Содержание материала

Критериями разграничения фебрильного и постфебрильного периодов являлись нормализация температуры и уменьшение соматовегетативных нарушений. Характер терапии в постфебрильном периоде зависел от особенностей психопатологического и неврологического статуса больных, вида клинических форм патологии. Наряду с этим, были использованы и общие подходы к лечению.
Так, независимо от структуры постфебрильного приступа, в течение месяца продолжали лечение ноотропами и транквилизаторами, в связи с тем, что во всех случаях отмечались астенические, вегетативные и психоорганические нарушения. Дозы и выбор препаратов зависел от выраженности вышеперечисленных нарушений. Из группы ноотропов использовали: ноотропил 1200—2400 мг в сутки, пантогам 3000—6000 мг в сутки, энцефабол 300 мг в сутки. Из транквилизаторов наиболее эффективными явились препараты с вегетостабилизирующим действием (седуксен 10—15 мг в сутки, феназепам 1,5—2 мг в сутки, грандаксин 20/30 мг в сутки).
У больных с аффективными расстройствами в постфебрильном периоде применяли дополнительно антидепрессанты при депрессии и литий при мании. Из антидепрессантов использовали пиразидол 150—350 мг в сутки и инказан 150—200 мг. Литий применяли в дозе 900—1200 мг в сутки под контролем его концентрации в плазме крови.
Больным с редуцированными психотическими сложными синдромами, наряду с назначением транквилизаторов и ноотропов, проводили два вида терапии — нейролептическую и электросудорожную.
В антипсихотической терапии предпочтение отдавали «малым» нейролептикам (Г. Я. Авруцкий, А. А. Недува, 1981) — френолону, сонапаксу, а также эглонилу, лепонексу, а также транквилизатору — феназепаму, обладающему антипсихотическим эффектом (Ю. Л. Нуллер, В. А. Тогилов, 1980). «Лишь больные фебрильной шизофренией хорошо переносили в постфебрильном периоде такие препараты как стелазин, галоперидол и др. в небольших дозах — до 10 мг. В то же время их назначение больным с нейролептическими осложнениями (в 65 % случаев) усиливали психотические, экстрапирамидные, вегетативные расстройства. Больным, перенесшим осложнения нейролептической терапии, при аффективных и аффективно-бредовых расстройствах (последнее синдромологическое определение включает в себя различные варианты редуцированных шизоаффективных синдромов) во всех случаях оказалась необходимой коррекция экстрапирамидных расстройств. Для этого назначали циклодол 10—16 мг в сутки, акинетон 10—15 мг в сутки.
Уменьшение выраженности экстрапирамидных нарушений совпадало с редукцией психотических расстройств. Эффективность различных вариантов терапии в постфебрильном периоде по оценке его длительности представлены в табл. 34—38.
Как видно из табл. 34, 35 ЭСТ значительно (в 2 раза) сокращает продолжительность постфебрильного периода при сложных синдромах у больных фебрильной шизофренией с приступообразно-прогредиентным течением и существенно — при периодическом течении. Различия статистически достоверны (Р<0,001). Более продолжительный постфебрильный периоде аффективно-бредовой структурой был у больных с приступообразно-прогредиентным течением по сравнению с периодическим (21,81 ±1,28 и 53,08±8,12 соответственно при Р<0,001), что объясняется большей прогредиентностью процесса. Длительность аффективных растройств у больных фебрильной шизофренией была менее продолжительна, чем при сложных синдромах, и примерно одинакова при обоих типах течения болезни.
Те же закономерности были выявлены при анализе эффективности терапии в постфебрильном периоде у больных с ЗНС (табл. 36, 37).

Таблица 34
Длительность постфебрильного периода при различных видах терапии фебрильного приступа в постфебрильном периоде у больных фебрильной шизофренией с периодическим течением (в днях)

Таблица 35
Длительность постфебрильного периода при различных видах терапии фебрильного приступа в постфебрильном периоде у больных фебрильной шизофренией с приступообразно-прогредиентным течением (в днях)

Таблица 36

Длительность постфебрильного периода при различных видах терапии фебрильного приступа в постфебрильном периоде у больных фебрильной шизофренией с периодическим течением (в днях)

В группе больных фебрильной шизофренией с ГАР (табл. 38) эти закономерности подтвердились, а в группе больных с изначально нефебрильным течением приступов сравнение оказалось невозможным. Причиной этого явилась тотальная непереносимость ими нейролептиков и в этом периоде. Таким образом, ЭСТ оказалась основным методом лечения. Для достижения эффекта при проведении ЭСТ в постфебрильном периоде у больных с ГАР требовалось большее число сеансов — 10—15. Анализ терапии во всех 3 группах больных с фебрильным течением показал, что проведение методов интенсивной инфузионной терапии в фебрильном периоде приступа позволяет значительно снизить риск летального исхода при данной патологии.

 Таблица 37
Длительность постфебрильного периода при различных видах терапии ЗНС в постфебрильном периоде у больных шизофренией с приступообразно-прогредиентным течением (в днях)

Для правильного ведения больных с этой формой патологии необходимо использовать описанные в главе II, III клинические и биологические предикторы и признаки, позволяющие прогнозировать развитие фебрильных приступов как спонтанных, так и ятрогенных, а также правильно их квалифицировать.
Можно с уверенностью утверждать, что изменение терапевтической тактики с отменой нейролептиков в дофебрильном периоде на стадии экстрапирамидно-психотических обострений, позволил бы избежать развитие ЗНС и ГАР. Отмена нейролептиков в первые дни фебрильного периода приступа предотвратила бы в большом проценте случаев тяжелое течение приступов и полностью развитие ГАР. Значительное место в лечении больных с риском возникновения первых фебрильных приступов и, тем более уже их перенесших, в качестве превентивных мер по их развитию должна занимать ЭСТ. ЭСТ оказалась эффективной в зависимости не от сроков течения фебрильных приступов, а от определенных клинических показателей (психопатологических и соматических). 
Таблица 38
Длительность постфебрильного периода при различных видах терапии ГАР в постфебрильном периоде (в днях)

Кроме того, ЭСТ во всех случаях сокращала продолжительность фебрильного и постфебрильного периодов и приступа в целом.
Следует также отметить, что драматичность ситуации, в которой находились больные, вызвала ряд ипохондрических установок как у больных, так и у близких их родственников со склонностью к выработке «щадящего» режима, что потребовало проведения методов психотерапии. В результате все выздоровевшие больные вернулись к прежним занятиям без снижения социального уровня.