Содержание материала

Злокачественные новообразования среди взрослого и детского населения: лейкемии, опухоли щитовидной железы, другие солидные опухоли
Главными отрицательными проявлениями облучений дозами, которые не вызывают детерминированных ответов, считаются стохастические проявления в виде злокачественных новообразований и генетических эффектов с врожденными пороками развития. Критическим контингентом при прочих равных условиях среди облученных являются дети. Согласно [236], смертность от ЗНО у детей России занимает 6 место после несчастных случаев, состояний в перинатальном периоде, врожденных пороков развития, болезней органов дыхания и инфекции. В возрасте от 5 до 14 лет смертность от ЗНО занимает 2-3 место.
Данные табл. 3.77 показывают, что через 5-8 лет после аварии онкологическая заболеваемость и смертность среди детского населения в загрязненных областях достоверно не отличается от аналогичных показателей по России в целом.

Таблица 3.77 Заболеваемость гемобластозами, острым лимфобластным лейкозом (ОЛЛ) и раком щитовидной железы среди детского населения на 105 человек через 8 лет после аварии [236]


Вид
патологии

Годы

Россия

Брянская, Орловская, Калужская, Тульская области

11 менее загрязненных областей

Все гемобластозы

1989-1993

4,76(4,6-4,9)

5,33(2,8-9,0)

4,6(2,3-6,7)

ОЛЛ

1989-1993

1,8(1,6-2,0)

2,5(0,73-4,6)

1,4(0—4,3)

РакЩЖ

1989-1993

0,08(0,07-0,10)

0,29(0-1,0)

0,05(0-0,57)

Показатели заболеваемости и смертности среди взрослого и детского населения в послеаварийный период не изменились по сравнению с предшествующим пятилетним периодом; как и прежде продолжается тренд подъема заболеваемости и смертности ежегодно. Настораживало увеличение выявляемости рака щитовидной железы у детей из 4 наиболее пострадавших областей, хотя увеличения в первые 8 лет были недостоверными. Показатели смертности зависят от возраста. Из табл. 3.78 следует, что в наиболее загрязненной Брянской области коэффициенты смертности в самом ранимом раннем детском возрасте не выше, а наоборот, в 2 раза ниже, чем по России в целом. По другим возрастным категориям различия незначительны.
Особое внимание уделяется анализу заболеваемости населения всеми ЗНО, лейкемией, опухолями легких и опухолями молочной железы. Материалы табл. 3.79 показывают, что на Украине среди населения всех возрастов у мужчин и женщин происходит увеличение суммы ЗНО, начиная с 1980 г. Это увеличение происходит с одинаковой скоростью как в целом по Украине, так и в отдельных областях и в шести загрязненных областях.  Таблица 3.78
Частота ежегодной смертности на 105 человек среди лиц разного возраста в послеаварийный период [236, 203]


Возраст, годы

Россия

Брянская область

Калужская область

0-4

744

349

300

5-9

25,5

51

64

10-14

53

55

41

20-29

284

446

420

30-39

483

638

726

40-49

1056

1474

1467

50-59

2362

2873

3070

60-69

5313

5734

6575

70-79

12682

12720

13720

>80

31006

35200

36950

Таблица 3.79
Частота заболеваемости ЗНО на 105 населения в период с 1980 г. на Украине [230]

При этом абсолютное количество суммы ЗНО, как и гемобластозов у мужчин выше, чем у женщин. Темп прироста ЗНО у мужчин также выше, чем у женщин.
Показатели заболеваемости в Беларуси за 10 лет до и 10 лет после аварии приведены в табл. 3.80. Видно, что в послеаварийный период происходит достоверное учащение заболеваемости по всем видам злокачественных опухолей как у мужчин, так и у женщин. При этом в наиболее загрязненной Гомельской области абсолютные показатели заболеваемости не различаются по частоте солидных опухолей и лейкемии, имеющей сравнительно короткий латентный период. В этом отношении данные по Беларуси не отличаются от данных по России и ее загрязненным регионам и от данных по Украине и ее загрязненным областям [227, 229, 230].

Таблица 3.80
Частота заболеваемости ЗНО в Беларуси до и после аварии на ЧАЭС [227]

* Достоверное увеличение по сравнению с доаварийным периодом.
Частота заболеваемости раком щитовидной железы в загрязненных районах, по общему мнению исследователей, увеличилась, начиная с 1990 г., т.е. через 5 лет после облучения щитовидной железы инкорпорированным радиоактивным йодом [237]. Однако представленные материалы неоднородны. Часто в них не приводятся поглощенные дозы излучения, иногда не приводится начальный возраст пациента, в других работах неизвестно количество лиц данного возраста, подвергшегося облучению.
Материалы табл. 3.81 показывают, что в загрязненных регионах частота ЗНО ЩЖ в послеаварийный период увеличивается только у лиц, имевших возраст от 0 до 14 лет на момент облучения. В других возрастных категориях превышение частоты со временем либо не происходило, либо встречалось спорадически, например, у 15-44-летних на 3 и 4-й год после аварии, у 45-69-летних на 2-й год, а у >65-летних - только на 6-й год после аварии. Подобная не систематичность так же как и отсутствие случаев рака ЩЖ у лиц пожилого возраста в отдельные годы, свидетельствует о случайности “выбросов” в отдельные годы.
Таблица 3.81
Повозрастные показатели заболеваемости раком ЩЖ в шести загрязненных регионах Украины на 105 человек данного возраста [230]

Учащение случаев рака ЩЖ в России отмечено в наиболее загрязненной Брянской области [237]. При этом не всегда возможно стандартизовать показатели заболеваемости. На 30 случаев рака ЩЖ поглощенные дозы излучения составляли от <10 мГр до 2700 мГр. При этом число опухолей в каждой группе равнялось 6-10 случаям.
Как видно из табл. 3.82, длительность латентного периода в данном конкретном случае также не зависела от дозы и от возраста в момент облучения. Это удивительно и необъяснимо с позиций современных представлений радиобиологии и радиационного канцерогенеза.

Таблица 3.82
Рак щитовидной железы у детей Брянской области за 1990-1994 гг. [237]

В республике Беларусь к началу 1995 г. среди детского контингента из 332 заболевших дети младших возрастов составляли 251 и подростки — 81 человек [237]. При этом основная масса заболевших на момент аварии проживала в Гомельской области, подвергшейся наибольшему загрязнению, в Брестской области и в Витебской.
Таблица 3.83
Заболеваемость и показатель заболеваемости раком ЩЖ на 105 детей и подростков в регионах Беларуси с 3 по 9-й год после аварии [237]

Из табл. 3.83 следует, что максимальные показатели заболеваемости отмечены в Гомельской и Брестской областях. Обращает на себя внимание, что пик заболеваемости в этих двух областях совпадает по времени после аварии и подъем болезни наступает на 1-2 года раньше, чем в других регионах. Различие в латентном периоде может быть связано с различиями в дозах облучения у детей, проживавших в разных регионах. В экспериментах этот факт известен [238]. Наиболее полно представлены данные для детей подвергавшихся терапевтическому облучению рентгеновским облучением головы или шеи. Из 18920 обследованных детей, которым во время терапевтического облучения в 1955-1986гг. было в среднем от <1 до 7,4 года, обнаружено 277 раков ЩЖ и 487 доброкачественных опухолей ЩЖ (табл. 3.84).

Таблица 3.84
Новообразования ЩЖ у детей после локального облучения головы или шеи в 1955-1986гг. [237]

В скобках указано число обследованных (%) за весь период после облучения.
Из табл. 3.84 следует, что с возрастанием дозы облучения происходит учащение ЗНО ЩЖ от 0,4% при дозах 90-150 мГр до 1,1- 1,2% при дозах 1400-2900 мГр и до 7,02% при дозе 7800 мГр. При этом начальный возраст пациентов на момент облучения строго не проявляется. В отношении частоты доброкачественных опухолей ЩЖ можно констатировать их существенное увеличение только при достижении дозы 7800 мГр, когда у 12% обследованных были зарегистрированы доброкачественные опухоли ЩЖ.
Аналогичная ситуация имела место у населения на аттолах Ронгелап и Утирик. При дозах от 10 до 50 Гр (Ронгелап) обнаружили у 36% облученных (19 случаев), в основном адематозные узлы и аденомы и 5 папиллярных раков, т. е. соотношение -4:1, а при дозах от 1,5 до 14 Гр (Утирик) патология выявлена у 15% облученных. Соотношение нераковых изменений к раковым было 16:4 или 16:11. В последнем случае из 11 раков 7 не имели определенной идентификации. Важно, что зафиксированные папиллярные раки не вызывают клинических проявлений поражения, хотя не исключено, что под влиянием облучения развитие этих малых опухолей может усиливаться [231].
Имеется информация (табл. 3.85) о 40 случаях ЗНО ЩЖ у детей с известной дозой в ЩЖ. При группировке всех случаев раков ЩЖ по дозам обнаруживается очень четкая зависимость возрастания их частоты с увеличением дозы. При этом в расчете на 1 Гр поглощенной дозы в органе наблюдается обратная зависимость. Особенно резко “возрастает” выход на 1 Гр при самых низких дозах 0,066 и 0,015 Гр, достигающий соответственно 73 и 240 случаев на 104 облученных.

Таблица 3.85
Частота ЗНО ЩЖ у 40 детей в возрасте от 0 до 7 лет во время облучения [237]


Число случаев

Доза, Гр

Частота на 10 4 облученных

Частота на 10 4 в расчете на 1Гр

3

0,015(0,012-0,021)

3,6(1,5-7,5)

240

3

0,066(0,06-0,08)

4,8(1-10)

73

5

0,210(0,19-0,22)

10,2(1-23)

48

17

0,42(0,30-0,65)

15,6(4-38)

37

6

0,78(0,70-0,90)

20,8(6-40)

27

6

1,57(1,10-1,90)

15,5(10-30)

10

К странному или точнее неожиданному выводу о связи частоты рака ЩЖ с поглощенной дозой приводит анализ данных Якоба [60].
Как видно из табл. 3.86, авторы, используя существующие модели, пришли к выводу о том, что избыточный абсолютный риск в расчете на 1 Гр не зависит от поглощенной дозы в щитовидной железе в диапазоне от 0,05 до 3 Гр. А в табл. 3.85 минимальная поглощенная доза 0,015 Гр оказалась в расчете на 1 Гр самой поражающей. Вероятно, оценка поглощенных доз была ниже реальных, особенно в случае низких доз.

Таблица 3.86
Рак щитовидной железы и риск для детей в возрасте 0-18 лет во время Чернобыльской аварии в 2729 населенных пунктах России и Беларуси к 1991-1995гг. [239]


Доза в щитовидной железе (Гр)

Человеке лет под риском

Количество случаев

Ожидаемое количество случаев

Избыточный абсолютный риск (104 чел.-лет Гр)-1

0-0,1 (0,05)

1756000

38

16

2,6 (0,5-6,7)

0,1-0,5 (0,21)

1398000

65

13

1,9(0,8-4,1)

0,5-1,0 (0,68)

386000

52

3,6

2,0 (0,9-4,2)

1,0-2,0(1,4)

158000

50

1,5

2,3 (1,1-4,9)

>2,0 (3,0)

56000

38

0,5

2,4(1,1-5,1)

Аналогичный вывод сделан в докладе [240, 232], где было показано, что средняя доза у детей до 7 лет в загрязненных районах Гомельской области составляла 1 Гр, а 9% имели дозы 10-40 Гр. В пользу такого вывода косвенно свидетельствуют и мировые данные об отсутствии злокачественного перерождения тканей ЩЖ под влиянием диагностического и лечебного применения 131I у взрослых пациентов. Вместе с тем отмечалось, что у детей возникали раки ЩЖ после внешнего облучения головы, шеи, глоточных миндалин в дозах, больших 100 мГр. В большинстве случаев минимальные дозы, индуцирующие рак ЩЖ, приближались к 1 Гр [238, 241, 199].
Необычайно высокая частота возникновения рака ЩЖ почти в половине случаев характеризуется прямой инвазией в окружающие ткани, в ~60% обнаруживаются метастазы в лимфатические узлы. При гистологическом анализе 257 случаев верифицированных раков ЩЖ в Белоруссии, на Украине и в России обнаружено, что в 247 случаях, т. е. в 96% — это папиллярные раки, в 7 случаях (что характерно для облучения), т. е. в 2,7% — это фолликулярные и в 1,3% — медуллярные раки [232, 242, 243]. Эти соотношения косвенно подтверждают радиационную природу бластомогенеза тканей ЩЖ.
В структуре спонтанного рака ЩЖ преобладают фолликулярные и реже медуллярные раки, правда их латентный период может оказаться более длительным, чем для папиллярных раков [232]. Во всяком случае скрининг состояния ЩЖ среди лиц, подвергшихся воздействию радиоактивного йода в детском возрасте, необходимо продолжать в течение ближайших 20-40 лет для своевременного необходимого лечения.
Важно отметить, что несмотря на резко возросшую заболеваемость детей раком ЩЖ в Беларуси, например, показатели смертности практически не изменились и остались на доаварийном уровне, хотя за 20 лет до аварии был выявлен у детей 21 случай рака, а за 6 лет после аварии 332 случая заболеваний. За 9 послеаварийных лет зарегистрирован 1 случай смерти от папиллярной карциномы и 1 случай — от медуллярной карциномы. В обоих случаях была поздняя диагностика с генерализацией процесса [237]. Если учитывать показатели смертности от рака ЩЖ всех возрастов, то и в этом случае они с 1977 по 1995гг. составляли 0,6х10-5 (0,4-0,8). При этом показатель был различен у мужчин — 0,4 (0,2-0,7) и у женщин 0,8 (0,5-1,1) в целом, и в возрасте >65 лет соответственно 2,9 и 3,7 [228].
В последнем докладе НКДАР - 2000 г. [113] приведены данные по возникновению рака щитовидной железы, которые опровергают устоявшееся представление о большей чувствительности щитовидной железы детей. Материалы, опубликованные в НКДАР (табл. 3.87), показывают, что с 1990 по 1998 гг. число заболевших раком щитовидной железы, которым на момент аварии было от 0 до 15 лет, составило в трех государствах 972 случая, а находящихся в возрасте от 0 до 17 лет — 1791 случай! Значит за 2 более старших года возникло 1791-792=819 случаев. Что же это за особо чувствительный возрастной период — 16 и 17 лет? Вероятно обнаруженные различия связаны с разными методами диагностики или с разным учетом случаев заболеваний.

Таблица 3.87
Количество раков щитовидной железы у детей (на момент аварии) в период с 1990 по 1998гг. [243-246]


Страна

Возраст на момент аварии

0-15 лет

0-17 лет

Белоруссия

578

1067

Россия

26

205

Украина

368

519

Итого

972

1791

Эти количества раков обнаружены среди 1,3 млн. . детей в Белоруссии, 0,3 млн. . - в России и 9 млн. . - на Украине.
Возрастная канцерогенная чувствительность щитовидной железы подвергается сомнению, так как индукция опухоли в расчете на 1 Гр слабо зависит от возраста [247]. Совершенно очевидно, что высокий выход рака у детей младших возрастов обусловлен большей концентрацией 131I в железе у детей и соответственно большей поглощенной дозой излучения.
В табл. 3.88 показано, что при поглощенной дозе < 0,3 Гр частота ЗНО ЩЖ при плановом эндокринологическом обследовании людей сопоставимого возраста и при случайном обнаружении и при обследовании лиц с увеличенной железой или с наличием узлов чаще выявляется в контроле. При больших дозах, наоборот, рак ЩЖ в контроле выявляется реже [248]. Это свидетельствует о бьльшем влиянии доз облучения на индукцию рака ЩЖ.

Таблица 3.88
Относительный риск рака щитовидной железы у детей в Белоруссии в сопоставлении с контролем, идентичным по возрасту, месту жительства и полученной дозе [248]


Обстоятельства установки диагноза

Число случаев или контролей с данной величиной реконструированной дозы на щитовидную железу от 131I, Гр

<0,30

0,30-0,99

>0,99

Всего

Риск*

Плановое эндокринологическое обследование

 

Случай

32

16

15

63

2,1

Контроль

43      |       16      1      4
Случайное обнаружение

63

(1,0-4,3)

Случай

13

4

2

19

8,3

Контроль

18

1

0

19

(1,1-58)

Увеличение железы или образование узлов

 

Случай

19

6

0

25

3,6

Контроль

23

2

0

25

(0,7-18)

Случай

64

26

17

107

3,1

Контроль

84

19

4

107

(1,7-5,8)

* При сравнении группы, получившей дозу <0,30 Гр, с двумя другими

группами, получившими большие дозы; в скобках указана величина 95%- ного доверительного интервала.

Динамика и частота заболеваемости раком ЩЖ у детей в России, Белоруссии и Украине представлены на рис. 3.31 и 3.32.
 Материалы рис. 3.31 показывают, что достоверное учащение раков щитовидной железы началось через 4 года после начала облучения ЩЖ, т. е. в 1990 г. и продолжает увеличиваться в Белоруссии, Украине и в России. Ежегодное число раков к периоду 1992- 1995гг. достигало соответственно 120,40 и 30 случаев. После 1995 г. происходит либо остановка прироста, либо уменьшение выхода. В расчете на 105 детей в возрасте от 0 до 14 лет на момент аварии максимальный выход в 1995 г. (9 лет после аварии) был в России -  11 случаев, меньший в Белоруссии — 6 случаев и менее 1 случая на Украине. Детальный анализ повозрастного выхода рака щитовидной железы у детей Белоруссии приведен в работе Кофлера [243].

Рис. 3.31. Распространенность рака щитовидной железы у детей, подвергшихся облучению вследствие Чернобыльской аварии в возрасте до 14 лет


Рис. 3.32. Число выявленных раков щитовидной железы после Чернобыльской аварии на 105 детей

Из гистограммы (рис. 3.33) видно, что у облученных в возрасте от 0 до 4 лет выход опухолей не только максимален, но рост продолжается вплоть до 1997 г., составляя 80 случаев, у детей возраста 5-9 лет к 1997 г. частота выхода, достигнув максимума в 1992-1995 гг. - 40 случаев в год к 1997 г. снизилась в 4 раза - до 20 случаев; а у детей старшей группы частота ежегодного выхода с 1994 г. держится на уровне 18-20 случаев. Вероятность увеличения выхода рака щитовидной железы возможна и в дальнейшем.

Рис. 3.33. Число диагностированных раков щитовидной железы в Белоруссии после Чернобыльской аварии

Материалы анализа стандартизованных показателей заболеваемости (СПЗ) раком щитовидной железы у взрослых женщин из Брянской, Калужской, Орловской и Тульской областей приведены на рис. 3.34.

Рис. 3.34. Стандартизованный показатель заболеваемости (СПЗ) раком щитовидной железы у женщин моложе 60 лет на момент установления диагноза в четырех наиболее загрязненных областях России (Брянской, Калужской, Орловской и Тульской) в сравнении с Россией в целом
Видно, что с 1985 по 1991 гг. СПЗ раком ЩЖ достоверно не отличается от среднего показателя по России в целом. Однако с 1992 по 1995-1996 гг. произошло увеличение СПЗ в 3,5 раза. Это несомненно связано с реализацией эффекта поглощенной дозы в ЩЖ женщин. Думается, что увеличение СПЗ рака ЩЖ у женщин и его отсутствие у взрослых мужчин связано с разной чувствительностью ЩЖ у мужчин и женщин, с большим спонтанным выходом рака ЩЖ у женщин. Об этом свидетельствуют также данные Астаховой и Анспо, показавших, что отношение частоты выхода рака ЩЖ женщин и мужчин соотносится как 1,1:1, а в работе Тронько [250] такое соотношение и в детском возрасте составляет 2,1:1 с колебаниями от 1,7:1 (до 4 летнего возраста) до 2,6:1 (у детей 5-9 лет).
Важно подчеркнуть, что по морфологическим признакам в 98% случаев раки были папиллярными [248]. Превышение абсолютного риска рака ЩЖ по обобщенным данным Рон [251] составившее 4,4 случая на 104 чел.-лет Гр-1 (98% Ди: 1,9-10,1), соответствует относительному риску, равному 7,7 Гр-1 (95% Ди: 2,1-28,7), согласуется с относительным риском данных Джекоба [252], равным 1,9-2,6.10-4 чел.-лет Гр 6 (95% Ди: 0,5-6,7). Небольшие различия могут быть связаны как с методом диагностики (скрининг), так и с точностью оценки поглощенной дозы.
Весьма показательны материалы проекта “Чернобыль-Сасакава”, выполнявшегося в 1991-1996 гг. При ультразвуковом исследовании щитовидной железы 119178 детей, которым во время аварии на ЧАЭС было от 0 до 10 лет у 45905 детей (38,5%) выявлены нарушения функций ЩЖ. Как видно из табл. 3.89, более 91% патологии составлял зоб. У 62 детей (0,13%) диагностирован рак щитовидной железы.
Из табл. 3.89 также следует, что в наиболее загрязненной Гомельской области зоб встречался реже всего, а узелковые образования и рак чаще всего. Именно две последних патологии можно связать с последствиями лучевого воздействия. Анализ содержания стабильного йода в моче свидетельствует о существовании отрицательной обратной связи с распространенностью зоба. Так, в наиболее эндемичной по стабильному йоду Киевской области частота случаев зоба оказалась максимальной - 53,9% и сочетается с минимальной частотой рака ЩЖ - 0,02%. Наоборот, в Гомельской области отсутствует дефицит йода, а частота зоба была минимальной -17,7% при максимальной частоте узелковых образований 1,8% и рака ЩЖ 0,19%. Полученные данные не согласуются с известным представлением о роли недостатка йода в развитии патологии ЩЖ и нуждаются в специальных, углубленных исследованиях.
Таблица 3.89
Частота аномалий щитовидной железы, диагностированных при ультразвуковом исследовании

 

Показатель заболеваемости на 103 обследованных детей

Область

Зоб

Измененная эхогенность

Кисты

Узелковые образования

Рак

Аномалии

Всего

Могилевская

219

11,9

1,9

1,0

0,08

1,5

235,38

Гомельская

177

48,6

6,3

17,7

1,9

7,3

258,80

Брянская

409

21,2

5,4

5,0

0,4

0,8

441,80

Киевская

539

30,3

2,1

1,7

0,2

0,4

573,70

Житомирская

377

4,3

5,9

2,3

0,3

1,02

390,82

Среднее

352

21,8

4,2

4,8

0,5

2,0

380,1

Общий %

91,5

5,5

1,10

1,25

0,13

0,52

100

Среди отдаленных последствий облучения помимо рака ЩЖ теоретически возможно ожидать повышение уровня острой миелоидной лейкемии и отдельных видов солидных опухолей. Подобные последствия описаны у жителей Хиросимы и Нагасаки, подвергшихся кратковременному (мгновенному) облучению с высокой мощностью дозы. Относительно близкие по мощности дозы облучения в случае аварии на ЧАЭС были только у лиц, работавших 26 апреля 1986 г. на самой станции. У ликвидаторов и у населения при всем разнообразии полученных доз облучения от 0,01 Зв до 1 Зв мощности дозы были ничтожно малы по сравнению с излучением атомных взрывов. Поэтому вероятность появления онкологических последствий очевидно должна быть меньше, чем в Японии. Кроме того, латентный период солидных опухолей больше 10 лет, а основной выход их происходит в течение 10-25 лет после воздействия. Учитывая наличие хронического облучения с постоянно спадающей мощностью дозы возможно не удастся в ближайшие десятилетия выявить появление солидных опухолей.
Наблюдаемая частота выхода лейкозов, опухолей с коротким 2-10-летним латентным периодом и всех других злокачественных опухолей на 1993-1994 гг. представлена в табл. 3.90 [253]. Материалы табл. 3.90 получены из канцеррегистров Белоруссии, чернобыльских регистров России и Украины. Видно, что среди ликвидаторов в Белоруссии выявлено меньше ожидаемого, а в России и Украине больше ожидаемого числа случаев ЗНО. Эти различия трудно объяснить другими причинами, кроме как качеством и структурой регистров в разных странах. Среди жителей загрязненных территорий различий риска как по всем ЗНО, так и по лейкозам выявить не удалось. 
Таблица 3.90 Заболеваемость ликвидаторов и жителей загрязненных районов лейкозом и другими видами злокачественных новообразований в 1993-1994 гг. [253]

* Коды международной классификации болезней: 204-208 - лейкоз.
** Коды международной классификации болезней: 140-208 - все ЗНО.
*** Мужчины, работавшие в 30-км зоне в 1986-1987 гг.

Стандартизованные показатели заболеваемости в трех странах также оказались одинаковыми. Это не удивительно, поскольку у 95% ликвидаторов дозы облучения были менее 100 мЗв при низкой мощности дозы. Для сравнения среди пострадавших от атомного взрыва жителей Японии минимальная доза, вызвавшая учащение лейкемии, составила 300 мЗв при большой мощности дозы.
Показатели общей заболеваемости раком (кроме лейкозов) среди российских ликвидаторов в 1989, 1991, 1993 и 1995 гг. составляли на 105 человек соответственно 152, 193, 177 и 390 случаев [254]. Последнее значение может быть связано с постарением контингента. В 1996 г. 43% случаев смерти было связано с сердечнососудистыми заболеваниями, 20% - со злокачественными новообразованиями и только 15% - с несчастными случаями и травмами, что подтверждает это предположение. В первые годы после аварии среди причин смерти, наоборот, превалировали травмы и несчастные случаи [255].