Содержание материала

Как и другие науки, психиатрия использует свои методы изучения, распознавания динамики и обобщения получаемых данных. Методы эти различны и многообразны.

Описательный метод

Главная задача этого метода состоит в том, чтобы пронаблюдать и описать проявления здоровой и больной душевной жизни. При исследовании и лечении необходимо обращать внимание как на «поверхностные», так и на «глубокие» проявления этой жизни. И те, и другие следует определить, назвать научным языком, пронаблюдать их связи и систематизировать с определенных научных позиций.
Наблюдение должно описываться и трактоваться независимо от собственной модели мышления и теоретических позиций. Эти исследования в принципе самостоятельные, но их нелегко осуществлять на практике. Если проводить изучение с готовых позиций теоретической науки, то оно может оказаться бесполезным, а с диагностической — даже принести вред, поскольку поставленный с ненужной поспешностью диагноз может причинить вред здоровью (диагностическое предрешение вопроса).
В зависимости от того, оценивает ли исследователь данный симптом как проявление органического психосиндрома или шизофренического аутизма, можно по-разному описывать признаки обеднения побуждений. То же относится и к повышенному настроению, которое может быть с излишней поспешностью оценено как эйфория или мания. Использование для обозначения симптомов таких специализированных терминов, как нелепый или ущербный, манерный, истерический или аггравирующий, может привести к диагностически ошибочным суждениям.
Чем меньшую предубежденность проявляет исследователь и чем более пластичный характер носит его описание, тем больше у него шансов избежать ошибок. Наблюдение и регистрация данных во многом зависят от исходных теоретических позиций исследователя: склонен ли он больше к биологическим или личностным оценкам; следует ли он принципам поведенческой психологии или психоанализа; склонен ли он к терапевтической активности или относится к ней отрицательно.  Хотя каждый психиатр в той или иной мере ограничен определенным направлением мышления, речь в меньшей степени идет о требовании, что исследователь должен быть непредвзятым. Скорее речь о том, что он должен осознавать основные посылки своего образа мыслей с тем, чтобы абстрагироваться от них и действовать непредвзято.
При этом необходимо помнить основную цель феноменологического метода', независимо от теоретических предпосылок психопатологические феномены психического состояния должны восприниматься так, как их переживают сами больные (К. Ясперс). Оценка состояния на основе поведения и способов контакта должна распространяться и на переживания больного. При этом феноменология исходит из описательного метода, который способствует более полному пониманию больного.
Встречающиеся при этом трудности столь велики, что сторонники некоторых направлений в психологии вообще отрицают возможность и необходимость изучения переживаний (например, учение бихевиоризма), однако подобное самоограничение в изучении проблемы для психиатрии неприемлемо.
От психиатрически-феноменологических подходов следует отличать философский аспект феноменологии, хотя и в нем для оценки «сущности» и «смысла» приходится опираться на наблюдения внешних проявлений психических процессов. Именно этим путем феноменология Гуссерля и Хайдеггера проникла в теорию психиатрии (экзистенциальная психиатрия, дазайн- анализ).

Понимание

Методом, посредством которого оцениваются переживания другого человека, является понимание его. Понимание вычленяет духовное начало из душевных порывов, позволяет видеть связи через мотивацию. Понимание подразумевает эмпатию (чувствование, сопереживание), способность войти в положение изучаемого человека. Критерием правильного понимания является уверенность как больного, так и врача в том, что их взаимосвязь достаточно прочная.
Понимание врачом переживаний больного во многом зависит от способности врача вчувствоваться. Степень такого понимания возрастает с опытом. Термины «чувствование» и «непосредственная уверенность» показывают, что здесь речь идет о субъективных отношениях между пациентом и врачом, которые не поддаются объективным критериям оценок даже при накоплении большого опыта.
С естественнонаучных позиций метод понимания мало приемлем. Психиатру известны источники ошибок, обусловленные субъективностью такого метода: что считается ясным, не обязательно является истинным. Но в этой субъективности не следует видеть одни только недостатки. Болезнь — это не только биологический процесс и объект медицины, но и страдание бального человека. Фон Вайцзеккер, интернист и невролог, пришедший в психиатрию, выделил патический (вчувствование, сопереживание) и онтический (объясняющий естественнонаучно) аспекты процессов. И тот, и другой имеют значение в психиатрии и неотделимы друг от друга.
Вчувствование и сопереживание являются существенными критериями отношения врача и его сотрудников к больному. Конечно, не каждая болезнь нуждается в сочувствии и сопереживании и не каждого больного нужно понимать непосредственно. К отношениям врач — больной принадлежит (в том числе и в психиатрии) и объективированная (если не дистанцированная) оценка симптомов, особенностей и жалоб бального, равно как и соответствующее использование возможностей лечения.

Психодинамический метод

Психодинамические процессы вытекают из наглядных и доступных пониманию фактов и нацелены на «глубинные» смысловые связи, на «взаимодействие психических сил, потребностей, мотиваций, установок, характера, сопротивления, страха...» (Бенедетти). Психодинамика как глубинная психология опирается также на бессознательную душевную жизнь, которая доступна пониманию лишь опосредованно. По аналогии с феноменологическим пониманием говорят о психодинамическом или психоаналитическом понимании: при определенных обстоятельствах душевное состояние может влиять на телесное.
Психоанализ составляет базу психодинамики. В него входят прежде всего учение о фазах развития личности, представление о различных способах преодоления конфликтов, о защитных механизмах при неврозах, психозах и психосоматических заболеваниях, об опыте терапии, и особенно о тех изменениях, которые происходят при психодинамически, направленных терапевтических вмешательствах. Эти аспекты позволяют рассматривать психодинамику как клиническую часть психоанализа.
Другая часть — это теория: психоанализ развивает собственное учение о личности в ее глубинно-психологической основе. Это, так сказать, «думающее продолжение психодинамики» (Бенедетти). Эта «метапсихология» в своих механистически акцентуированных формах не является бесспорной: сегодня она значительно видоизменена и дополнена.
Психодинамические исследования вскрыли многие ранее неизвестные свойства человеческой психики и значительно повлияли как на психиатрию, так и на психологию. Они позволили понять, казалось бы, необъяснимые поступки, особенно в судебно-психиатрической практике, критически изучать сравнимые случаи заболевания, а также анамнезы и опыт пациентов. Это эмпирически обоснованное понимание, которое ни в коем случае не созвучно с прощением, образует предпосылки объективного, по возможности, суждения о личности и формах ее поведения.
Коль скоро психодинамика стремится к познанию смысловых связей индивидуальной душевной жизни и использует метод интерпретации (чем пользуются и другие психологические школы), то становится возможной верификация положений психодинамики благодаря систематической деятельности, базирующейся на казуистических наблюдениях, а также на экспериментальных исследованиях (по крайней мере, в некоторых областях психодинамики).

Экспериментальная психопатология

Описательный, понятийно-психологический и психодинамический методы родственны между собой, поскольку все они опираются на клинический эмпиризм без привлечения каких- либо дополнительных средств. Клинические методы, направленные на изучение индивидуальной личности и истории ее жизни (идеографические приемы), противопоставляются экспериментальным методам, которые используют объективные, оцениваемые количественно общие закономерности (номотетические приемы). Экспериментальная психопатология использует как психологические, так и биологические методы.
Психопатология никогда не сможет быть чисто экспериментальной наукой. Эксперимент имеет определенные границы, которые не следует преступать при изучении человека, используемого как подопытное существо. Кроме того, ограничения вытекают из существа самих экспериментальных методик, поскольку они имеют целью абстрагирование от конкретного человека, а психопатология, наоборот, опирается на индивидуальные особенности больного. С другой стороны, в эксперименте изучаются отдельные детали, а психиатрические методы направлены на личность как целостность. В эксперименте можно лишь пытаться моделировать естественную жизненную ситуацию, но невозможно создать идентичные условия.
В конце концов, стоит заметить, что исследование психологических и психопатологических феноменов в основном стало возможным лишь благодаря экспериментальному образу действий. Большинство процессов душевной жизни с трудом либо лишь на короткое время становятся доступными для исследования посредством вторжения экспериментальных методов. Несмотря, на эти трудности, благодаря серьезным методическим разработкам в психологии и психиатрии удалось в значительной мере расширить диапазон экспериментального метода, как это показали и психология научения, и поведенческая терапия.

Методы психологии научения

Экспериментальная психопатология основывается на теории научения. Она изучает приобретенные формы реакций (не врожденные) и заученные виды поведения, а также анализирует сам процесс научения. Основные направления исследования базируются на учении Павлова о рефлексах и на бихевиористской психологии Уотсона.
Простым примером применения метода является анализ приспособления поведения к новым, меняющимся условиям существования и создание таким путем условных рефлексов. Приложение метода к психиатрии основывается на изучении результатов экспериментов на животных с перенесением их на человека, например вызывание стрессорным фактором патологических форм поведения или провоцирование агрессивности у животного (так называемые экспериментальные неврозы), а также на данных экспериментальной психопатологии и психофармакологии. При этом психические нарушения рассматриваются как следствие неверного (неадекватного) процесса научения, неправильного формирования условных связей, которые стараются разрушить соответствующими методами. Областью применения подобных методов является поведенческая терапия, которая в современных условиях опирается на широкую базу экспериментальных исследований и на когнитивные подходы.
Когнитивные методы. Познание — это трудно определяемое общее понятие для структурирования и оценки функций восприятий, суждений и речи. Если окружающий мир в результате дисфункционального познания воспринимается искаженным, то, по канонам когнитивной теории, возникают психические нарушения.