируются в собственном окружении, но они и более критичны.
Интересен вывод данного исследования, который распространяется на все группы подростков: когнитивное развитие в возрасте от 12 до 22 лет было более выраженным, чем изменения в эмоциональной сфере и типичных механизмах защиты.