Содержание материала

Оценка результатов изучения медицинских последствий облучения. Возникшие трудности и неопределенности
По медицинским последствиям, т.е. влиянию на здоровье населения, радиоактивное загрязнение р. Теча - самый крупный радиационный инцидент за время функционирования в нашей стране атомной промышленности. Остальные аварии уступают ему, хотя, как будет показано дальше, в аварию 1957 г. и, особенно, в аварию на Чернобыльской АЭС были вовлечены более значительные территории и соответственно большие по численности контингенты людей. В результате радиоактивных сбросов в р.Теча, а это в общей сложности около 10,4х1016 Бк (2,8 млн.  Ки), в ареале радиоактивного загрязнения оказалась речная система протяженностью более 1000 км, если счет вести от мест сбросов до устья р. Тобол. Наиболее загрязненная часть — р. Теча, в меньшей степени р. Исеть, протяженность которой до места ее впадения в р. Тобол более 500 км. На этом участке речной системы проживало около 120 тыс. человек, включая жителей двух городов областного подчинения - Шадринска и Ялуторовска.
Наиболее тяжелое положение сложилось в верховье р. Теча, где численность населения в период максимальных сбросов радиоактивных отходов в реку (в 1950-1952 гг.) составляла 28000 человек. В период максимального загрязнения и последующие несколько лет, до середины 50-х годов, в прибрежном районе р. Теча первоначально было зарегистрировано 940 случаев хронической лучевой болезни. Из них большая часть приходится на верхний участок реки. И хотя в последующем эти цифры были подвергнуты ревизии, тем не менее наличие хронической лучевой болезни в прибрежном районе - установленный факт. Кроме того, у части людей, значительно большей, чем контингент лиц с ХЛБ, возникли в разной степени выраженные отклонения со стороны сердечно-сосудистой, нервной, иммунной и некоторых других систем, которые тоже привели к ухудшению здоровья населения. К этому необходимо добавить морально-психологический фактор, чувство неполноценности и обреченности у местных жителей, которое явственно ощущалось в разговорах с ними, особенно в первые годы загрязнения реки. Жалобы на снижение потенции у мужчин, часто встречаемые у людей апатия, слабость и другие проявления наряду с объективными нарушениями преимущественно функционального характера усиливали отрицательное психологическое влияние на людей.
Конечно, нельзя приписывать все наблюдавшиеся эффекты и последствия только радиационному влиянию. В послевоенный период, как это выяснилось при изучении медико-демографического фона за годы, предшествовавшие загрязнению р. Теча, в этих районах не все было благополучно со здоровьем населения в связи с распространенностью здесь таких болезней, как бруцеллез, туберкулез, детские болезни, некоторые злокачественные опухоли, т.е. всего того, из чего складывается краевая патология, свойственная данной местности с этническими особенностями быта населения и тяжелым экономическим его положением в первое послевоенное десятилетие. Местное население испокон веку не было избаловано услугами здравоохранения. Повышенное внимание к нему в годы диспансеризации, медицинские осмотры, начатые с 1952г., имели положительное значение в повышении выявляемости различной патологии и в то же время сыграли “отрицательную” роль, выразившуюся в проявлениях аггравации болезненных состояний у многих людей.
Все это вместе взятое наложило отпечаток на результаты проводимых с 1952 г. медицинских обследований населения и должно было отразиться на так называемых показателях общественного здоровья: заболеваемости и смертности населения. Поэтому, когда в конце 50-х годов было начато одновременно ретроспективное (за 40-50-е годы) и проспективное изучение этих показателей здоровья, был принят модус на их обязательную оценку за период, предшествующий облучению. В последующем это себя полностью оправдало, так как удалось вычленить различия в сравниваемых группах населения, обусловленные естественно протекающими демографическими процессами. Необходимость привлечения к оценке здоровья облученного населения показателей общественного здоровья, в том числе смертности, дающей наиболее достоверную информацию, была продиктована прежде всего “глобальностью” радиационного влияния. Речь шла об облучении не отдельных групп людей, а всего населения этих районов, включая детей и стариков, беременных женщин и лиц с тяжелыми болезнями, присущими, в частности, старческому возрасту. В этих условиях можно было ожидать, что порог летальности для многих состояний при сочетании “естественного” и “радиационного” значительно понизится. При действии умеренных доз, характерных для района побережья р. Теча, могла проявить себя избыточная смертность, что в последующем и подтвердилось.
Материалы по прибрежному району р. Теча единственные, в которых впервые показаны закономерности формирования избыточной смертности, причем в различных классах болезней и нозологических формах, у лиц разного пола и возраста. Столь значительный “урожай” эффектов во многом объясняется тем, что ГНЦ-ИБФ с первых лет проведения эпидемиолого-демографических исследований вел их широким фронтом, исходя из принципа от общего к частному, от коэффициента общей смертности к смертности в разных возрастно-половых группах и отдельных нозологических формах. Такой подход оправдывался скудностью представлений в 50-х годах о возможных последствиях облучения населения.
Отмеченная в первые годы радиоактивного загрязнения реки избыточная общая смертность, смертность от болезней органов кровообращения и инфекций, детская  смертность были отнесены к детерминированным эффектам [64]. Возможно, это не совсем справедливо для всех “ранних” эффектов, возникающих в первые годы облучения. Но зато в некоторой степени условное разделение обнаруженных эффектов на детерминированные и стохастические придавало четкость изложению материала и логичность интерпретации результатов.
Нельзя не остановиться на том, сколь трудно было приходить к заключению о радиационной принадлежности тех или иных изменений к определенным медико-демографическим показателям. Основная сложность состояла в том, что сам факт наличия, например, избыточной смертности не давал прямых доказательств его радиационного происхождения. Нередко такой вывод следовал логически. Так, по времени возникновения и спектру эффектов можно было определенно утверждать, что во всем этом “замешан” фактор облучения. Но в то же время “меток” на каждый случай смерти, подтверждающих или отрицающих роль облучения, не было, да и не могло быть. Весь мировой эпидемиологический опьгг идентификации смертельных детерминированных и стохастических эффектов страдает одним и тем же недостатком — отсутствием прямых доказательств, которые бы раскрывали природу выявляемых изменений. Приходится довольствоваться тем, что дает сравнительный эпидемиологический анализ, основой которого является сравнение облученных и необлученных групп населения.
При использовании понятия “радиационные эффекты” имелось ясное понимание того, что в возникновении избыточной смертности повинно не только облучение населения. Помимо условий, в которых находилось население, и особенностей медико-демографического фона учитывалось, что избыточная смертность должна была формироваться, в основном, за счет лиц, потенциально обреченных с точки зрения наличия того или иного патологического состояния. Можно было предполагать, что облучение ускоряло исход болезни в наиболее тяжелых случаях. Это предположение подтверждалось тем, что большинство эффектов проявилось в наиболее ранимых возрастах — у детей и лиц пожилого возраста. Очень важное значение имели результаты медицинских обследований; для понимания механизма формирования избыточной смертности от болезней органов кровообращения — результаты изучения функциональных и органических изменений в сердечно-сосудистой системе у облученных людей. Выраженное угнетение естественного иммунитета у облученных в наиболее высоких дозах объясняло наличие избыточной смертности от инфекционных заболеваний и болезней, вызываемых аутофлорой организма.
Нет необходимости повторять содержание разделов 1.6.1-1.6.3. Вместе с тем представляется целесообразным коротко и в общем плане описать последовательность развития в прибрежном районе речной системы медицинских последствий облучения. Анализ этих событий помогает не только оценить ущерб здоровью, выраженный в том числе в безвозвратных потерях, но и представить, как может развиваться ситуация в будущем.
Если проанализировать ситуацию за весь период, прошедший с момента сброса в р. Теча радиоактивных отходов, а это уже почти 50 лет, то создается впечатление о практически полном сходстве реального и ожидаемого “сценариев” развития во времени “ранних” и отдаленных медицинских последствий облучения людей. Выражение “ранние последствия” в значительной степени условно, так как они, хотя и возникли в первые годы облучения, но сохранялись в течение 5-6 лет, а некоторые и в первые 10-13 лет. К таким последствиям относятся хроническая лучевая болезнь и другие проявления радиационных поражений, выявленные при медицинском освидетельствовании населения. В эти же сроки были обнаружены признаки ухудшения здоровья в виде избыточной заболеваемости и смертности. И те и другие последствия облучения были поименованы как детерминированные эффекты облучения. В результате принятых защитных мер, резко снизивших облучаемость населения, детерминированные эффекты постепенно исчезли. Однако начиная с 7-13-го года стали проявляться опухолевые эффекты. Вначале это был лейкоз, а затем с коротким временным разрывом - другие опухоли. Развитие детерминированных и стохастических опухолевых эффектов сопровождалось некоторым “неспецифическим” и “специфическим” сокращением продолжительности жизни. К 30-летнему сроку от начала облучения на побережье р. Теча наметилась тенденция угасания опухолевых эффектов. Но вся информация о детерминированных и опухолевых эффектах, в основном, ограничивается началом 80-х годов. Что будет дальше — покажет время. В УНПЦРМ продолжается работа по пополнению медико-дозиметрического и канцерогенных регистров. В то же время в последние годы в УНПЦРМ проводятся исследования, направленные на выявление генетических эффектов облучения. Пока определенной ясности в этой проблеме нет.
Возникает вопрос: каким может видеться прогноз ситуации на будущее? Анализ того негативного в здоровье людей, которое выявлено в первые 30 лет от начала облучения, позволяет определенно утверждать, что в последующие годы (если не изменится в худшую сторону радиационная обстановка) полностью или почти полностью исчезнут какие-либо проявления радиационных поражений, обнаруживаемые при клинических обследованиях людей. Маловероятно проявление с достаточной убедительностью генетических последствий. Еще возможны опухолевые эффекты, но их пик уже прошел. И причина угасания эффектов облучения не только и не столько в биологической их сути, сколько во вмешательстве социальных факторов. В силу естественно протекающих демографических процессов с течением времени в связи с естественной убылью местного населения за счет смертности и миграции все меньше остается людей, составляющих персонифицированный регистр. Поэтому снижается вероятность проведения прецизионных исследований, что связано с уменьшением статистических выборок. Это обязательно скажется на эффективности эпидемиологических исследований, которая в связи с нередко низким качеством исходного материала и так оставляет желать лучшего.
Из сказанного выше отнюдь не вытекает вывод о бесперспективности дальнейших наблюдений за облученным населением. Однако требуется высокая готовность к их осуществлению. В организации работ должен доминировать принцип строгого индивидуального наблюдения за каждым, входящим в регистр, исключение случайных потерь в регистре, объективная верификация диагнозов по результатам аутопсий и другие организационные меры, направленные на сохранность регистра, полноту и качество получаемой из него информации. В последние периоды времени именно в таком ключе старается проводить исследования УНПЦРМ.