Содержание материала

Предпринятые в 50-60-х годах меры по снижению тяжести последствий сбросов радиоактивных отходов в р. Теча были направлены, главным образом, на ограничение облучения населения, проживающего по берегам рек Теча и Исеть. После завершения основных работ по ограничению облучения внимание центральных и местных органов к этой проблеме ослабло, хотя причиненный прямой ущерб не был полностью возмещен и в дополнение к этому с течением времени стал нарастать некомпенсированный прямой и косвенный ущербы. Это касалось не только экономического ущерба, но и медицинской реабилитации облученного населения, радиационно-экологической реабилитации загрязненной поймы и самой реки, социально-экономических региональных проблем, прежде всего проблем социальной защиты пострадавшего населения.
К сожалению, с 60-х и до начала 90-х годов не существовало государственных, региональных и ведомственных долгосрочных и краткосрочных программ по дальнейшему снижению тяжести последствий сбросов радиоактивных отходов в р.Теча.
В общей сложности в регионе расположения рек Теча-Исеть последствиями радиационной аварии 1957 г. на ПО “Маяк” и радиоактивного загрязнения этих рек было затронуто 15 административных регионов в Челябинской и Курганской областях с общей численностью населения около 350 тыс. человек (832 населенных пункта, 5 городов). К началу 90-х годов пострадавшие районы характеризовались худшими экономическими показателями по сравнению со средними региональными: объем производства сельскохозяйственной продукции стал на 30% ниже по сравнению со средними областными, ухудшилось плодородие земель, значительно сократилась численность поголовья скота и птицы, упало производство продукции животноводства [95, 96].
К началу 90-х годов серьезно ухудшилось состояние жилого фонда, объектов социально-культурного назначения, производственных капитальных зданий и сооружений сельскохозяйственного назначения в сельских населенных пунктах, куда были переселены жители из прибрежных районов р.Теча, а также некоторых сельхозпредприятий. По завершении переселения государственные вложения в экономику коммунально-жилищного, социально-культурного и хозяйственного секторов были прекращены, и соответствующие затраты финансировались только местными сельхозпредприятиями и местными властями, которые, как правило, имели ограниченные средства. За исключением созданных в результате переселения жителей одноименного с прежним пос. Метлино и совхоза “Бурино”, которые находились в ведении ПО “Маяк”, а затем г. Озерска и получали достаточное финансирование, способствовавшее развитию жилого фонда, коммунального и социальнокультурного секторов, в других населенных пунктах компенсация этого социального ущерба не производилась. Жилье в населенных пунктах, принявших переселенцев, представлено сборными щитовыми домами с малым ресурсом эксплуатации и к настоящему времени значительно обветшало. Почти в такой же мере обветшали объекты культурно-бытового назначения и здравоохранения в сельских населенных пунктах.
Углубились социальные проблемы и в пострадавших административных районах. В них слабо развита социальная инфраструктура, прежде всего, вследствие неудовлетворительного положения с жильем, медицинским, коммунальным и социально-бытовым обеспечением населения. Так, обеспеченность коммунальными услугами (водопроводом и канализацией, горячим водоснабжением, центральным отоплением) не превышает 20-40% [95, 96].
Социальная безработица в пострадавших районах возросла к началу 90-х годов на 28% по сравнению со средней по области, при этом доходы населения были на 26% ниже.
Сеть медицинского обслуживания жителей не получила достаточного развития; во многих населенных пунктах пострадавших районов вообще нет медицинских учреждений, из 175 пострадавших населенных пунктов Челябинской области в 55 нет медицинских работников. Для пострадавших районов характерен более низкий по сравнению со средним областным уровень медицинского обслуживания (обеспеченность медицинскими кадрами, доступность медицинской помощи, бюджетные ассигнования на здравоохранение) [95]. Медицинская реабилитация и профилактика облученного населения, в большинстве проживающего в пострадавших административных районах, так и не стали первостепенными в ряду социальных региональных забот.
Вследствие неполной компенсации ущерба, причиненного радиоактивным загрязнением территории, а также наблюдавшегося на протяжении всего периода невысокого уровня жизни населения региона не ослабло, а по ряду показателей даже усилилось влияние фактора радиоактивного загрязнения среды обитания на здоровье пострадавшего населения.
Неадекватным оказался уровень медицинской реабилитации облученного населения, хотя специально для этого организованный Филиал № 4 ИБФ МЗ СССР (в настоящее время - Уральский научно-практический центр радиационной медицины) приложил достаточно усилий к предупреждению заболеваний, вызванных облучением, и лечению пострадавших.
За исключением диспансеризации и лечения облученного населения Филиал № 4 ИБФ за все прошедшее время из-за недостатка ресурсов не проводил других массовых мероприятий, направленных на медицинскую реабилитацию населения. Органы и учреждения здравоохранения в областных и районных центрах (и тем более на местах) не осуществляли достаточной медицинской реабилитации пострадавшего населения до начала 90-х годов. До 1993 г. - времени принятия Закона РФ “О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии 1957 года на производственном объединении “Маяк” и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча” [97], облученному населению, включая лиц с явно выраженными заболеваниями, не было предусмотрено каких-либо льгот и компенсаций, что существенно осложняло социальную и медицинскую реабилитацию облученного населения.