Содержание материала

(Incidence of Bone Metastases in Women with Minimal and Occult Breast Carcinoma). Раннее выявление рака молочной железы, очевидно, открывает возможности полного излечения заболевания, если оно ограничивается пределами молочной железы. Derace L. Schaffer и Lester Каlisher из Бостона i[!Radiology, 124, 675—680, September, 1977] предприняли попытку установить, необходима ли при клинически невыявляемых изменениях та же диагностическая и терапевтическая программа, которая применяется при пальпируемых раках. Из 10 280 женщин, подвергшихся маммографии с 1972 г., рак молочной железы был у 402 (3,9%), 42 опухоли расценены как минимальные (бессимптомные опухолевидные образования размерами менее 5 мм, асимметричный рисунок протоков, сгруппированные микрокальцификаты).
Обнаружено также 28 скрыто протекавших и клинически не подозревавшихся поражений, размером 5—30 мм. Оценка состояния больных производилась в среднем через 28 мес. Радиоизотопное сканирование скелета в пределах 2 нед. после операции производилось 40 больным. Внутривенно вводили 10—20 мКи Тс-дифосфомата.
группа микрокальцинатов в молочной железе
Рис. 225. Небольшая группа микрокальцинатов как проявление интравнутрипротоковой карциномы.

Из 42 раковых опухолей на ранней стадии 14 (33%) классифицированы как минимальные, остальные протекали скрыто, клинически не проявляясь. У 3 женщин с минимальными опухолями отмечалось увеличение щелочной фосфатазы. У 9 женщин единственным проявлением рака была микрокальцификация (рис. 225). У 3 имелся узел размером менее 5 мм и у 2 деформация рисунка протоков. У 10 произведена модифицированная радикальная мастэктомия и у 4 операции меньшего объема. У 1 больной было поражение подмышечных лимфатических узлов. Пять женщин со скрыто протекавшим заболеванием обратились с симптомами метастазов в скелет. Из них 3 получали химиотерапию за год до того, как при маммографии был обнаружен источник метастазов. У 5 больных метастазы обнаружены при радиоизотопном исследовании и при рентгенографии скелета. У 4 из 12 больных имелись метастазы в подмышечные лимфатические узлы. Одна больная, поступившая с метастазами в кости, умерла от рака молочной железы. Пять больных с метастазами живы, 4 из них поступили с метастазами в кости; 22 женщины, не предъявлявшие жалоб при поступлении, в настоящее время здоровы.
Выявление метастазов в кости не улучшается при радиоизотопном исследовании скелета и при определении щелочной фосфатазы сыворотки. Полученные данные не свидетельствуют в пользу модифицирования обследования или лечения женщин со скрыто протекающим раком молочной железы, пока не доказан минимальный рак. У женщин с минимальным раком предоперационное радиоизотопное исследование скелета, возможно, не является необходимым.
Гамартома молочной железы — диагностические наблюдения в 16 случаях (Hamartoma of the Brealt: Diagnostic Observations of 16 Cases). Гамартомы молочной железы макроскопически представляют собой ограниченные опухолевидные образования, состоящие из протоков и долек железы в сочетании с различными количествами фиброзной и жировой ткани. Часто принимаются за фиброаденому или дисплазию молочной железы. Christian Hessler, Pierre Shnyder и Luziano Ozzello из Лузаннского университета [Radiology, 126, 95—98, January, 1978] описали результаты исследования 16 больных, у которых диагноз был поставлен рентгенологически, из общего числа в 10 000 последовательно произведенных в течение 1967—1976 гг. маммографий. Средний возраст больных — 45 лет. У большинства в анамнезе были беременности. Единственной жалобой было наличие опухоли. Наибольший размер опухоли варьировал от 3 до 13 см. Опухоли не имели какой-либо характерной локализации в железе.
Хотя клинические проявления опухолей нехарактерны, рентгенологическая картина может быть типичной, особенно если участок поражения выглядит полностью отделенным от ткани молочной железы, что создает впечатление наличия «капсулы». Степень плотности варьирует, что зависит от содержания жировой ткани. Большинство наблюдавшихся изменений были богаты тканью молочной железы и плотны. Гамартомы не замещают ткань железы, но раздвигают и смещают ее. После их удаления ткань молочной железы расправляется и выглядит нормальной (рис. 226). Термографическая картина весьма различна. Гистологически представлен весь спектр диспластических изменений. Если участок поражения удаляется полностью, гамартома легко отличима от фиброаденомы и дисплазии молочной железы.
Термин «гамартома» большей частью адекватно отражает существо изменений. Рентгенолог часто оказывается первым, кто имеет возможность распознать заболевание. Маммографическая картина гамартомы настолько отчетлива, что можно отказаться от удаления ее у больных, которые не предъявляют жалоб.

Другие интересные сообщения: Т. С. Case «Adenocarcinoma of Breast Arising in Adenoma». (N. Y. State J. Med., 77, 2122, 1977) и E. R. Fisher и coавт. «Clinical, Radiologic and Therapeutic Aspects of Angiosarcoma of Breast». (Chirurg, 48, 395, 1977), «The Histopathology of Mammographic Patterns» (Amer. J. Clin. Pathol., 40, 2087, 1977), R. L. Egan и R. C. Mosteller «Breast Cancer Mammography Patterns» (Cancer, 40, 2087, 1)977) и M. D. Lagios «Multicentricity of Breast Carcinoma Demonstrated by Routine Correlated Serial Subgross and Radiographic Examination» (Там же, с. 1726). — W. M. W.