Содержание материала

В результате сброса вод, использовавшихся для охлаждения разрушенной активной зоны ЧАЭС, пруд - охладитель оказался сильно загрязненным радиоактивными веществами. Запасы радионуклидов в водоеме, по современным оценкам, составили: 137Cs - 1,3x1014 Бк (3,5 тыс. Ки), 90Sr - 3,0x1013 Бк (800 Ки), 239Рu - 1,1x1011 Бк (3 Ки) [9, с. 377]. Так как объем водоема 1,6x108 м3 и годовой расход воды из него за счет фильтрации (1-2)x108 м3 год1 близки, то существовала угроза миграции радионуклидов из пруда в р. Припять. В 1986 г. в качестве первоочередных работ по защите водных объектов от радиоактивного загрязнения была создана противофильтрационная стена вокруг АЭС — глиняная перемычка в грунте глубиной 30 м (запланированная длина — 8-8,5 км, фактическая - 2,8 км). Кроме этого, была предпринята попытка создания дренажной системы скважин протяженностью 5,5 км, в том числе вертикального дренажа: южный отсекающий дренаж — 54 скважины, береговой вертикальный дренаж р. Припять — 96 скважин.
Стоимость только создания дренажной завесы, так и не введенной в эксплуатацию, между прудом-охладителем и р. Припятью, составила около 22 млн.  руб. [9, с. 352], хотя прогнозы вторичного загрязнения Припяти [13] указывали на незначительность угрозы. Ожидаемое повышение суммарной β-активности вод р. Припять оценивалось величиной примерно 30 Бкм3 [14,15].
Таким образом, первые, сделанные в 1987-88 гг., научно обоснованные оценки миграции из пруда-охладителя в р. Припять показывали, что процессы фильтрации на расстояния порядка сотни метров являются медленными и, как минимум, не требовали оперативных действий. Последующие исследования в целом не привели к пересмотру данного вывода. В 1992-1997 гг. активность стока по Sr90 из водоема-охладителя составляла примерно (2+4)x1012 Бк [16].
Неадекватные преувеличения интенсивности миграции и большой эффективности рассматриваемых защитных мер существовали достаточно долгое время. В качестве примера можно привести оценку из работы [17, с. 86], в которой без каких-либо ссылок на результаты конкретных исследований, и тем более их научного анализа, утверждалось следующее: “По данным ГО СССР, применение фильтрующих дамб снижало содержание стронция в воде в 15 раз, 137Cs в 35 раз, мелких взвешенных частиц в 350-450 раз, а после прохождения воды через цеолит она практически полностью очищалась”.
В целом доля радионуклидов, мигрирующих по водным путям, оказалась не столь значительной, по сравнению с запасами 137Cs на загрязненных территориях, причем снижение стока растворимых форм 137Cs со временем было достаточно выраженным. За 10 лет после 1987 г. сток растворимых форм 137Cs с водами р. Припять, равно как и выход радионуклидов из Киевского водохранилища, уменьшились почти в 10 раз [16].
Итак, оценивая в целом весь комплекс водоохранных мероприятий, реализованных в зоне ЧАЭС, и анализируя их эффективность, следует признать, что масштабные и дорогостоящие меры, предпринятые в первый год после аварии, не дали должного защитного эффекта, а в ряде случаев имели неблагоприятные экологические последствия в виде подтопления территорий.
Меры по созданию защитных барьеров не имели ярко выраженных социальных последствий. Отмечалось даже, что они способствовали снижению беспокойства, поскольку наглядно демонстрировали объем усилий по преодолению последствий аварии. Хотя имеется и другое мнение, что своей масштабностью они могли только усиливать страхи. Нельзя не отметить и тот факт, что несколько тысяч участников этих работ пополнили так называемую когорту ликвидаторов, со всеми присущими ей социальными и психологическими проблемами.
Количественные оценки, характеризующие защитные меры, приведены в табл. 5.4. Для сравнения напомним, что локализация 1 Ки активности в ТКВ стоила порядка 500 долл. В результате водоохранных мер в зоне ЧАЭС стоимость локализации 1 Ки достигала 2,3 млн.  долл., т.е. в тысячи раз больше.
Соотношение затрат и полученной выгоды по данной группе водоохранных мероприятий в зоне ЧАЭС выглядит удручающе. Причина этого в том, что решения принимались по принципу “необходимо, не считаясь с затратами, сделать все возможное для пресечения всех путей миграции радионуклидов в р. Днепр”. В ряде работ встречаются не вполне убедительные ссылки на то, что эти мероприятия проводились на основании рекомендаций российских специалистов, ориентировавшихся исключительно на челябинский опыт [9, с. 339]. На самом деле этот подход обосновывался как единственно возможный нашими украинскими коллегами. Например, наиболее экзотические мероприятия, такие как сброс в р. Припять золы, проводились по инициативе Академии наук Украины [9, с. 339]. Еще более смелые предложения были подготовлены АН Украины и Минводхозом Украины [9, с. 38]. Они предполагали создание нового русла и отвода р. Припять севернее в обход наиболее загрязненной территории. Интересные свидетельства, четко характеризующие авторство идей по созданию нового русла, равно как и стены в грунте, приведены в работе [18, с. 195-200].
В целом можно констатировать, что после аварии на ЧАЭС не был в полной мере учтен “водный” опыт, накопленный на р. Теча. Одной из причин явилась, по-видимому, секретность работ по этому направлению. Для будущего чрезвычайно важен факт извлечения уроков из этого опыта и обоснование адекватных рекомендаций. Как видим, Чернобыльская ситуация, по сравнению с Южным Уралом, была иная. В Уральском случае около 3 млн. . Ки радиоактивных материалов (в основном растворимых форм радионуклидов) было сброшено в открытую гидросеть, а затем решались задачи предотвращения их дальнейшего распространения.  Таблица 5.4
Оценки эффективности локализующих водоохранных мер в зоне ЧАЭС и их последствий для окружающей среды


Защитная мера

Локализованная активность 137 Cs, ТБк (Ки)

Стоимость, тыс. СЗП

Привлеченный персонал, чел.

Удельная стоимость, тыс.СЗП ТБк’1 (тыс.СЗП Ки-1)

Последствия для окружающей среды

Система фильтрующих дамб

0,074-0,11
(2-3)

46

3000

420-620
(15-23)

Подтопление лесов на площади 4000 га

Русловые карьеры

0,44—0,74
(12-20)

50

500

68-114
(2,5-1,2)

Перехват 4,5 млн.  м3 песка, который мог захоронить илистые отложения в Киевском водохранилище

Изоляция пруда- охладителя

Менее 0,037 (менее 1)

Более
100

Более 1000

Более 2700 (более 100)

Повышение уровня грунтовых вод на промплощадке ЧАЭС

В Чернобыле сотни тысяч Ки находились в различных формах на поверхности почв и решалась задача предотвращения их смыва, но способы решения этой задачи принципиально совпадали с действиями на р. Теча и были направлены на создание гидротехнических сооружений.
С точки зрения полноты извлечения опыта рассмотрим общую стратегию преобразования Чернобыльской зоны отчуждения в экологически безопасное состояние, разработанную украинскими специалистами [9, с. 374].
Концепцией предусматривается принцип оправданности деятельности по минимизации экологических последствий. В качестве источников радиоэкологической опасности выделены следующие.

  1. Поверхностное загрязнение радионуклидами 137Cs (общий запас 4,1х1015 Бк - 110 тыс. Ки), 90Sr (4,7·1015 Бк - 127 тыс. Ки) и Рu(3,0x1013 Бк- 800 Ки).
  2. Объект “Укрытие” с ядерно- и радиационно-опасными материалами в количествах примерно 180 т и суммарной активностью около 7,4·1017 Бк (20 млн. . Ки).
  3. РАО, накопленные в результате эксплуатации ЧАЭС, в том числе РАО, которые будут образовываться при снятии с эксплуатации ЧАЭС.
  4.  Пункты “захоронения” (длительного контролируемого хранения) РАО (ПЗРО) и пункты временной локализации РАО, созданные в ходе дезактивационных работ.
  5. Пруд-охладитель ЧАЭС.

Приведенный перечень опасностей вызывает ряд замечаний. Прежде всего, это оценка объекта “Укрытие” как ядерно-опасного. Имеется достаточно много работ [9, с. 162; 16, с. 3-28], в которых на основе объективного анализа показано, что этот радиационно-опасный объект не является ядерно-опасным. Кроме того не вполне корректно рассматривать РАО, образовавшиеся в результате нормальной эксплуатации блоков ЧАЭС, в контексте аварии на IV блоке. Существуют технические и технологические решения, которые позволяют решить проблему безопасного обращения с РАО, по крайней мере на временной диапазон, предусмотренный концепцией (2020-2025 гг.).
Возможными путями миграции радионуклидов за пределы зоны признаются речной, воздушный, биогенный и техногенный.
В количественном отношении они составляют: поверхностный сток по данным наблюдений в 1989-1993 гг. — (4,1-15,7)x1012 Бк (112-425 Ки) 90Sr и (1,9x4,6)-1012 Бк (52-125 Ки) 137Cs; воздушный перенос— незначителен; биогенный (перелетные птицы) — несколько Ки год-1; техногенный - менее 1 Ки год-1. Миграция радионуклидов в подземные воды оценивается как потенциально опасная через 20-30 лет после аварии.
Среди основных положений концепции и направлений предполагаемых работ отметим лишь наиболее спорные.
Во-первых, это преувеличение потенциальной опасности объекта “Укрытие”. Для любых аварийных сценариев, например обрушения сооружения, последствия будут ограниченными. Они не внесут серьезных изменений в картину загрязнения территорий.
Во-вторых, концепция ориентируется на безусловный вывод из эксплуатации энергоблоков и ликвидацию элементов инфраструктуры АЭС, в том числе пруда-охладителя. В качестве единственного вида промышленной деятельности в будущем рассматривается создание национального центра по переработке и хранению РАО. Тем самым практически не востребованными оказываются созданная современная инфраструктура ЧАЭС и г. Славутич. Решение вопросов социально-экономического развития г. Славутич предполагается каким-то иным способом.
В части водоохранных мероприятий концепцией предполагается помимо эксплуатации существующих сооружений новое строительство (противопаводковая дамба на правом берегу Припяти, создание дренажного канала для предотвращения стока со стороны Белоруссии), противозаторные меры в зимнее время. Кроме этого предусмотрены работы по ликвидации последствий предшествующих вмешательств - завершение тампонажа не эксплуатируемых скважин и колодцев.
Проведение столь масштабных работ без их совмещения с экономически выгодной деятельностью возможно при наличии свободных ресурсов. С учетом современного экономического состояния Украины полномасштабная реализация концепции маловероятна. Можно ожидать, что в ближайшие годы в зоне будут проводиться лишь неотложные работы по контролю за миграцией радионуклидов и консервации созданной в 1986 г. системы скважин.