Содержание материала

Исследования последних лет убедительно показывают важную роль нарушений иммунитета в патогенезе психических заболеваний (Μ. Е. Вартанян, 1962, 1983; З. П. Гуревич, С. С. Либих, 1974; Л. Н. Фонталин, Л. А. Певницкий, 1978; В. С. Шапошников, А. В. Олейник с соавт., 1981; С. Ф. Семенов, К. А. Семенова, 1984). Вместе с тем, многие интимные механизмы иммунопатологии при психических заболеваниях малоизучены, а при ФШ, ЗНС и ГАР практически не изучались.
С целью уточнения роли иммунных нарушений в патогенезе данных форм патологии было проведено развернутое иммунологическое исследование (И. В. Домашнева, Б. Д. Цыганков, 1994). В его структуру, помимо общепринятых методов оценки состояния неспецифического иммунитета (определение отн. кол-ва Т, В-лимфоцитов, хелперов, супрессоров, содержания иммуноглобулинов М, G, А, титра комплемента, состояния фагоцитоза и нейтрофилов), вошли специальные иммунологические тесты для определения выраженности гуморальной сенсибилизации к тканевым аутоантителам различных структур головного мозга (Г. М.), аорте, поперечнополосатым мышцам и нейролептикам в реакции потребления комплемента в лизисе лейкоцитов.
Предварительный анализ показателей клеточного и гуморального неспецифического иммунитета у больных ФШ, ЗНС и ГАР не выявил существенных межгрупповых различий, в связи с чем весь исследованный контингент больных был объединен в общую группу (57 чел.)
В табл. 16 приведены данные о состоянии клеточного иммунитета при различных синдромах в фебрильный и постфебрильный периоды болезни.
Как следует из представленных данных, большинство исследованных показателей клеточной иммунореактивности, несмотря на отсутствие статистически значимых различий, закономерно отражает общую тенденцию к более выраженным отклонениям от нормы в период развития комы.
Среди особенностей нарушений клеточного иммунитета обращает на себя внимание значительное угнетение функции фагоцитов во всех периодах болезни (Р<005), снижение числа Е-нейтрофильных розеткообразных клеток в коматозном периоде (Р<0,001), а также достоверное увеличение числа В-лимфоцитов (ЕАС-РОК) в постфебрильном периоде (р<0,001) — рис. 3.
Наибольший интерес вызывает изменения соотношения Т-лимфоцитов хелперов и супрессоров, имеющие нелинейный, волнообразный характер, отражающий подавление функции и снижение контроля Т-супрессоров за величиной Т-хелперов, что косвенным образом может указывать на возможность индукции аутоиммунных расстройств. Вероятность их развития наиболее отчетливо выражена при 4 и 5 синдромах фебрильного периода (рис. 4).
В табл. 17 приведена характеристика изменений содержания основных классов иммуноглобулинов и титра комплемента в различные стадии болезни.
Таблица 16
Состояние клеточного иммунитета у больных ФШ, ГАР, ЗНС (сводная таблица) в различные периоды болезни

Примечание: статистически не значимые различия (Р>0,05) не приведены.

По оси ординат — представленные усредненные показатели (усл. ед.).
По оси абсцисс — верифицированные психопатологические синдромы фебрильного приступа в динамике.

Рис. 3. Изменение числа Е-нейтральных розеткообразующих клеток и функции фагоцитоза в динамике фебрильных приступов (ФШ, ЗНС, ГАР)
Рис. 4. Изменение Т-супрессоров и соотношения Т-лимфоцитов хелперов и супрессоров в динамике фебрильных приступов (ФШ, ЗНС, ГАР)По оси ординат — представленные усредненные показатели (усл. ед.).
По оси абсцисс — верифицированные психопатологические синдромы фебрильного приступа в динамике.

 
Как следует из представленных данных, динамика изменений показателей гуморального иммунитета имеет сходный характер с параметрами клеточного иммунитета и отражает статистически недостоверную тенденцию к их снижению в период развития комы (рис. 5). Исключение составляет лишь динамика изменений величины титра комплемента, достаточно снижающегося в период развития комы (Р<0,005) и компенсаторно нарастающего выше значения нормы в постфебрильном периоде (Р<0,005) (синдром 9) — рис. 6.
Необходимо отметить, что описанная выше динамика изменений показателей гуморального иммунитета имеет более отчетливую тенденцию в сторону снижения Ig G у больных буллезным дерматитом, достигая статистически значимых различий по сравнению с нормой в период аменции и комы (Ig G 8,8±0,14; Р<0,005).

По оси ординат — представленные усредненные показатели (усл. ед,).
По оси абсцисс — верифицированные психопатологические синдромы фебрильного приступа в динамике.
Изменение концентрации иммуноглобулинов в сыворотке крови в динамике фебрильных приступов
Рис. 5. Изменение концентрации иммуноглобулинов в сыворотке крови в динамике фебрильных приступов (ФШ, ЗНС, ГАР)
Рис. 6. Изменение величины титра комплемента в динамике фебрильных приступов (ФШ, ЗНС, ГАР)

По оси ординат — количество титра комплемента в %.
По оси абсцисс — верифицированные психопатологические синдромы фебрильного приступа в динамике.

 
Исследование частоты развития гуморальной сенсибилизации к различным аутоантителам Г. М., аорте, мышцам и нейролептикам (аминазин, галоперидол) позволило получить следующую информацию (табл. 18) Как следует из представленных в табл. 18 данных, частота выявления аутоантител к различным структурам головного мозга (в диагностическом титре 1о92 АТ>Т = 2, норма = 0) варьирует в зависимости от верифицированного синдрома болезни от 0 до 66,6 %.
Наибольшая частота обнаружения гуморальной сенсибилизации к различным аутоантигенам головного мозга, варьируя в пределах от 33,3 % до 66,6 %, отмечалась при 3, 4 и 5 синдромах болезни, с максимумом выявления аутоантител к гипоталамусу (66 %) — рис. 7, и зрительному бугру (57,1 %) в период аменции и комы, а к коре Г. М. (50 %) при 3 (кататоно-онейроидном) синдроме. В эти же периоды болезни, помимо развития сенсибилизации к различным структурам головного мозга, в 16,6 % — 57,1 % случаев обнаруживались аутоантитела к мышцам и аорте (рис. 8).

По оси ординат — частота аутоантител в %.
По оси абсцисс — верифицированные психопатологические синдромы фебрильного приступа в динамике.
По оси ординат — представленные усредненные показатели (усл. ед.).
По оси абсцисс — верифицированные психопатологические синдромы фебрильного приступа в динамике.
Рис. 7. Частота выявления аутоантител к гипоталамусу в динамике фебрильных приступов (ФШ, ЗНС, ГАР)
Рис. 8. Частота выявления аутоантител к мышцам и аорте в динамике фебрильных приступов (ФШ, ЗНС, ГАР)
Таблица 17
Состояние клеточного иммунитета у больных ФШ, ГАР, ЗНС (сводная таблица) в различные периоды болезни


Примечание: статистически не значимые различия (Р>0,05) не приведены

Таблица 18
Частота выявления (%) гуморальной сенсибилизации к различным аутоантигенам г.м. и нейролептикам в реакции у больных ФШ, ТАР и ЗНС


По оси ординат — представленные усредненные показатели (усл. ед.).
По оси абсцисс — верифицированные психопатологические синдромы фебрильного приступа в динамике.
Рис. 9. Частота выявления аутоантител к тканевым аутоантигенам и к нейролептикам в динамике фебрильных приступов (ФШ, ЗНС, ГАР)

Подтверждением болезни при 3, 4 и 5, 6 синдромах — 33,3 %, с последующим снижением до 16,6 % при 7 синдроме и полной регрессии в постфебрильном периоде (синдромы 8, 9) — рис. 9. При этом развитие сенсибилизации к нейролептикам преимущественно отмечалось у больных ЗНС и ГАР, длительно получавших эти средства. У больных ФШ, не получавших нейролептиков, развития к ним сенсибилизации во всех периодах болезни выявлено не было.
При анализе особенностей развития гуморальной сенсибилизации к тканевым аутоантигенам и нейролептикам установлен ее полиспецифический характер, отражающий системность и распространенность аутоиммунного процесса у исследованных нами больных. 

В отличии от сенсибилизации к тканевым аутоантигенам, увеличивающейся по мере нарастания тяжести клинических симптомов этого положения может служить тот факт, что в 78,6 % случаев при 3, 4, 5, 6 синдромах болезни обнаруживается полиспецифическая сенсибилизация, одновременно к 2 и более аутоантигенам головного мозга, поперечно-полосатой мускулатуре и аорте. Сочетанное развитие сенсибилизации к нейролептикам и тканевым аутоантигенам отмечалось в 33,3 % случаев при 3, 4, 5, 6 синдромах, с последующей редукцией до 16,6 % при 7 синдроме и полной регрессией в постфебрильном периоде (синдромы 8, 9).
Поиск возможных взаимосвязей между частотой развития полисенсибилизации к различным тканевым аутоантигенам и нейролептикам с тяжестью клинических проявлений болезни позволил установить между ними прямую зависимость. 

Так, у больных с легким течением болезни, как правило, отмечалось моносенсибилизация или сенсибилизация к 2 аутоантигенам Г.М. (преимущественно к лобной доле и коре головного мозга), у больных со средне-тяжелым течением к 3 тканевым аутоантигенам или нейролептикам (к гипоталамусу, зрительному бугру и аминазину), а у больных с тяжелым течением, с непрогнозируемым исходом болезни более, чем к 4 тканевым аутоантигенам, причем не только головного мозга и нейролептикам, но и к мышцам и аорте.
Основываясь на этих данных, а также на описанном выше факте угнетения функции Т-лимфоцитов супрессоров, патогенез фебрильного лечения приступов при ФШ, ЗНС и ГАР можно рассматривать с позиций аутоиммунной патологии, а именно, как аутоиммунный энцефалит с преимущественным поражением гипоталамуса. При этом, у больных с ГАР, осложненных буллезным дерматитом, имеющих аутоантитела к мышцам и сосудам, его проявление может объясняться присоединением аутоиммунного дерматомиозита. Ό6 этом также свидетельствует тот факт, что у всех больных буллезным дерматитом поражение затрагивало не только поверхностные слои кожи, ио и мышцы, с образованием глубоких проникающих язв и лизисом миофибрилл в зоне альтерации.