Содержание материала

Тщательное соматическое обследование психиатрического пациента необходимо проводить из следующих соображений:
чтобы не просмотреть соматическое заболевание, которое имеется одновременно, но независимо от психических нарушений;
для распознавания возможной соматической обусловленности или соучастия в психическом нарушении. Это не относится к органическим психозам, у которых соматический генез определяется, уже по психопатологической симптоматике, а также к депрессивным, маниакальным, кататоническим, галлюцинаторно-параноидным и другим синдромам, которые встречаются не только при эндогенных психозах, но и могут быть вызваны полностью или частично соматически; также к (кажущимся) невротическим или личностным нарушениям, которые обусловлены органическими заболеваниями или травматическими повреждениями с вытекающей из этих заболеваний психической декомпенсацией;
чтобы избежать диагноза «органный невроз» или «ипохондрия», если налицо их однозначный соматогенез. Встречаются, например, нарушения походки, которые рассматриваются как психогенные и соответственно лечатся, пока в один прекрасный день при тщательном неврологическом обследовании не обнаружат опухоль спинного мозга. Встречаются желудочные жалобы со рвотами, которые лечатся как невротические, пока не устанавливают, что в их основе лежит рак пищевода;
чтобы придать уверенности больному, что его соматопсихическое состояние полностью изучено. Многие психически больные чувствуют себя неуверенно, если пренебрегают их соматическим обследованием.
Тщательное неврологическое исследование и определение состояния глазного дна — непременная составная часть обследования психически больных. Для фиксирования неврологических данных используют специальные бланки обследования, заполнение которых гарантирует полноценность и наглядность данных. При неврологическом обследовании детей на первом плане стоят наблюдение и оценка развития моторики и интеграции рефлексов.

Технико-аппаратная диагностика.

Основными ее методами, показатели которых приводятся в специальных главах, являются электроэнцефалография с изучением вызванных потенциалов; допплеровская сонография для оценки мозгового кровообращения; ликвородиагностика, включая иммунологические исследования, а также особенно показательные радиологические исследования — краниальная компьютерная томография (ККТ) и магнито-резонансная томография (МРТ или ЯМР) для морфологической диагностики мозга, позитронно-эмиссионная компьютерная томография (ПЭТ) и одиночно-фотоно-эмиссионная компьютерная томография для функциональной диагностики (обмен углеводов, потребление кислорода, кровообращение). Эти методики диагностики способствуют быстрому прогрессу науки о мозге.
Широкое применение технической диагностики мозга направлено на выявление соматической обусловленности психических нарушений, которые раньше как соматические не расценивались. Примером тому могут служить олигофрения, симптоматические эпилепсии, шизофреноподобные психозы, синдромы навязчивости, ипохондрические синдромы и личностные изменения.
Наряду с типами строения тела (которым современная психиатрия придает мало значения) конституционально-биологическими также являются дисплазии (например, явления дизрафии) и аномалии сексуальной конституции. При соответствующих подозрениях нельзя пренебрегать исследованиями хромосомных аберраций.
При терапевтическом Обследовании особое внимание обращают на сердечные, сосудистые, обменные и эндокринные нарушения. Признаки нарушения вегетативной регуляции встречаются у психически больных часто, но обычно это лишь сопутствующие явления.
Нейроэндокринологические исследования приобретают в психиатрической диагностике все большее значение.

Разъяснения и получение согласия.

  При психических заболеваниях речь также должна идти о правах пациента на' собственное решение, о его преимущественном праве по использованию врачебных показаний к диагностическим и терапевтическим мероприятиям. Конечно, остается спорным вопрос, имеет ли воля больного большее значение, чем его здоровье.
Разъяснения проводятся так полно, как это возможно, а пациент должен принимать решение. Конечно, объяснения должны иметь границы, когда больной может получить вред от знания. У психически больных возможности разъяснений ограничены больше, чем у соматически больных. Если больной неспособен к правильным суждениям, разъяснения нужно давать его представителям, которые должны давать согласие, т. е. решения возлагаются на опекунов.
Способность к адекватному пониманию необходимо изучать индивидуально, она не должна исчерпываться установлением диагноза психического заболевания и не должна опираться только на недееспособность данной личности.