Содержание материала

Впервые в мировой практике отечественными учеными была разработана “инструкция по проведению йодной профилактики в случае аварии ядерного реактора”, официально утвержденная в открытом порядке Министерством здравоохранения СССР 27 декабря 1967г. Через 3 года в декабре 1970г. МЗ СССР были утверждены открытые “Временные методические указания для разработки мероприятий по защите населения в случае аварии ядерных реакторов” [157, 283].
За 5 лет до Чернобыльской аварии Министерством здравоохранения СССР были утверждены рекомендации [284], содержащие критерии по принятию решения о введении йодной профилактики и схеме ее проведения. Принципиальные исходные положения заключались в следующем:

  1. йодная профилактика наиболее эффективна при заблаговременном применении или в первые часы после радиоактивного загрязнения. Например, при проведении профилактики через 6 ч после прохождения радиоактивного облака доза на щитовидную железу от ингаляционного поступления 131I может быть снижена на 50%;
  2. в связи с тем, что оперативные данные о радиационной обстановке могут поступать с запозданием, решение о введении йодной профилактики может основываться на предварительных оценках ожидаемых доз без подтверждающих измерений;
  3. в первую очередь йодная профилактика должна проводиться среди детей и взрослых, у которых ожидается доза на щитовидную железу более 0,3 Гр;
  4. пищевой путь поступления 13Ч с загрязненными продуктами питания и, в первую очередь, с молоком может быть наиболее значимым в облучении щитовидной железы. Эффективными мероприятиями по ограничению этого пути поступления являются: запрет на потребление загрязненного молока, использование чистых кормов и фуража для молочного стада.

К рекомендациям были приложены инструкции по применению таблеток йодида калия и оценке поглощенных доз облучения щитовидной железы по измерениям мощности дозы от инкорпорированных в щитовидной железе радиоизотопов йода. Однако рекомендации имели гриф “Для служебного пользования” и к моменту Чернобыльской аварии отсутствовали во многих практических учреждениях здравоохранения.
Наиболее оперативным путем выделения территорий, где должна проводиться йодная профилактика, могло бы явиться зонирование территорий по мощности дозы γ-излучения. В работах [285, 283] оценивались коэффициенты связи между мощностью дозы через 24 ч после аварии и ожидаемой дозой на щитовидную железу для четырех аварийных сценариев:

  1. проектной аварии (ПА) с выходом ИРГ и 131I на уровне 0,1% полного выброса;
  2. максимальной проектной аварии (МПА) с выбросом ИРГ и смеси радиоизотопов йода (35% 131I);
  3. гипотетической аварии (ГА) с выбросом радиоактивных веществ суммарной активностью около 10% общей активности веществ, содержащихся в реакторе, и
  4. максимальной гипотетической аварии (МГА) с выбросом радионуклидов во внешнюю среду.

В табл. 3.98 приведены граничные значения мощности дозы γ-излучения на местности, которые могли бы служить ориентирами для организации йодной профилактики [285].

Таблица 3.98 Граничные значения мощности дозы γ-излучения через 24 ч после аварии, мРч-1, для зонирования территории с целью ограничения внутреннего облучения от радиойодов [285]


Зона

Уровень вмешательства (доза на ЩЖ детей, Гр)

Путь поступления

Тип аварии

ПА

МПА

ГА

МГА

Экстренных аварийных мер

2,5

Ингаляционный

50

90

190

140

Профилактики

0,25

Ингаляционный

5

9

19

14

Ограничений

0,25

Пероральный

0,06

0,09

0,19

0,14

Сравнение критериев, приведенных в табл. 3.98 (столбец ГА), с реальными значениями мощности дозы после Чернобыльской аварии [10] свидетельствует о том, что зона йодной профилактики по купированию ингаляционного фактора, в основном, укладывалась в циркульную 30-км зону. Этот вывод подтверждается данными по плотности загрязнения местности131I. Наглядно это проиллюстрировано на рис. 3.36, где ретроспективно указана граница выпадений |311 активностью 300 Кикм2 (по состоянию на 10 мая 1986 г.), соответствующая зоне профилактики [286].
Очевидно, что эта экстренная йодная профилактика должна была быть завершена в первые двое суток после аварии, по крайней мере, для всего детского контингента 30-км зоны (около 30 тыс. чел.).
В действительности, йодная профилактика населения в первые дни после аварии была проведена только в г. Припять. Анкетный опрос 854 жителей показал, что 73% из них принимали препараты стабильного йода, в том числе около 60%, начиная с 26 апреля [282]. Для лиц, принимавших препараты 26 и 27 апреля, дозы облучения были в 2,3 раза ниже доз, полученных жителями, не охваченными этим мероприятием в доэвакуационный период. Однократное проведение профилактики только 26 или 27 апреля давало примерно равный эффект снижения дозы в 1,6—1,7 раз.

В сельских населенных пунктах йодная профилактика была проведена с задержкой и в недостаточном объеме. Например, в южных районах Белоруссии по данным опроса [287] среди детей, потреблявших молоко, около 68% было охвачено йодной профилактикой, начиная с 28 апреля и позже. На рис. 3.37 приведен график проведения йодной профилактики и длительность ее применения. Видно, что около 75% детей принимали таблетки стабильного йода начиная с 2-4 мая 1986 г., около 67% продолжали прием препаратов в течение 2-5 сут. Согласно натурным наблюдениям и модельным расчетам [288], за первую неделю после разового выпадения формируется свыше 50% общего поступления 131I в организм человека с молоком при отсутствии любых ограничений.
Таким образом, в результате организационной неподготовленности недельная задержка в проведении йодной профилактики и неполный охват населения 30-км зоны позволили предотвратить не более 30% ожидаемой дозы на детский контингент за счет пищевой цепочки “пастбище-корова-молоко-человек”.

Рис. 3.37. Относительное распределение детей Брагинского, Наровлянского и Хойникского районов Гомельской области, охваченных йодной профилактикой по датам начала приема препаратов (а) и длительности применения препаратов (б)

Запаздывание противойодных мер защиты демонстрируется рис. 3.38, где показан диапазон доз на щитовидную железу эвакуированного населения Украины [289] в сравнении с критериями для принятия решений.
На остальных загрязненных сельских территориях вне 30-км зоны во всех трех республиках йодная профилактика практически не проводилась вплоть до середины мая и, ее запоздалое внедрение, которое осуществлялось в ряде мест в течение всего летнего сезона 1986 г., было уже неэффективно.

Рис. 3.38. Сопоставление доз облучения ЩЖ жителей 30-км зоны ЧАЭС с критериями для принятия решений

Верхняя оценка предотвращенной дозы для эвакуированного населения равна 15 тыс. чел.-Гр и для остального населения - 50 тыс. чел. -Гр.
Среди многих объективных и субъективных причин, приведших к запоздалому реагированию в отношении йодной профилактики, следует выделить три обстоятельства.
Во-первых, существовавшая строгая вертикаль принятия решений и секретность системы радиационной зашиты, сдерживавшая аварийное реагирование на местах.
Например, Министерство здравоохранения Украины получило сообщение о Чернобыльской аварии 27 апреля 1986г. и в отсутствие конкретной информации сконцентрировало свои усилия по организации йодной профилактики преимущественно в больших областных центрах и, в первую очередь, в Киеве. Ко 2 мая на Украине удалось нарастить достаточные запасы таблеток йода до 7 млн. . штук. По заявлению Минздрава Украины, в целом, йодной профилактикой было охвачено 4 283 500 чел., в том числе 699 000 детей [290]. Однако селективного внедрения профилактики в наиболее загрязненных сельских районах реализовать так и не удалось.
Правительственная медицинская комиссия по ликвидации аварии на ЧАЭС впервые обратилась к проблеме йодной профилактики на заседании 1 мая 1986 г., где обсуждался вопрос о возможности применения препаратов йодида натрия, предложенных США. и проведение профилактики в районе размещения Смоленской, Ровенской и Нововоронежской АЭС. На последующих заседаниях вплоть до 8 мая обсуждались вопросы наработки йодных препаратов, их распределения и инструкций по применению для местных медико-санитарных служб.
Оперативная группа Политбюро ЦК КПСС рассмотрела вопросы обеспечения йодной профилактики 7 и 12 мая 1986г.
Таким образом, рефлекторное самостоятельное реагирование местных исполнительных органов существенно сдерживалось союзными и республиканскими властями из-за опасения панических настроений на обширных загрязненных территориях.
Во-вторых, местные службы гражданской обороны оказались неподготовленными в методическом и организационном плане к широкому внедрению йодной профилактики.
В-третьих, резервных запасов йодных препаратов к моменту аварии было недостаточно, особенно в Белоруссии и западных областях России, а их получение задерживалось в связи с инерционностью централизованной системы снабжения.
Таким образом, централизация властных функций и ресурсов, оказавшаяся исключительно полезной при организации и проведении эвакуации, стала объективной помехой в отношении йодной профилактики.