Содержание материала

Краткое заключение

Радиационная авария 1957 г. на ПО “Маяк” - одна из наиболее крупных аварий в деятельности ядерных предприятий; она привела к необходимости осуществления значительных по объему и затратам исправляющих действий, направленных на обеспечение дальнейшей безаварийной работы предприятия и радиационной защиты населения региона и персонала предприятия.
По своим последствиям для окружающей среды и населения авария 1957 г. являлась общей аварией. В соответствии с Международной шкалой ядерных событий она относится к тяжелым (уровень 6). В сопоставлении с последствиями Чернобыльской аварии, классифицируемой по указанной шкале как глобальная (уровень 7), последствия аварии 1957 г. являются примерно в 100 раз менее тяжелыми по активности, вовлеченной в окружающую среду, и площади загрязненной территории и в 50-100 раз по численности населения, подвергнутого облучению.
Как и в ранее возникшей радиационной ситуации на р. Теча, радиационная авария 1957 г. была обусловлена, прежде всего, недостатками в технологии обращения с образующимися жидкими радиоактивными отходами. Это звено технологии ядерно-химического производства до начала 60-х годов было наиболее радиационно-опасным. Авария 1957 г. инициировала усовершенствование технологии обращения с радиоактивными отходами и разработку мер по предотвращению радиационных аварий и минимизации их последствий не только в бывшем Советском Союзе, но и позднее в других странах.
Непосредственные причины аварии 1957 г. с выбросом радиоактивных веществ в атмосферу - технические неполадки в системе охлаждения технологических емкостей с жидкими высокоактивными отходами, а также недостатки в организации работы технического персонала, что привело в итоге к взрыву одной из технологических емкостей.
В сферу взрыва было вовлечено около 740 ПБк (20 МКи) активности средне- и долгоживущих радионуклидов, из которой около 10% выпало на прилегающей территории за пределами производственной площадки предприятия, образовав узкий радиоактивный след протяженностью до 300 км. Общая площадь этой загрязненной территории в границах детектирования активности составила около 20 тыс. км2, в границах, потребовавших принятия мер радиационной защиты населения, - около 1 тыс. км2. Плотность радиоактивного загрязнения территории соответствовала модели пространственного распределения выпадений частиц аэрозоля из атмосферы для разового высокого источника, и это определило существенные различия плотности загрязнения территории в зависимости от местоположения: начальная плотность загрязнения территории по сумме радионуклидов менялась от детектируемых уровней 150 кБк м-2 (4 Ки км-2) до 5,6 ПБк М-2 (150000 Ки км-2) на “оси” следа вблизи площадки предприятия. Доля долгоживущих 90Sr и 137Cs в суммарной начальной активности составляла соответственно 2,7 и 0,35%, плутония 0,004%.
Главными задачами контрмер (исправляющих действий) после аварии 1957 г. явились:

  1. ликвидация технологических осложнений, вызванных аварией, и обеспечение дальнейшей производственной деятельности ПО “Маяк” с учетом необходимости предотвращения подобных аварий в будущем (ликвидация интенсивного радиоактивного загрязнения территории площадки предприятия, обеспечение радиационной защиты персонала предприятия и привлеченных сторонних организаций, а также населения г. Озерска, техническое и технологическое усовершенствование систем, связанных с переработкой и хранением радиоактивных отходов);
  2. радиационная защита населения, оказавшегося на загрязненной территории, в том числе обеспечение радиационной безопасности населения при длительном его проживании;
  3. минимизация последствий аварии для экономики региона, прежде всего для сельского хозяйства.

Непосредственно после аварии возникла сложная проблема скорейшего обоснования выбора и способов реализации исправляющих действий. Ее решение было затруднено отсутствием отечественного и международного опыта ликвидации последствий крупных радиационных аварий (рекомендаций, критериев, а также норм радиационной безопасности), отсутствием необходимых знаний в области радиоэкологии, прогнозирования развития радиационной обстановки и понимания природы радиационной опасности для населения, недостатком грамотных специалистов, способных предложить и реализовать эффективные исправляющие меры.
Радиационная авария очень осложнила, но не остановила производственную деятельность предприятия, к которой добавился громадный объем работ по ликвидации последствий аварии. В течение 1957-1958 гг. была, в основном, осуществлена дезактивация территории и оборудования. Нарушения в системах переработки и хранения жидких радиоактивных отходов были ликвидированы к началу 1958 г. В 1961 г. был пущен в эксплуатацию новый, более надежный комплекс по хранению ЖРО.
Для радиационной защиты населения на загрязненной территории были предприняты следующие основные меры:

  1. отселение жителей (первоначально из четырех деревень вблизи предприятия через 7-10 дней после аварии, затем с территории в границах начальной плотности загрязнения 74-150 кБк м-2 (2-4 Ки км-2) по 90Sr из 20 деревень через 250-670 сут) с общей численностью 12763 человек;
  2. введение ограничительного хозяйственно-бытового режима на территории в границах плотности загрязнения 74-150 кБк м-2 (2-4 Ки км-2) по 90Sr путем создания санитарной зоны после отселения жителей;
  3. осуществление в 1958-1960 гг. радиационно-санитарного контроля содержания радионуклидов в сельскохозяйственной продукции и продовольственном сырье на значительной площади загрязненной территории и выбраковка обнаруженной продукции с превышением установленных допустимых уровней.

Наиболее эффективной из мер, связанных с вмешательством в жизнедеятельность населения, было отселение жителей, наименее эффективной - радиационно-санитарный контроль, прежде всего, для недопущения потребления и выбраковки пищевой продукции; последнее было обусловлено запоздалым введением этой меры и явно недостаточной долей продукции, подвергшейся контролю и выбраковке. Предотвращенные ожидаемые эффективные дозы сочетанного облучения населения оцениваются в 95-96% за счет отселения через 7-10 дней, в 33-36% - через 250 дней, 24-28% - через 330 дней и 6-14% - через 670 дней. В принципе, отселение позже, чем через один - максимум два месяца после аварии, не могло быть эффективным.
Установление режима санитарной зоны снизило потенциальные ожидаемые дозы сочетанного облучения неотселенных жителей вблизи головной части следа в несколько раз, а радиационно-санитарный контроль и выбраковка продукции обеспечили уменьшение не более чем на 10% годовой дозы, начиная со второго года.
Современные оценки показывают, что ожидаемые эффективные дозы сочетанного облучения отселенных жителей при снижении вклада внешнего облучения по мере увеличения сроков отселения с 43% до 24% составляют (для взрослых) 400-600 мЗв при отселении через 7-10 сут, 70-460 мЗв при отселении через 250 сут, 60-290 мЗв при отселении через 330 сут и 30-160 мЗв при отселении через 670 сут. Аналогичные дозы для неотселенных жителей при их непрерывном проживании после аварии составляют для большинства 2-20 мЗв, однако для неотселенных жителей отдельных деревень вблизи головной части следа они достигают 100-150 мЗв.
Бытовавшее ранее мнение, что главным фактором радиационной опасности для населения является внутреннее облучение красного костного мозга за счет депонированного в скелете 90Sr, должно быть несколько изменено. Сейчас доказано, что около 70% всей ожидаемой дозы обусловлено первым послеаварийным годом, когда был велик вклад внешнего облучения, и что основным радионуклидом, определившим дозовый вклад этого первого года, является 144Се (60-80% дозы от всех нуклидов). Однако хотя радиационную опасность последствий аварии 1957 г. можно назвать “цериевой”, принятие после аварии долгосрочных мер защиты от 90Sr было практически верным.
Наличие в активности смеси радионуклидов, обусловивших радиоактивное загрязнение территории, незначительной доли 239Ри, не дало сколько-нибудь заметного вклада в дозу облучения населения.
В целом, средние дозы, включая дозы за счет внешнего облучения, не являются достаточными, чтобы вызвать ранние детерминированные эффекты, за исключением возможных лучевых реакций в периферической крови. Это подтверждается проведенными наблюдениями за состоянием здоровья населения. Было зарегистрировано всего два случая острой лучевой болезни у 40-тысячного персонала предприятия и военнослужащих, принимавших участие в ликвидации последствий аварии и охране площадки предприятия. Среди населения острой лучевой болезни не было обнаружено.
У наиболее облученных жителей (при дозах внешнего облучения до 0,5 Зв) и части военнослужащих (при аналогичных средних дозах до 1 Зв) были отмечены ранние лучевые гематологические реакции с быстрой, в течение первых 1-2 лет, нормализацией наблюдавшихся сдвигов в периферической крови. Эти реакции проявлялись в умеренных лейкопении и лимфопении у военнослужащих и слабых лейкоцитозе и тромбоцитозе-тромбопении у населения.
Наблюдения на протяжении последующих 3-15 лет показали, что у населения, проживающего постоянно на загрязненной территории с начальной плотностью загрязнения 37-74 кБк м-2 по 90Sr, сохранялись количественные сдвиги в периферической крови. Они характеризовались повышенной частотой проявлений более высокого содержания эритроцитов и лейкоцитов (в 2 раза чаще по сравнению с контролем), пониженного содержания лимфоцитов (в 2 раза ниже), сдвига лейкоцитарной формулы крови влево с повышением доли юных и палочко-ядерных нейтрофилов (в 1,5 раза выше), эозинофилии (в 3 раза чаще).
Состояние заболеваемости облученного, проживающего постоянно населения в течение более 10 лет после аварии характеризовалось отсутствием (по сравнению с необлученным населением) различий в частоте заболеваний легких и туберкулеза, рака легких, в смертности детей в возрасте до 1 года и других показателях, в том числе общих заболеваемости и смертности, состоянии репродуктивной функции.
Также не получено доказательств увеличения роста онкосмертности среди облученного населения. Наблюдения за 21 год после аварии показали, что структура злокачественных новообразований у этой части населения и частота их проявлений практически одинаковы с необлученным населением. Несмотря на инкорпорацию 90Sr в скелете облученных, не отмечена повышенная частота лейкемии и остеогенных сарком. Согласно грубым оценкам (на фоне сравнительно малой статистики) общая онкологическая смертность за 25 лет после аварии составила 110 случаев в год на 105 человек у наиболее облученных отселенных жителей, 137 случаев - у неотселенных облученных жителей и 132 случаев - у необлученного населения.
За 40 лет после аварии 1957 г. число вероятных случаев радиационно-индуцированных лейкемий и солидных раков у всего населения региона в границах начальной плотности загрязнения 3,7 кБк м-2 (0,1 Ки км -2) по 90Sr могло составить соответственно 54 и 289, что соответствует для лейкемии 0,285 (0,114-3,7) и солидных раков 1,53 (0,6-2,0) случаев в год на 105 населения. Однако это потенциальное повышение онкозаболеваний у облученного населения не поддается корректным оценкам вследствие его малой численности, а также, прежде всего, из-за высокой частоты спонтанных и лейкемии и солидного рака в необлучаемой популяции региона, равной соответственно - 5 и 1,5 на 105 человек в год.
Спустя год после аварии была поставлена задача разработки и внедрения мер по снижению экономического ущерба, вызванного сокращением объема производства сельскохозяйственной продукции в результате изъятия из использования загрязненных сельскохозяйственных земель общей площадью около 57 тыс. га. Специальные исследования в области сельскохозяйственной радиоэкологии позволили обосновать возможность ведения сельского хозяйства на загрязненной территории. Эта важная практическая проблема была решена быстро и эффективно, чему способствовали три важных обстоятельства:
наличие достаточно узкой полосы, представленной санитарной зоной с существенными градиентами радиоактивного загрязнения, что при использовании менее загрязненных земель вне пределов санитарной зоны позволяло оптимизировать землепользование по уровням загрязнения территории и получаемой продукции;
осуществление интенсивных исследований в области сельскохозяйственной радиоэкологии, позволивших получить своевременно необходимую информацию об основных закономерностях поведения 90Sr в системе почва-растения-сельскохозяйственные животные, а также поступления 90Sr в основные виды сельскохозяйственной продукции и способах снижения этого поступления;
существование дискриминации 90Sr относительно стабильного кальция как неизотопного аналога 90Sr при переходе его из кормов в продукцию животноводства и с учетом этого предпочтительное производство мяса как значительно менее загрязненной продукции по сравнению с растительной.
Практическое восстановление сельскохозяйственного производства на основе создания нескольких специализированных совхозов вместо ряда небольших существовавших колхозов было ориентировано на производство говядины и свинины. При организации производства кормов было запрещено использование естественных угодий как поставщика наиболее загрязненных кормов и всемерно увеличивалась доля площади пропашных угодий. Рекомендовались также некоторые специальные приемы содержания и кормления сельскохозяйственных животных.
Восстановление сельскохозяйственного производства, начатое в 1961 г., было практически завершено к 1978 г. Результатом этого было вовлечение в использование 87 тыс. га общей площади отчужденной территории, из них сельскохозяйственных земель 41 тыс. га с максимальной начальной плотностью загрязнения около 3700 кБк м-2 (100 Ки км-2) по 90Sr. За 1971-1990 гг. специализированными хозяйствами Челябинской области произведено 1200 тыс. т зерна, 281 тыс. т молока и 52 тыс. т мяса. Восстановление сельского хозяйства не только значительно компенсировало экономический ущерб, нанесенный аварией, но и обеспечило снижение уровней загрязнения продукции таких хозяйств. На протяжении всего периода деятельности специализированных совхозов содержание 90Sr в их продукции не превышало установленных допустимых уровней, а по сравнению с неупорядоченным хозяйствованием, типичным для многих личных хозяйств, говядина, свинина, молоко из специализированных хозяйств в 90-х годах была примерно в 4 раза “чище”.
Практически одновременно с восстановлением сельского хозяйства была модифицирована деятельность предприятий лесного хозяйства, хотя в экономике этого региона его роль невелика.
В отличие от аварии на р. Теча, после которой не проводилось всесторонней оценки радиационных эффектов в живой природе и потому факты их проявления, к сожалению, неизвестны, последствия аварии 1957 г. оказались серьезными для представителей флоры и фауны на наиболее загрязненной территории в головной части Восточно-Уральского радиоактивного следа. Такие радиационные эффекты в значительной степени были обусловлены высокими дозами сочетанного внешнего и внутреннего облучения биологических объектов в течение первых двух лет после аварии. По современным оценкам, максимальные поглощенные дозы за этот период могли достигать 400-800 Гр в хвое, почках и семенах сосны, 100-800 Гр в почках и семенах березы, 200-800 Гр у травянистых растений, 100-200 Гр у млекопитающих, 40-100 Гр у птиц, 200 Гр у почвенных беспозвоночных, 40 Гр у рыбы.
Среди отмеченных ранних радиационных эффектов (спустя 1-2 года после аварии) к наиболее серьезным относятся значительное поражение крон и гибель деревьев сосны на территории площадью соответственно 80 и 50 км2, сильное, но не летальное поражение крон деревьев березы, изменение флористического состава травянистых сообществ. Хотя наблюдений по оценке радиационных эффектов у животных в ранний период не проводились, однако после 1962 г. были отмечены поздние эффекты в популяциях мышевидных грызунов и почвенной мезофауне. Эти эффекты у грызунов проявлялись в ухудшении морфофизиологических и популяционных показателей, однако при этом было установлено повышение радиоустойчивости облученных популяций. Радиационный эффекты у почвенной мезофауны выразились в количественном изменении их видовой структуры.
Процессы пострадиационной репарации в облученных сообществах практически компенсировали с течением времени радиационные эффекты. В настоящее время нет различий в общей биологической продуктивности и видовом разнообразии между облученными и необлученными типичными сообществами и экосистемами.
Среди других установленных радиационных эффектов особое место занимают генетические проявления. Определено, что радиационно-индуцированные генетические перестройки в популяциях растений и животных протекают замедленно, что приводит к долгому существованию возникшего генетического груза. Тем не менее, генетические радиационные эффекты не стали ущербными для существующих популяций, что подчеркивается их практическим благополучием в настоящее время. Влияние радиационно-генетических повреждений компенсируется гетерогенностью популяций по радиоустойчивости, действием репарационных систем и эволюционным отбором.
Радиационная авария 1957 г. инициировала появление в СССР новой научной дисциплины - радиоэкологии, способствовала развитию радиационной безопасности и радиационной медицины. В течение почти 30 лет территория, загрязненная радионуклидами вследствие аварии 1957 г., являлась отечественной уникальной экспериментальной базой.
Накопленный опыт работ в этих направлениях оказался чрезвычайно полезным для реализации ряда защитных мер в ослаблении последствий аварии на ЧАЭС.

Список литературы

1. Авария 1957. Оценка параметров взрыва и анализ характеристик радиоактивного загрязнения территории / М.И.Авраменко, А.Н.Аверин, Б.Г.Лобойко и др. // Вопр. радиац. безопасности. 1997. № 3. С. 18-29.
2. Приказ по МСМ от 11.10.57 о расследовании причин взрыва на комбинате 817. - Архив ПО “Маяк”, ф.1, оп.28, ед.1.
3. Акт комиссии МСМ от 25.11.57 о расследовании аварии на объекте 25. - Архив ПО “Маяк”, ф.1, оп.30, ед.75.
4. Расчетное моделирование формирования Восточно-Уральского радиоактивного следа: Отчет о НИР. Научн. рук. М.И.Авраменко / РФЯЦ-ВНИИТФ, 1998.
5. Изучение радиоэкологических, радиационно-гигиенических и социально-хозяйственных последствий массированного радиоактивного загрязнения больших площадей (1958-1984 гг.). Том 111. Радиационная обстановка и динамика поведения радионуклидов в окружающей среде: Отчет о НИР. Научн. рук. И.А.Терновский, Е.Н.Теверовский / 1984 - Фонды ПО “Маяк”, инв. № ОН —2165.
6. Ретроспективная оценка доз облучения населения на территории Восточно-Уральского радиоактивного следа: Отчет о НИР. Научн. рук. Г.Н.Романов - Фонды ПО “Маяк”, 1996.
7. Изучение радиоэкологических, радиационно-гигиенических и социально-хозяйственных последствий массированного радиоактивного загрязнения больших площадей (1958-1984 гг.). Том V. Обеспечение радиационной защиты населения: Отчет о НИР. Научн. рук. И.А.Терновский, Е.Н.Теверовский / 1984. - Фонды ПО “Маяк”, инв. № ОН -2167.
8. Итоги изучения и опыт ликвидации последствий аварийного загрязнения территории продуктами деления урана / Под ред. А.И.Бурназяна. Москва: Энергоатомиздат, 1990.
9. Изучение радиоэкологических, радиационно-гигиенических и социально-хозяйственных последствий массированного радиоактивного загрязнения больших площадей (1958-1984 гг.). Том IV. Сельскохозяйственное использование загрязненной территории: Отчет о НИР. Научн. рук. И.А.Терновский, Е.Н.Теверовский / 1984. - Фонды ПО “Маяк”, инв. №ОН —2166.
10. Романов Т.Н. Радиационная авария на ПО “Маяк”: практика контрмер, их эффективность и извлеченные уроки // Вопр. радиац. безопасности. 1997. № 3. С.3-17.
11. Планирование защитных мер за пределами площадки в случае радиационных аварий на ядерных установках. Вена: МАГАТЭ, 1981. (Серия изданий по безопасности, № 55).
12. Приказ по предприятию о переселении жителей с. Сатлыково от 04.10.57. - Архив ПО “Маяк”, ф.1, оп.28, ед.4.
13. Приказ по предприятию о переселении жителей с. Бердениш от 08.10.57. - Архив ПО “Маяк”, ф.1, оп.28, ед.4.
14. Приказ по МСМ № 608сс от 01.11.57 о мерах по ликвидации последствий аварии на комбинате. - Архив ПО “Маяк”, ф.1, оп.28, ед.1.
15. Постановление Совета Министров СССР от 12.11.57 № 1282-587. - Архив ПО “Маяк”, ф.1, оп.28, ед.2.
16. Новоселов В.М., Толстиков В.С.. Тайны “сороковки”. Изд-во Уральский рабочий, Екатеринбург: Изд-во Уральский рабочий, 1995.
17. Постановление СМ СССР от 27.02.58 № 227110. - Архив ПО “Маяк”, ф.1, оп.30, ед.2.
18. Постановление СМ СССР от 26.03.58 № 292-30. - Архив ПО “Маяк”, ф.1, оп.30, ед.2.
19. Постановление СМ РСФСР от 26.07.58 № 857-96. - Архив ПО “Маяк”, ф.1, оп.30, ед.2.
20. Постановление СМ РСФСР от 13.02.59 № 173-27. - Архив ПО “Маяк”, ф.1, оп.30, ед.31.
21. Справка о затратах в связи с выполнением Постановлений СМ СССР и СМ РСФСР. 1959. - Архив ПО “Маяк”, ф.1, оп.30”в”, ед.38.
22. Результаты радиометрического обследования населенных пунктов Касли, Большой Куяш, свх. Береговой и Метлино: Отчет о НИР. Научн. рук. Романов Т.Н. / 1964. - Фонды ПО “Маяк”, инв.№ ОН-331.
23. Рекомендации по ведению сельскохозяйственного производства на землях санитарно-охранной зоны совхозами Каслинского и Кунашакского районов. Утверждены решением Челябинского облисполкома 29.06.76, № 22, 1976.
24. Нормы радиационной безопасности (НРБ-99) СП-2.6.1.758-99. Москва: Минздрав России, 1999.
25. Гигиенические требования к качеству и безопасности продовольственного сырья и пищевых продуктов. Санитарные правила и нормы СанПиН 2.3.2.560-96. Москва: Госкомсанэпиднадзор России, 1997.
26. Рекомендации по ведению сельского и лесного хозяйства при радиоактивном загрязнении окружающей среды. М., 1973.
27. Нормы радиационной безопасности НРБ-76/87 и основные санитарные правила работы с радиоактивными веществами и другими источниками ионизирующих излучений. ОСП-72/87. 3-е изд. Москва: Энергоатомиздат, 1988.
28. Клечковский В.М., Чугреев В.А., Бойко А.С. Рекомендации по сельскохозяйственному использованию загрязненной территории. 1958. - Фонды Филиала №4 ИБФ м3 СССР, дело 19.
29. Алексахин Р.М. У истоков отечественной радиоэкологии (атомный Ротамстед и радиоэкологическая Мекка) // Вопр. радиац. безопасности. 1997. №3. С.58.
30. Романов Г.Н. Ликвидация последствий радиационных аварий. Москва: ИздАТ, 1993.
31. Тепляков И.Г., Романов Г.Н., Спирин Д.А. Возвращение земель ВУРСа в сельскохозяйственное использование // Вопр. радиац. безопасности. 1997. №3. С.33.
32. Рекомендации по ведению сельскохозяйственного производства в санитарно-охранной зоне (СОЗ). Приложение к решению Челябинского облисполкома №41 от 30.01.1968.
33. Рекомендации по ведению сельскохозяйственного производства в санитарно-охранной зоне (СОЗ). Утверждены решением Челябинского облисполкома №205 от 20.04.1971.
34. Радиоэкологическая обстановка в совхозах зоны Восточно-уральского радиоактивного следа (Челябинская область): Отчет о НИР. Научи. рук. Г.Н. Романов / 1996. - Фонды ПО “Маяк”, инв. №ОН-2193.
35. Руководство по ведению лесного хозяйства на территории Восточно-Уральского радиоактивного следа. Утверждены Федеральной службой лесного хозяйства России. 09.04.97, №48. М., 1997.
36. Инструкция по организации хозяйства в лесах, загрязненных радиоактивными веществами. Филиал №4 ИБФ МЗ СССР, 1962.
37. Рекомендации по использованию основной продукции леса и продукции побочного использования для государственных лесных хозяйств ВУРСа и р. Теча. - Фонды ПО “Маяк”, 1994.
38. Временные допустимые уровни и нормативы содержания 137Cs и 90Sr в продукции лесного хозяйства. Утверждены Госкомсанэпиднадзором РФ 21.07.1993. №7. Москва: Госкомсанэпиднадзор РФ, 1994.
39. Изучение закономерностей поведения и миграции радиобиологически значимых нуклидов в окружающей среде, биологических системах и пищевых цепях человека: Отчет о НИР. Научн. рук. Г.Н. Романов / 1985. - Фонды ПО “Маяк”, инв. №ОН-1864.
40. Итоги изучения и опыт ликвидации последствий аварийного загрязнения территории продуктами деления урана: Отчет о НИР. Научн. рук. А.И.Бурназян / 1974. - Фонды ФИБ-4 МЗ СССР.
41. Романов Г.Н., Шейн Г.П., Аксенов Г.М. Дозы облучения населения на территории Восточно-Уральского радиоактивного следа: современные оценки // Вопр. радиац. безопасности. 1997. №4. С.52-67.
42. Age-dependent Doses to Members of the Public from Intake of Radionuclides: Part V. Compilation of Ingestion and Inhalation Dose Coefficient. ICRP Publication 72. Peigamon Press, 1996.
43. Государственная система санитарно-эпидемиологического нормирования Российской Федерации. 2.6.1. Ионизирующее излучение, радиационная опасность. Реконструкция накопленной дозы у жителей бассейна р. Теча и зоны аварии в 1957 г. на производственном объединении “Маяк”. Методические указания МУ 2.6.1.024.95. Москва: Госкомсанэпиднадзор России, 1995.
44. Радиационная защита: Публикация 26. Рекомендации МКРЗ: Пер. с англ. Москва: Атомиздат, 1978.
45. Рекомендации МКРЗ, 1990: Публикации 60 и 61 МКРЗ: Пер. с англ. Москва: Энергоатомиздат, 1994.
46. Ionizing Radiation: Sources and Biological Effects. UN 1982 Report to the General Assembly. New York: UN, 1982.
47. Чернобыль. Вчера, сегодня, завтра. // Мед. радиология и радиац. безопасность. Москва: ИздАТ, 1994.
48. Little М.Р., Muirhead C.R. Evidence for curvilinearity in the cancer incidence dose response in the Japanese AB survivors // Int. J. Rad. Biol. 1996. V.70, №1. P.83-94.
49. Jaworowski Z. Radiation Risks in 20th Century: Reality, Illusions and Ethies // EIR. 1998. July 24. P.
50. Радиоактивное загрязнение окружающей среды в регионе Южного Урала и его влияние на здоровье населения / А.В.Аклеев, П.В.Голощапов, М.О.Дегтева и др. М.: ЦНИИатоминформ, 1991.
51. Радиационные аварии на Урале: экологические, медицинские и социальные аспекты / А.В.Аклеев, С.А.Большакова, Л.А.Булдаков и др. // Проблемы экологии Южного Урала. 1995. №2. С.5-8.
52. Управление социальными процессами в условиях радиоактивного загрязнения / А.В.Аклеев, В.И.Козлов, В.А.Ячменев и др. Челябинск, 1998.
53. Медицинские последствия радиационной аварии в районе г. Кыштым. 29.IX.1957 / Л.АБулдаков, С.Н.Демин, И.КДибобес и др. //Атом без грифа “секретно”: точки зрения. Москва-Берлин, 1997. С.53-56.
54. Медицинские последствия аварии на Южном Урале в 1957 г. / Л.А.Булдаков, С.Н.Демин, М.М.Косенко и др. // Мед. радиология. 1990. №12. С.11-16.
55. Изучение радиоэкологических, радиационно-гигиенических и социально-хозяйственных последствий массированного радиоактивного загрязнения больших площадей (1958-1984 гг.). Том VI. Биологическое действие радиоактивного загрязнения на природные объекты: Отчет о НИР. Научн. рук. И.А.Терновский, Е.Н.Теверовский / 1984. - Фонды ПО “Маяк”, инв. №ОН-2168.
56. Махонько К.П. Ветровой захват и перенос радиоактивной пыли по поверхности // Загрязнение местности долгоживущими радиоактивными изотопами. Вып. 1. М., 1968. (Труды Института прикладной геофизики ГУГМС СССР).
57. Разработка радиоэкологических критериев нормирования выбросов и сбросов радиоактивных и химических веществ в атмосферу и пресноводные водоемы. Вклад ветрового подъема в загрязнение приземного слоя атмосферного воздуха и идентификация источников поступления радионуклидов: Отчет о НИР. Научн. рук. Т.Н. Романов / 1984. - Фонды ПО “Маяк”, инв. № ОН-1768.
58. Махонько К.П. Оценка изменения со временем коэффициента ветрового подъема цезия-137 с поверхности земли после Чернобыльской аварии // Радиационные аспекты Чернобыльской аварии. Т. 1. Санкт-Петербург: Гидрометеоиздат,1993. С.289-294.
59. Романов Г.Н., Воронов А.С., Бакуров А.С. Динамика ветрового подъема радиоактивного вещества и роль этого процесса в проблеме трансурановых элементов // Радиационные аспекты Чернобыльской аварии. Т.П. Санкт-Петербург: Гидрометеоиздат,1993. С.265-268.
60. Махонько К.П., Волокитин А.А. Оценка коэффициента ветрового подъема цезия-137 с поверхности земли в разных районах страны // Радиационные аспекты Чернобыльской аварии. Т. I. Санкт-Петербург: Гидрометеоиздат,1993. С.295-299.
61. Источники, действие и риски ионизирующего излучения. Доклад 1988 г. Научного комитета ООН по действию атомной радиации Генеральной Ассамблее ООН. Нью-Йорк: ООН, 1988.
62. Generic Models and Parameters for Assessing the Environmental Transfer of Radionuclides from Routine Releases. Exposure of Critical Groups. Safety Series №57. Procedure and Data. Vienna: IAEA, 1982.
63. Радиоактивные выпадения, обусловленные локальным радиоактивным следом: Отчет о НИР. Научн. рук. Е.А. Федоров / 1961. - Фонды ПО “Маяк”, инв. № ОН-162.
64. Радиоактивное загрязнение подземных вод в пределах Восточо- Уральского следа и методика изучения миграции загрязнения с подземными водами: Отчет о НИР. Научн. рук. В.А.Грабовников / 1960. - Фонды ПО “Маяк”, инв. №ОН-120.
65. Писарев В.В. Динамика радиоактивного загрязнения русловых потоков // Загрязнение местности долгоживущими радиоактивными изотопами. Труды Ин-та прикладной геофизики ГУГМС. Вып. 01. Л.: Гидрометеоиздат, 1968.
66. Сельскохозяйственная радиоэкология / Под ред. Р.М. Алексахина, Н.А. Корнеева. М.: “Экология”, 1991.
67. Романов Г.Н., Бакуров А.С. Плутоний в окружающей среде производственного объеднения “Маяк” // Вопр. радиац. безопасности. 1996. №2. С.11-21.
68. Оценка радиоэкологической и радиобиологической обстановки на территории ВУРСа: Отчет о НИР. Научн. рук. Г.Н. Романов / 1994. - Фонды ПО “Маяк”.
69. Оценка текущей радиологической, радиоэкологической и радиобиологической обстановки на территории ВУРСа: Отчет о НИР. Научн. рук. Г.Н. Романов / 1990. - Фонды ПО “Маяк”, инв №ОН-276.
70. Environmental Risk Analysis for the Ural Radioactive Pattern / Ed. 1.1. Kryshev. M.: Russian Nuclear Society, 1997.
71. Тихомиров Ф.А., Романов Г.Н. Дозы облучения организмов в условиях радиоактивного загрязнения леса // Экологические последствия радиоактивного загрязнения на Южном Урале. Москва: Наука, 1993. С.13.
72. Биологическое действие радиоактивного загрязнения на природные объекты: Отчет о НИР. Научн. рук. Г.Н.Романов / 1985. - Фонды ПО “Маяк”.
73. Смирнов Е.Г. Жизненные формы и радиоэкология растений // Экологические последствия радиоактивного загрязнения на Южном Урале. Москва: Наука, 1993. С. 103.
74. Популяции млекопитающих на территории Восточно-Уральского следа / В.Е.Соколов и др. // Экологические последствия радиоактивного загрязнения на Южном Урале. Москва: Наука, 1993. С.156.
75. Ильенко А.И., Крапивко Т.П. // Экологические последствия радиоактивного загрязнения для популяций мелких млекопитающих. Москва: Наука, 1993. С.103.
76. Ильенко А.И. Концентрирование животными радиоизотопов и их влияние на популяцию. Москва: Наука, 1974.
77. Криволуцкий Д.А. Радиоэкология сообществ наземных животных. Москва: Энергоатомиздат, 1983.
78. Изменение структуры животного населения (наземных и почвенных беспозвоночных) под влиянием загрязнения местности стронцием-90 / Д.А.Криволуцкий и др. // Экологические последствия радиоактивного загрязнения на Южном Урале. Москва: Наука, 1993. С.241.
79. Шевченко В.А., Абрамов В.И., Печкуренков В.Л. Генетические исследования на Восточно-Уральском радиоактивном следе // Там же. С.258.
80. Шевченко В.А., Гриних Л.И., Абрамов В.И. Цитогенетические эффекты в природных популяциях Crepis tectorum L., произрастающих в районе Восточно-Уральского радиоактивного следа // Радиац. биология. Радиоэкология. 1998. Т. 38, вып. 3. С.330.
81. Кальченко В.А. Генетические эффекты облучения популяций растений при радиоактивном загрязнении среды . Автореф. дис д-ра биол. наук. Москва: Ин-т общей генетики РАН, 1998.