Содержание материала

Здоровье людей, перенесших ОЛБ, находится под постоянным контролем. После клинического выздоровления вначале было ограничение по режиму труда. В первые 5 лет 16 человек, из перенесших ОЛБ, были переведены на инвалидность. Пострадавшие не менее 2-х раз в год в первые 5 лет проходили обследование в специализированных стационарах Москвы и Киева. Полное восстановление здоровья осуществлялось медленно и требовало постоянного лечебного вмешательства. За прошедшие 11 лет 15 из 237 пациентов с первичным диагнозом ОЛБ умерли. Их смерть не всегда была вызвана исходной тяжестью ОЛБ, но исключать роль аварии не следует. Действительно, 6 из 15 умерших не имели верифицированного диагноза ОЛБ. Состояние других 9 человек было в общем удовлетворительное, их регулярно обследовали. Причинами смертей были общесоматические заболевания, отравления, травмы.
Наиболее пораженные и пережившие первые 10 лет после аварии 199 человек (имевшие первичный диагноз ОЛБ) [198] в настоящее время страдают от многих видов болезней, нуждаются в современном лечении и повторной профилактике. Наблюдение за ними необходимо обеспечить на предстоящие 20-30 лет [191, 192].
Определенную настороженность вызывает состояние здоровья другой группы ликвидаторов, работавших в 1986-1987 гг. в 30-км зоне вблизи разрушенного реактора. У этих лиц поглощенные дозы, несмотря на запрет Минздрава СССР, за сравнительно короткое время могли иногда превышать 250 мЗв. Согласно данным РГМДР на 01.01.2000 г. имеется информация на 179993 участников ЛПА включая около 20000 в ведомственных регистрах и 12500 в Украинском клинико-эпидемиологическом регистре [191, 202]. Среди ликвидаторов 90% мужчины в возрасте 30-50 лет, 7% — моложе 30 лет и 4% — старше 50 лет. Средняя доза по когорте 165 мЗв четко связана с периодом работы. Чем раньше был осуществлен въезд в зону, тем большее число ликвидаторов подверглось облучению дозой >50 мЗв. Материалы табл. 3.73, подготовленные по данным РГМДР, показывают, что средние дозы у работавших в 1986 и 1987 гг., составили соответственно 165 и 35 мЗв по внешнему облучению.

Таблица 3.73
Распределение участников ЛПА по диапазонам индивидуальных доз, % от числа участников ЛПА [203]


Диапазон доз, мЗв     

1986 г.

1987 г.

Менее 50

10

18

50 - 250

85

80

250 - 500

5

1,5

Средняя доза за период работы

165

130

Несколько иные оценки распределения участников ЛПА по полученным дозам облучения и средним дозам за период работы даны в публикации [185].
 Хотя в структуре смертности участников ЛПА нет существенных отличий от структуры смертности среди мужского населения РФ, необходимо остановиться на частоте ЗНО с коротким латентным периодом - лейкемией и ЗНО щитовидной железы. Такой анализ на основе данных РГМДР был выполнен в 1995 г. [204 - 206]. Показано (рис. 3.28), что пик достоверного увеличения лейкемии возник только на 4-5-й год после радиационного воздействия с последующим снижением частоты заболеваний. Уверенность в однозначной связи этого заболевания с состоявшимся облучением настораживает, поскольку анализируются совместно все типы лейкемии: как связанные с облучением острые лейкозы, так и несвязанные - хронические лимфоидные лейкемии. При этом соотношение двух типов лейкемии в общем количестве 48 случаев не приводится. Тем не менее, авторы сопоставляют радиационный риск лейкемии у участников ЛПА и в когорте облученных японцев LSS (табл. 3.74).

Рис. 3.28. Прогнозы и фактические данные показателей частоты (SIR) лейкемии у ликвидаторов

Таблица 3.74
Радиационный риск лейкемии у участников ЛПА [204]

Избыточный относительный риск возникновения лейкемии среди участников ЛПА и японцев составляет соответственно 4,30 и 2,80 на 1 Гр и атрибутивный риск 81 и 88%. Эти материалы с учетом различий в типах лейкемии могут косвенно свидетельствовать об  отсутствии лейкомогенного влияния низких доз облучения. Это особенно показательно в свете известных данных об отсутствии учащения лейкемии при дозах, меньше 250 мЗв [207].
На 01.01.1995 г., т. е. через 8 лет после аварии по данным РГМДР у участников ЛПА выявлено 47 случаев ЗНО ЩЖ. Из них: 42,8% - фолликулярные раки, 33% — папиллярные и 14,3% — другие формы карциномы. У ЛПА, работавших в 1986 и 1987 гг., раки ЩЖ чаще возникали начиная с 5 года после контакта с излучениями (первое статистически достоверное увеличение), когда на 105 человек возникло 9 случаев, а через 7 лет 14 случаев, затем к 8 году частота снизилась до 8 случаев [204, 208]. Материалы табл. 3.75 показывают, что частота возникновения ЗНО ЩЖ у ликвидаторов существенно зависела от сроков участия в работах по ЛПА.
Таблица 3.75
Частота возникновения рака щитовидной железы от времени работы участников ЛПА [204]

* Частота в контроле у мужчин в возрасте 30-39 лет составляет 1,43 (0,7-2,2) 10-5

Действительно, риск возникновения рака ЩЖ у работавших в апреле-июне 1986 г. составил (2-2,8)10-3 Гр-1 внешнего облучения, а у работавших в августе-декабре 1986 г. - (0,9+1,3) 103 Гр1-1 внешнего облучения. У работавших в 1987-1990 гг. частота рака ЩЖ на 1 Гр дозы внешнего облучения составляла (1, l-s-1,8) 10_3. Следовательно, повышенная частота возникновения рака ЩЖ у работавших в апреле-июне 1986 г. может быть объяснена облучением за счет 131I, депонированного в щитовидной железе. Расчеты риска возникновения рака ЩЖ у участников ЛПА приведены в табл. 3.76 [204]. Из нее следует, что хорошее совпадение частоты возникновения рака ЩЖ у ликвидаторов с оценками БЕИР-V, отнесенное к дозам внешнего γ-облучения как бы исключает роль фактора дозы в ЩЖ от инкорпорированного 131I. Приведенные выше расчеты, напротив, свидетельствуют об удвоении эффекта у работавших в условиях наличия 131I в воздухе.
Оценка общей онкологической заболеваемости и смертности среди участников ЛПА и радиационных рисков по данным РГМДР быта выполнена для 143032 человек, не болевших до аварии онкологическими заболеваниями. За 8-летний период после аварии у них диагностировано 1026 случаев заболеваний и 341 случай смерти. Наиболее распространенными были ЗНО органов пищеварения и брюшины (шифры 150-159 по МКБ-9), грудной клетки и органов дыхания (шифры 160-165 по МКБ-9). Авторы не нашли статистически значимой зависимости показателей заболеваемости и смертности от полученных доз или от времени начала работы в 1986-1990 г. 
Таблица 3.76
Радиационный риск возникновения рака щитовидной железы у участников за 1986-1994 гг. в сравнении с оценками БЕИР-V [204]

Показано наличие статистически значимых тенденций увеличения показателей с увеличением возраста работавших и с увеличением времени, прошедшего после аварии [209].
Проведенные оценки величины относительного риска на 1 Гр для заболеваемости и смертности свидетельствуют о тенденции роста показателей. Однако нижняя граница доверительного интервала оценки показателя смертности находится в отрицательной области, что не позволяет сделать однозначное заключение о достоверном росте показателя смертности. Авторы заключают, что к началу 1994 г. не представляется также возможным сделать вывод о статистически значимых связях относительного риска (как для смертности, так и для заболеваемости) от возраста, даты приезда в зону и длительности пребывания в ней [202].
Прогностическая оценка отдаленных последствий у участников ЛПА, выполненная на период до конца жизни, представлена на рис. 3.29 [209, 210, 169]. Видно, что ни по одному из исследованных показателей, включающих в себя лейкемию, солидные раки и наследственные нарушения, на протяжении первых 10 лет и последующих 75 лет не могут быть статистически выявлены отличия на фоне их спонтанных показателей.

Рис. 3.29. Прогнозы возможных отдаленных последствий у ликвидаторов по сравнению со статистическими показателями