Содержание материала

Глава о психиатрических методах не может быть завершена без изложения современных антропологических основ психиатрии. Здесь, как и в предыдущих разделах, речь идет не об определенных методах наблюдений, лечения или исследования, а о самом больном человеке, о человеческом облике в рамках психиатрии.
Антропологическое обоснование психиатрии базируется в основном на трех положениях: феноменологии (сейчас это понятие по-разному используют в психологии и философии); психосоматически ориентированном подходе, идущем от Вайцзеккера (см. рис. 15 на цв. вкл.), и других, особенно на дазайн-анализе, исходящем из учения Бингсвангера, развившего феноменологию Гуссерля и анализ существования Хайдеггера, а также родственные им направления (Гебзаттель, Байер, Бланкенбург).
Вместо того чтобы вникать в суть многочисленных вариантов различных направлений, правильнее определить их основополагающие принципы: не отдельные переживания, а мир больного в целом должен быть в центре внимания врача; не патология и болезнь, а бытие больного, его существование или бытие в мире (по терминологии Хайдеггера). Это бытие, как и у здоровых, рассматривается как нечто собственное, непреложное и бесценное. В основе этих научных направлений лежат такие категории, как больной—здоровый, внутреннее—внешнее, физическое— психическое. В то же время сомнительно, чтобы при этом говорилось о «душе».
Вышеописанные отдельные дисциплины в психиатрии затрагивают определенные аспекты деятельности человека (например, физиологический или химический уровень, инстинктивное поведение, обучение, неосознанные побуждения). Антропологический подход стремится объединить все эти разные аспекты исходя из старых философско-антропологических представлений, пытавшихся совместить целостную и личностную оценки. Это позволяет, кроме всего прочего, оценить в полной мере взаимоотношения понятий «быть человеком» и «быть с людьми» (по Хайдеггеру).
Таким образом, психиатрическая антропология — далеко не новое явление для клиники и исследований, но ее можно рассматривать как базис осмысления сущности психически больного человека в соответствии с уровнем современного состояния науки в области психиатрии.
Поэтому антропология эффективно влияет на психиатрическую практику, так как формирует базис целостного понимания и возможность более глубокого психотерапевтического воздействия: для диагностики и терапевтических операций далеко не безразлично, воспринимается ли «больной человек как психический аппарат, как биологическое инстинктивное существо или как личность» (Байтендийк).
В то время как философия оказала существенное влияние на психиатрическую теорию и на ее пути к психиатрической практике, нельзя сказать того же об отношениях между психиатрией и теологией. Ни одна из мировых религий не оказала существенного влияния на психиатрию, и психиатрия мало занимается проблемами религиозности пациента. Причины этого лежат в терпимости психиатрии к религиозным установкам больных, а также в том, что церковь не понимает и не принимает теорию психоанализа и борется с критическим отношением психоанализа к теологическим трактовкам происхождения религии. Пасторская социология и психология, хотя и имеют глубинно-психологическую ориентировку, также не находят общего языка с психиатрией.
Современная клиническая психиатрия не стремится рассматривать религию только с позиций теории вытеснения, но оценивает религиозность бального лишь с позиций ее экзистенциального значения. При этом речь идет не о теологической теории психиатрии или о религиозной психотерапии, а о гуманной психиатрии, не пренебрегающей потребностями человека, но и не желающей навязывать ему свои религиозные взгляды.
Следует всерьез воспринимать религию пациента, так как религиозность принадлежит существу человеческой жизни, однако терапевт не должен вплетать свои собственные верования в методику лечения. Необходимо в равной мере учитывать и признавать помощь, которую можно было бы оказать пациенту при его обращении к врачу, и сложности, которые могут возникнуть из нагруженной конфликтами религиозности.

Многомерная психиатрия

Из приведенного краткого очерка психиатрической методологии видно, что психопатологические феномены рассматриваются в различных аспектах. Методы можно оценивать по их диагностическому значению или научной пользе, но было бы праздным занятием решать, является ли психиатрия наукой о природе или наукой о душевной деятельности.
Клинические и экспериментальные подходы, наблюдения и интроспекции, описания и толкования, понимание и разъяснения, психологические и биологические подходы, номотетические и идеографические методы стоят в одном ряду, и каждый из них необходим. В своей практике и в науке психиатрия использует все эти методы. Сущность психиатрии в ее методологическом многообразии. Все, что научно обрабатывается и практически используется, должно иметь терапевтическое применение и приносить пользу больному. Психиатр не должен ограничиваться только теми подходами, которые для него предпочтительны в силу полученного им образования.
Из того, что (психически больной) человек является объектом психиатрической науки и что терапия учитывает жизненные интересы больного, складывается многообразие отношений между психиатрией и другими науками, особенно с наукой об обществе, знаниями о филологии и искусстве, философии и религии. Психиатрия является специальной отраслью медицины, но она же выходит за ее границы.
Все, что выражается в рабочих направлениях и плюрализме методов психиатрии, находит практическое применение в психиатрических наблюдениях и диагностике.
Экскурс: этические вопросы. Соображения по вопросам психиатрии,  вызывают этические вопросы, которые здесь могут быть только названы, а разъяснены в специальных главах и их заключениях.
Для психически больного большое значение имеют такие вопросы, разъяснения и детальная информация, согласие на лечение и сохранение врачебной тайны. Этические вопросы возникают особенно в правовой области при стационарном лечении больного помимо его воли и при лечении без его согласия (исторические основы такой проблемы лежат в злоупотреблениях психиатрической службой и в умерщвлении (эйтаназии) психически больных).
К этическим проблемам принадлежат также ориентированные на пациента психиатрические действия, как и терапевтические вмешательства в их частностях (например, недопустимость интимных и сексуальных отношений с больными).