Содержание материала

При широкомасштабных радиационных авариях трудной и в ряде случаев практически неразрешимой проблемой может явиться обеспечение сельскохозяйственного производства на загрязненных угодьях. Может сложиться ситуация, когда неизбежно решение задач прекращения землепользования и бракеража загрязненного сельскохозяйственного сырья и животных. В менее драматичной ситуации становится необходимым осуществление мер в сельском и лесном хозяйстве, которые могут привести к снижению уровней радиоактивного загрязнения продукции ниже установленных временных допустимых уровней (ВДУ) и созданию безопасных условий работы персонала.

Проблемы бракеража загрязненного сырья

Как показывает наш опыт, актуальной и сложной задачей, возникающей при крупных радиационных авариях, в сельском и лесном хозяйстве, является проблема уничтожения сырья, животных и ресурсов, сохранение которых нецелесообразно или невозможно из-за высокого содержания радионуклидов.
Напомним, что после аварии 1957 г. были эвакуированы сельские населенные пункты. Сельскохозяйственные животные (коровы, овцы, домашняя птица) были загрязнены настолько сильно, что какая-либо их переработка была невозможна, а у части животных отмечалось развитие лучевой болезни. Вследствие этого все животные были уничтожены. В 1959-1961 гг. были вырублены погибшие от лучевого поражения сосновые деревья. Здесь важно подчеркнуть, что уже изначально задача реабилитации головной части ВУРСа не ставилась.
В Чернобыле, сразу после аварии, отрабатывались планы полной дезактивации г. Припять. В этой ситуации наличие поблизости от города примерно 400 га лесного массива, погибшего от радиационного поражения в первые недели после аварии, рассматривалось как угроза вторичного загрязнения. Поэтому было принято решение о захоронении пораженного лесного массива (“рыжего” леса). Всего было захоронено более 4 тыс. м3 леса на глубину 1-2 м, т.е. практически на уровень грунтовых вод. В результате проведенных работ мощность дозы γ-излучения на этой территории снизилась в 40-50 раз. Уже через 2-3 года были обнаружены заметные концентрации радионуклидов в грунтовых водах возле траншей, что поставило задачу по предотвращению миграций долгоживущих радионуклидов из траншей в гидрографическую сеть. Таким образом, реализованный способ захоронения погибшего леса следует признать не лучшим. В этой связи важно отметить, что любые защитные мероприятия на загрязненных территориях должны рассматриваться не изолированно, а комплексно, и прежде всего в экологическом ракурсе. Иными словами, важно анализировать к каким экологическим последствиям может привести защитная мера — изменению гидрологии, ландшафта, плодородия почв и т.д.
Из 30-км зоны ЧАЭС было вывезено 120 тыс. голов крупного рогатого скота, который до летнего периода выпасали на пастбищах, подвергшихся радиоактивному загрязнению. Организовать выдержку скота на чистых кормах не удалось. В мае-июне был проведен убой большей части перемещенного скота, мясо которого было непригодно для прямого продовольственного использования. На основании имевшихся в то время данных о преимущественном содержании в выпадениях короткоживущих изотопов было рекомендовано заложить мясо на хранение в холодильных установках до приемлемого снижения его удельной активности. Часть мяса, менее загрязненного, рекомендовалось использовать в качестве добавки к незагрязненному мясу при производстве колбас, фарша, консервов и т.д. Эти рекомендации подверглись в СМИ резкой критике с мотивировкой о “расползании чернобыльской радиоактивности по всей стране”. Тем не менее во всех случаях готовая продукция проверялась ветеринарной и санитарной службами и выпускалась только при ее соответствии установленным нормам. В дальнейшем было установлено, что скорость снижения радиоактивности мяса, хранящегося в холодильниках, не обеспечивает возможности его реализации в разумные сроки. Всего в 1986 г. было заготовлено 31,3 тыс. т мяса с радиоактивным загрязнением выше ВДУ. В 1991 г. последние 4,0 тыс. т мяса, непригодного для пищевого использования, были захоронены в спецмогильниках.
Таким образом, в Чернобыльской ситуации не удалось избежать серьезных потерь в животноводстве, хотя общие подходы были хорошо известны. Отсутствие своевременной информации о радиологической ситуации и прежде всего резервных запасов кормов и пищевой продукции (мяса и т.п.) серьезно осложнили решение проблемы.
После аварии на ЧАЭС было принято решение о запрещении потребления цельного молока, полученного в личных подсобных хозяйствах и в общественном секторе, не только в районах с выявленным радиоактивным загрязнением, но и в прилегающих районах. Все молоко с превышением ВДУ принималось и перерабатывалось на масло или другие продукты (главным образом, сыры), пригодные для длительного хранения. Комплекс проведенных мероприятий позволил обеспечить население городов нормативной молочной продукцией и значительно снизить поступление радионуклидов в рацион сельского населения. Одновременно за счет переработки удалось избежать потерь молока на общую сумму более 800 млн.  руб. [17, с. 211]. Предотвращенный ущерб представляется несколько завышенным по ряду причин, в том числе той, что его значительная часть так или иначе должна была перерабатываться. Тем не менее в любом случае сумма предотвращенного ущерба была свыше 100-200 млн.  руб. в ценах того времени, т.е. 0,5-1 млн.  СЗП.