Содержание материала

Наиболее фундаментальный материал о развитии радиационно-индуцированного рака у людей получен в наблюдениях за пострадавшими от атомных взрывов в Хиросиме и Нагасаки. Злокачественные опухоли возникали у пациентов, подвергавшихся по поводу различных заболеваний рентгеновскому облучению, у лиц - носителей радия, у рентгенологов и радиологов.
Анализ смертности от злокачественных новообразований по нашим материалам начат с I, II групп людей, населявших берега р. Теча. Сопоставление динамических рядов смертности по Ι+ΙΙ и контрольной группам позволяло убедиться в том, что оба ряда претерпели во времени почти одинаковые изменения (рис. 1.16).
До 7-13-го года наблюдения смертность в обеих группах нарастала с 5-6 до 15,0-15,7 случаев смерти на 10000 чел. год1. Затем она стала падать с некоторым отставанием в облученной группе. Наиболее значительны различия на 10-19-й годы от начала облучения, когда относительный риск достиг 1,20. В период, предшествовавший облучению, он составлял 1,02, т.е. на 10-19-й годы относительный риск возрос на 18%.
В анализ были введены также данные по сельскому населению Челябинской (первая область) и Курганской (вторая область) областей, на территории которых проживают Ι+ΙΙ и Ιк+ΙΙк группы населения. Результаты оказались очень близкими.
На 10-19-й годы облучения среднегодовой коэффициент смертности от злокачественных новообразований в облученной Ι+ΙΙ группе составил 15,4 ± 0,9 случая смерти на 10000 чел. год1, в контрольной группе населения - 12,8 ± 0,7 случая, а среди сельского населения в Челябинской и Курганской областях - в среднем 13,3 случая. 

Рис. 1.16. Динамические ряды смертности от злокачественных новообразований в Ι+ΙΙ облученной и Ιк+ΙΙк контрольной группах населения [64, 70]

Таблица к рис. 1.16

Избыточная смертность оказалась равной в первом случае 2,6 умерших на 10000 чел. год при уровне значимости 0,03, а во втором случае - 2,1 умерших с уровнем значимости менее 0,05. При эпидемиологическом изучении онкологической смертности, проведенном в УНПЦРМ когортным методом за 33- летний период наблюдения (1950-1982 гг.), зафиксировано увеличение смертности по сумме злокачественных новообразований [80]. Избыточный относительный риск для раков, соотнесенный с дозой на мягкие ткани изменялся в интервале 0,27-1,03 и в среднем составил 0,65 на 1 Гр, что коррелировало с данными по Хиросиме и Нагасаки.
Анализ смертности по половой принадлежности, возрасту и нозологическим формам требовал увеличения статистического материала. Поэтому дальнейший анализ проводился по двум периодам: первым 14 годам наблюдения (5 лет до облучения и 9 лет после начала облучения) и последующим 10 годам (10-19-й годы облучения). С использованием материалов, изложенных в монографии [70], анализ смертности по нозологическим формам проведен за 29 лет от начала облучения (1950-1978 гг.).
Возвращаясь к общей смертности от злокачественных новообразований, необходимо отметить разную степень выраженности избыточной смертности в I и II группах населения. При коэффициентах смертности в период 10-19-й годы в I группе 13 случаев смерти на 10000 чел. год1, а во II группе 15,9 случаев избыточная смертность в этих группах составила 4,1 и 1,8 случая на 10000 чел. год1. В I группе уровень значимости различий равен 0,05.
После сформирования медико-дозиметрического регистра под наблюдением оказалось почти все облученное население, включая те группы людей, которые в разное время были отселены с берегов р. Теча. Благодаря этому удалось выделить среди обследованных шесть групп [81, 82] с разной дозой облучения. За 33 года прослежена судьба 25152 человек. Из них умерло 8015 человек. Документально подтвержденных причин смерти удалось собрать для 67,3% скончавшихся, из них от новообразований умерло 774 чел. [81]. В обобщенном виде сведения о группах населения с различными дозами и смертностью от злокачественных новообразований приведены в табл. 1.27.
По совокупности всех групп связь смертности с эффективной дозой оказалась статистически недостоверной, но при разделении на группы татаро-башкирского и русского населения она повысилась. Поэтому в дальнейшем были сформированы две группы облучившихся: группа русского населения и группа татаро-башкирского населения.
Укрупнение материала позволило авторам оценить смертность от отдельных локализаций рака. Достоверные различия с контрольными группами были отмечены: в группе русского населения - по раку тела и шейки матки; в группе татаро-башкирского населения - по новообразованиям кроветворной и лимфатической ткани. Для оценки радиационного риска были взяты лейкозы, рак желудка, пищевода, тела и шейки матки, легких и молочной железы, поскольку эти новообразования имели наибольший вес в структуре онкосмертности.

Таблица 1.27
Характеристика наблюдаемого контингента и смертность от злокачественных новообразований [81]

Использовались и иные методические принципы, основанные на сравнительном анализе, наиболее значимых различиях с контролем и на логике всех имеющихся фактов. Забегая несколько вперед, следует отметить, что расхождения, вызванные методическими подходами, имеются только по структуре избыточной смертности от злокачественных новообразований. Понятно, что причины этого лежат, главным образом, в неопределенностях, свойственных исходному материалу, и, прежде всего, в наличии недостаточных уровней значимости выявляемых различий с контролем, обусловленных ограниченным объемом статистического материала.
Динамические ряды смертности в III и контрольной группах населения в основном повторяют то, что было отмечено по I+II и Iк+IIк группам. Но избыточная смертность отмечена в последний период наблюдения (рис. 1.17).
В структуре смертности от злокачественных новообразований во всех группах сравнения, облученных и необлученных, преобладали три локализации рака: желудка, легких и матки. 

Рис. 1.17. Динамические ряды смертности от злокачественных новообразований в III облученной и IIIк контрольной группах населения [64, 70]

Таблица к рис. 1.17

Годы наблюдения

Облученная группа ( III )

Контрольная группа ( III к)

Относительный риск

Уровень значимости

Число случаев

на 10000
чел/год

Число случаев

на 10000 чел/год

Контр. период 1-5

99

6,7±0,7

52

5,9+0,8

1,13

>0,4

Годы облуч.
1-2

43

7,6±1,2

26

7,4±1,4

1,03

 

3-6

162

14,5±1,1

94

13,2±1,4

1,10

>0,4

7-9

171

13,9±1,0

125

16,0±1,4

0,87

-

10-14

207

18,6±1,3

133

17,0±1,5

1,09

>0,4

15-19

200

14,6±1,0

146

15,4±1,3

0,95

-

20-23

161

16,1±1,3

93

13,1±1,4

1,23

0,09

24-26

125

18,2±1,6

73

14,7±1,7

1,24

>0,1

Укрупненные периоды

Годы облуч.
1-9

376

13,0±0,7

245

13,3±О,8

0,98

 

10-19

407

16,4±0,8

279

16,1±1,0

1,02

-

20-29

286

17,0±1,0

166

13,7±1,1

1,24

0,1

1-26

1069

15,1 ±0,5

690

14,4±0,5

1,05

>0,4

10-26

693

16,6±0,6

445

15,1 ±0,7

1,10

0,09

На их долю приходится около 60-70% всех случаев смерти от злокачественных новообразований. Заметно выпадает смертность от рака пищевода в I и Iк группах населения. В этих группах татаро-башкирского населения частота рака пищевода необычайно высока, что объясняется особенностями питания. Об этом пойдет речь дальше. Начать же рассмотрение смертности от отдельных локализаций злокачественных новообразований целесообразно с лейкозов.
Лейкозы - сравнительно редко встречающаяся опухолевая патология. Смертность от лейкозов среди сельского населения обычно составляет 0,2-0,5 случая на 104 чел. год. Поэтому анализ смертности от лейкозов, как, впрочем, и других опухолей, в I, II и III группах населения ГНЦ - ИБФ проводил на сгруппированном материале: в I и II группе населения за 29 лет, а в III группе с учетом отмеченного проявления избыточной смертности по сумме злокачественных новообразований за 10-26-й годы, т.е. за 17 лет. Из литературы известно, что лейкозы могут возникать при облучении сравнительно небольшими дозами [83]. При высокой соматической чувствительности индивидуума - даже при дозе облучения 20 сГр [84]. Поэтому определенная вероятность избыточной смертности от лейкозов имелась во всех трех группах населения.
Малый объем выборки по лейкозам не давал возможности построить динамические ряды смертности, но все-таки позволял сделать количественные оценки смертности раздельно по каждой облученной группе населения. Было установлено, что коэффициенты смертности снижаются от I группы к III группе. Если в I группе усредненный за 29 лет коэффициент смертности составил 0,76 случая смерти на 104 чел. год·1, то во II группе за этот же период времени - 0,65 случая, а в III группе за 26 лет от начала облучения - 0,45 случая. По контрольным группам населения было принято целесообразным установить единый усредненный коэффициент смертности от лейкозов 0,3 случая на 104 чел. год1. Тогда избыточная смертность в I, II и III группах оказывается равной 0,46; 0,35 и 0,15 случая на 104 чел. год1. Эти данные по смертности от лейкозов получены в ГНЦ - ИБФ [70].
Наиболее глубоко проработка материалов по лейкозам проведена в УНПЦРМ. В этом центре с 1950 г. по 1982 г. среди облучившегося населения зарегистрировано 37 случаев лейкозов [66], что на 23 случая превысило ожидаемое количество. Была проанализирована заболеваемость различными клеточными формами лейкозов. Заболеваемость острым лейкозом, хроническим миелолейкозом и всеми формами в целом оказалась среди облучившихся выше, чем среди сельского необлученного населения области. Стандартизованный показатель заболеваемости всеми формами лейкозов у облучившихся составил 10,57 случая на 105 чел., тогда как в контрольной группе - 4,54 случая [66]. По острым случаям показатель заболеваемости в облученной и контрольной группах на 105 чел. оказался равным соответственно 4,99 и 2,07 случая, по хроническим миелолейкозам - 3,72 и 1,10 случая, по хроническим лимфолейкозам - 1,87 и 1,36 случая. Соотношение заболеваемости в облученной и контрольной группах по всем лейкозам составило 2,3, по острым лейкозам - 2,4, по хроническим миелолейкозам - 3,4 и по лимфолейкозам -1,4. Выделяется хронический миелолейкоз, который наиболее свойствен лейкозам радиационного происхождения. Однако по клиническому течению и морфологии не выявлены специфические черты, присущие лейкозам у облученных людей [66].
Одновременно с заболеваемостью лейкозами изучалась и смертность от них [85]. У облучившегося контингента она оказалась равной 5,82 случая смерти на 106 чел. лет, в контрольной группе - 2,97 случаям. Абсолютный избыточный риск смерти 0,85 (0,24- 1,45) случаев в расчете на 104 чел. лет Гр1 примерно в 3 раза ниже, чем у жителей Хиросимы и Нагасаки. Разницу объясняют в одном случае хроническим, а в другом острым облучением. Применение различных моделей для расчета риска показало, что лейкомогенный риск по мере увеличения дозы возрастал скорее линейно, чем по квадратичной модели. Исследования по уточнению лейкомогенного риска продолжаются. Первоочередной задачей является создание полного банка данных по всем случаям лейкемии.
Попытка выявить влияние половых отличий в смертности от лейкозов у мужчин и женщин [64, 70], успехом не увенчалась. Результаты оказались противоречивыми. В I и II группах преобладала смертность у женщин, в III группе - у мужчин (рис. 1.18). Из- за недостаточного объема материала не удалось проанализировать возрастную зависимость смертности от лейкозов. Это было сделано на укрупненном материале, когда были объединены все лимфогемобластозы, зарегистрированные в III группе населения (рис.1.19). Избыточная смертность выявлена в самой младшей (0-19 лет) и старшей (> 60 лет) группах населения. Следует отметить, что из других видов лимфогемобластозов (помимо лейкозов) были выделены лимфоретикулосаркомы и лимфогрануломатозы, средняя частота которых в III группе населения составила соответственно 0,1 и 0,05 случая на 104 чел. год1.
Формирование доз внутреннего излучения на побережье р. Теча полностью зависело от поступления радионуклидов алиментарным путем. Одним из дозообразующих факторов для ЖКТ стал транзит радионуклидов. Те отделы ЖКТ, в которых наибольшее время задерживались радионуклиды, получали и более высокие дозы. По степени нарастания дозы на различные отделы ЖКТ распределяются в следующем порядке: рот и глотка, пищевод, желудок, тонкая кишка, толстая кишка. Если придерживаться мнения, что опухоли возникают прежде всего в наиболее облученных органах и тканях, то избыточную смертность следовало ожидать в первую очередь от облучения кишечника. Однако этого не наблюдалось. Как соотносятся разные виды опухолевых заболеваний в облученных группах, можно судить по коэффициентам смертности от опухолей, локализованных в органах пищеварения. 

Рис. 1.18. Параметры количественной оценки смертности мужчин и женщин от лейкозов в I, II, III группах облученного населения [64, 70]: а — наблюдаемый коэффициент смертности; б — относительный риск смертности; в — избыточная смертность

Представленное на рис. 1.20 подобное соотношение коэффициентов смертности почти типично для рака органов пищеварения, когда 50-70% приходится на рак желудка (4,2-6,6 случая смерти на 104 чел. год1), а остальные 30-50% - на все другие локализации. Но в I облученной группе, так же как и в контрольной для нее группе, где подавляющее большинство составляли татары и башкиры, отмечена высокая смертность от рака пищевода. Как выяснилось при опросе населения, одной из особенностей их питания является употребление горячей пищи, особенно чая, который пьется в больших количествах. 

Рис. 1.19. Параметры количественной оценки возрастных коэффициентов смертности от лимфогемобластозов в III группе облученного населения на 10—29-й годы от начала облучения [64, 70]: а — наблюдаемый коэффициент смертности; б — относительный риск смертности; в — избыточная смертность


Рис. 1.20. Коэффициенты смертности от рака отдельных органов пищеварения в I, II и III группах облученного населения за 1—29 годы [64, 70]:
1 - рот и глотка; 2 — пищевод; 3 — желудок; 4 — кишечник (кроме прямой кишки); 5 — прямая кишка; 6 — прочие органы

Поэтому рак пищевода в этих районах - местная опухолевая патология. Повышенный опухолевый фон стал причиной более высокого радиационного риска для этой опухолевой патологии. Отмечено это только в I группе населения (рис.1.21) с наиболее высокими дозами и наибольшим вкладом в суммарную дозу внешнего γ-излучения.

Рис. 1.21. Избыточная смертность (а) и относительный риск смерти (б) от рака отдельных органов пищеварения в I группе облученного населения [64, 70]: 1 - рот и глотка; 2 — пищевод; 3 — желудок; 4 — кишечник (кроме прямой кишки); 5 - прямая кишка; 6 - прочие органы

Большую же подверженность желудка облучению по сравнению, например, с кишечником можно объяснить тем, что желудок наиболее уязвим для различных воспалительных заболеваний, которые сами по себе благоприятствуют развитию опухолей. По поводу болезней желудка обращаемость составила 43%, а, например, прямой кишки - 0,4-1,0% по отношению к общему числу обращений по поводу заболеваний органов пищеварения [86].
Другой группой критических по дозе органов стала мочевыделительная система, через которую осуществлялся транзит радионуклидов. Соотношение коэффициентов смертности от опухолей этой, а также половой сферы и молочной железы приведено на рис. 1.22.
Среди органов мочевыделительной системы избыточная смертность обнаружена только по раку мочевого пузыря в I группе населения - 0,15 случая смерти на 104 чел. год-1. Эта величина избыточной смертности не обладает нужной степенью достоверности. Но за период 10-19 лет облучения избыточная частота составила 1,2 случая и обнаружена только у женщин в возрасте 40-49 лет. В этом возрасте женщины наиболее часто обращались за медицинской помощью по поводу заболеваний мочеполовой системы.
В то же время обнаружена избыточная смертность в I и II группе от рака шейки матки. При этом во II и контрольной группах выше спонтанная частота заболевания шейки матки. Выше во II облученной группе и избыточная смертность. 

Рис. 1.22. Наблюдаемые коэффициенты смертности от рака отдельных локализаций мочеполовой сферы и молочной железы в I и II группах облученного населения [64, 70]:
1 - шейка матки; 2 - тело матки; 3 - другие женские половые органы; 4 - молочная железа; 5 - мужские половые органы; 6 - органы мочевой системы

Если в I группе она равна 0,78 случаев на 104 чел. год-1 (уровень значимости 0,05), то во II группе - 1,10 случаев (уровень значимости менее 0,01). Для понимания причин возникновения избыточной смертности от рака шейки матки была изучена гинекологическая заболеваемость. Оказалось, что в I, а особенно во II группе облученного населения наблюдалась высокая заболеваемость эрозиями шейки матки, эндоцервицитами, другими воспалительными заболеваниями. Частота этих заболеваний в 2-2,5 раза выше, чем в контрольных группах [64, 70]. Не исключено, что определенную роль в этом мог сыграть неблагоприятный “санитарный” фон. Использование речной воды с высоким бактериальным загрязнением для бытовых целей могло стать одним из факторов распространения различных болезней, в том числе воспалительных заболеваний женской половой сферы.
Результаты анализа онкосмертности, проведенного специалистами УНПЦРМ по двум группам населения со средней эффективной дозой 0,37 Зв (диапазон 0,15-1,0 Зв) и 0,13 Зв (диапазон 0,03- 1,4 Зв), дали возможность оценить абсолютный риск смерти для нескольких локализаций рака. В расчете на 104 чел. лет Гр-1 он составил: для рака желудка 2,5 и 2,4 случая смерти, для тела и шейки матки 2,7 и 12,1 случая, для рака пищевода при дозе 0,37 Зв 2,7 случая [81, 87].
Критическим по дозе облучения органом у жителей прибрежных районов стала помимо красного костного мозга и центральная нервная система. Окруженный костным панцирем головной мозг подвергается повышенному облучению за счет γ-β-излучения, испускаемого инкорпорированными в скелете радионуклидами и прежде всего 90Υ и 137Cs. Опухоли мозга при облучении отмечали авторы работ [88,89]. Опухоли возникали при γ-облучении головы по поводу, в основном, грибковых заболеваний в дозах 70-170 сГр. Поэтому в ГНЦ - ИБФ было признано целесообразным внимательно проанализировать смертность от опухолей головного мозга.
В I группе облученных средняя накопленная доза на оболочки и поверхностный слой коры головного мозга к периоду максимального проявления опухолевого эффекта (10-19-й годы облучения) составила 700 мЗв, во второй группе - 300 мЗв при индивидуальных отклонениях до одного числового порядка. С учетом низкой частоты опухолей ЦНС разработка проведена по объединенной 1+II группе, а для достоверности привлечены материалы по сельскому населению Челябинской и Курганской областей (рис. 1.23).
Сравнение дало весьма редкое совпадение результатов. Избыточная смертность от опухолей головного мозга находится в узком интервале значений 0,58-0,62 случая смерти на 104 чел. год1 при высоком уровне значимости (Р<0,01). В исследованиях [88, 89] при облучении дозами 70-170 сГр и 100-140 сГр выход опухолей составил 0,1-1,0 случай на 104 чел. год1. В I+II облученной группе при средней накопленной дозе 400 мЗв избыточная смертность была равна 0,6 случая смерти на 104 чел. год1, т.е. наблюдается неплохое согласование результатов. В III и контрольной группах коэффициенты смертности совпали - 0,25 и 0,25 случая смерти на 104 чел. год1, из чего следует вывод, что при средней накопленной дозе на поверхность паренхимы коры головного мозга 150 мЗв, а на гипофиз 200 мЗв опухоли в первые 26 лет облучения не возникают.
Дальнейший анализ материала показал, что опухоли головного мозга как спонтанные, так и при облучении чаще возникают у мужчин. С возрастом спонтанная частота опухолей возрастала, увеличивалась и избыточная смертность. Но средний возраст умерших не превысил 37 лет [70].
Из остальных локализаций злокачественных новообразований избыточная частота обнаружена только по раку кожи, которая в I+II облученной группе составила 0,19 случая смерти на 104 чел. год1, а в III группе - 0,08 случая. Около 80% рак кожи возникал у лиц старше 60 лет.
Мировая эпидемиологическая наука пока еще не располагает убедительными данными о нижних значениях дозы, при которых возможно развитие радиационно-индуцированного рака. Признано, что индуцирование рака является наиболее важным соматикостохастическим эффектом при дозах менее 1 Гр (100 рад) [90].

Наблюдаемые коэффициенты смертности
Число умерших на 10000 чел. год-1

а - наблюдаемые коэффициенты смертности:
1 - Ι+ΙΙ группа облученных; 2 - Ik+IIk группа облученных; 3 — сельское население Челябинской области; 4 - сельское население Курганской области; б, в — избыточная смертность и относительный риск смерти: 1 - при сравнении I+II группы с Ik+IIk группой; 2 — при сравнении I+II группы с сельским населением Челябинской области; 3 — при сравнении I+II группы с сельским населением Курганской области


Рис. 1.23. Параметры количественной оценки смертности от опухолей головного мозга в I+II облученных группах на 10—9-й годы с начала облучения (число умерших на 10000 чел. год1) [64,70]

В I, II и III группах населения при разных дозах различными оказались не только степень выраженности эффекта, но и спектр опухолей с избыточной смертностью. В I группе избыточная смертность отмечена по пяти видам (локализациям) новообразований: лейкозу, раку пищевода, желудка, мочевого пузыря и шейки матки; во II группе - по лейкозам и раку шейки матки; в III группе -  по лейкозам. Редко встречаемые опухоли головного мозга были выявлены в объединенной I+II группе. Во всех трех группах обнаружена избыточная смертность от рака кожи. По сумме опухолей с избыточным риском смерти избыточная суммарная смертность в I, II и III группах за 1-29-й годы составила соответственно 3,38; 1,63 и 0,28 случая смерти на 104 чел. год1. Рассчитанная по коэффициентам общей смертности от злокачественных новообразований она несколько иная: в I группе - 2,27, во II группе - 1,67 случая смерти на 104 чел. год-1. Но в том и другом варианте расчета радиационный риск существенно не меняется. По одним данным [65], избыточная смертность составила для побережья р. Теча 2,9 случая смерти на 104 чел. год-1, по другим [70] - 2,6 случая на 104 чел. год-1.
О связи рака с облучением говорит близкое соотношение в I, II и III группах избыточной смертности 1:0,48:0,07 и средних доз, накопленных за 29 лет, 1:0,32:0,14 (по дозе на поверхность кости взрослого человека). Более полного соответствия между эффектом и дозой ожидать невозможно, ибо по-разному в этих группах модифицировались опухолевые эффекты различными факторами и условиями, о которых говорилось выше.
Реализация опухолевых эффектов одновременно в трех группах с различными дозами послужила основанием для определения минимальных канцерогенных доз. Казалось, что на полученном материале это сделать просто. Если в I группе опухолевый эффект есть, а в двух других группах отсутствует, то промежуточные дозы, которые получило население I и II, II и III групп, являются минимальными канцерогенными для данного вида опухолей. На этом и было основано определение минимальных канцерогенных доз: для лейкозов - 130 мЗв, для остальных опухолей - 200-500 мЗв. Но реализацию опухолевого эффекта еще нельзя считать завершенной. Оценка дается пока за 30-летний период. Что будет дальше и каков может быть пожизненный опухолевый эффект, покажет время. Кроме того, какие бы представления об этом не сложились, очевидно, что полученные значения минимальных канцерогенных доз характерны для конкретных условий, в которых формировались опухолевые эффекты.
По поводу роли пола в развитии радиационно-индуцированного рака нет единого мнения. Имеющиеся эпидемиологические данные противоречивы. Ясно только одно - многое зависит от условий облучения и вида опухолей [91, 92]. Если судить по материалам, полученным в I+II группе, то суммарный опухолевый эффект выше у женщин. Но в нарушении баланса между мужчинами и женщинами повинна избыточная смертность от рака матки, развившаяся в условиях аномально высокого опухолевого фона.
У мужчин чаще, чем у женщин, возникали опухоли пищевода и желудка, а также опухоли мозга. У женщин превалировал чаще, чем у мужчин, рак мочевого пузыря. Характерно, что в облученных группах избыточная частота опухолей была более значительной в старших возрастных группах.
Под понятием “латентный период” подразумевается обычно время, прошедшее с момента облучения до возникновения опухоли. При определении латентного периода по избыточной смертности учитывается время от начала облучения и до момента наступления смерти от опухолевого заболевания. Величина “латентного периода” в этом случае несколько удлиняется. По опубликованным данным, среднее значение латентного периода для опухолей близко к 25 годам. Для некоторых опухолей, по которым получена избыточная смертность в I, II и III группах облученных, Меттлер и Аптон [90] приводят следующие значения латентного периода: лейкоз - 7-10 лет, желудок -14 лет, головной мозг -27 лет. Но ко всем приводимым данным о значении латентного периода нужно относиться осторожно, так как оно должно возрастать по мере увеличения сроков наблюдения за облученными людьми. Установлено также, что продолжительность латентного периода увеличивается со снижением дозы. Средний латентный период для некоторых опухолей в I, II и III группах населения приведен в табл. 1.28.

Таблица 1.28
Средний латентный период для некоторых опухолей в I, II и III группах в период наивысшего проявления опухолевых эффектов [64, 70]


Вид, локализация опухолей

Группа населения

Средний латентный период, год

Сумма опухолей В том числе:

Ι+ΙΙ

14,5±3,0

лейкозы

Ι+ΙΙ

14,6+2,3

рак желудка

I

13,0±7,4

рак матки

Ι+ΙΙ

14,7+1,6

Сумма опухолей

III

23,1±1,6

Уже говорилось о модифицирующем влиянии опухолевого фона на развитие опухолевых эффектов. В I и II группах населения это наиболее ярко выразилось в избыточной смертности от рака пищевода (I группа) и рака шейки матки (I и II группы). На модифицирующее влияние опухолевого фона указывают Меттлер и Аптон [90]. Они считают, что оцененная избыточная частота рака неодинакова для различных популяций, если в них различаются спонтанные частоты рака. Этот феномен впервые отмечен нами в Семипалатинской области среди населения, подвергшегося облучению за счет локальных радиоактивных осадков испытательных ядерных взрывов [93].
В группе людей казахской национальности отмечен факт необычайно высокой избыточной смертности от рака пищевода. В этих группах большое распространение получили воспалительные и другие заболевания пищевода, обусловленные этническими особенностями быта и питания казахского населения, в том числе употреблением горячей пищи и, особенно, использованием “дымящегося” чая. Как и в I группе облученного населения, в развитии избыточной смертности в данном случае сыграл свою негативную роль “восточный” тип питания людей.
Приведенные факты влияния естественной частоты рака на развитие радиационно-индуцированных опухолей проливают свет и на возрастные особенности избыточной смертности, выражающиеся в преимущественном развитии рака в старших возрастных группах. По мере старения организма, развития инволюционных изменений в органах и тканях повышается риск развития спонтанного рака. Среди облученного населения это провоцирует развитие избыточной смертности от рака. Таким видится механизм влияния неблагоприятного опухолевого фона на индукцию “радиационных” опухолей.
Важнейший момент при эпидемиологическом анализе онкосмертности - определение коэффициентов радиационного риска. В мировой литературе в наиболее полном виде коэффициенты радиационного риска представлены в Публикации № 26 МКРЗ. Рассчитанные по фактическому выходу рака у облученных людей, преимущественно у переживших атомные взрывы в Японии, коэффициенты радиационного риска давали представление о размерах опухолевых эффектов на единицу дозы за период наблюдений, который в то время был менее 40 лет. Позднее, в Публикации № 60 [94], были даны номинальные коэффициенты вероятности смерти для различных опухолей, рассчитанные на всю жизнь. Важно было посмотреть, как совмещаются эти материалы с данными, полученными при обследовании населения, проживающего в прибрежных районах р. Теча.
С учетом важности этого материала в табл. 1.29 включены только те значения коэффициентов риска, которые не вызывали больших сомнений. Исключены данные по раку молочной железы в группе А - 9,63 104 год-1 Гр-1 и раку матки в группе А - 12,1х10-4год-1 Гр-1 [80].
Как видно из таблицы, коэффициенты риска, полученные в [64, 70] и [80, 81], несколько отличаются друг от друга. Наиболее значительны различия по раку желудка. Но следует учесть, что в исследованиях [64, 70] при оценке дозы на ЖКТ учтены одновременно факторы накопления и транзита радионуклидов. Кроме того, не в полной мере совпадают в обоих исследованиях наблюдаемые группы, а значит, и условия облучения. 

Таблица 1.29
Коэффициенты радиационного риска смерти для опухолей различных локализаций в расчете на 1 год периода наблюдения

С учетом диапазона полученных значений коэффициента риска, рассчитанных на 1 год, определены коэффициенты риска, рассчитанные на период наблюдения. Они сопоставлены с расчетными данными Публикации № 60 МКРЗ (табл. 1.30) по пожизненным рискам.
О совместимости данных, полученных при обследовании населения, проживающего по р. Теча, и приведенных в Публикации № 60 МКРЗ, правильнее всего судить по коэффициентам риска, рассчитанным по сумме опухолей с исключением рака пищевода и рака матки. В этом случае коэффициент риска для населения прибрежного района по р. Теча почти в 1,7 раза меньше. Такое сочетание коэффициентов риска представляется логичным, поскольку период наблюдения за населением прибрежного района р. Теча охватывает только около половины средней продолжительности человеческой жизни. При оценке рисков необходимо учитывать также, что материалы МКРЗ основаны на данных мгновенного облучения жителей Хиросимы и Нагасаки, которые подверглись воздействию внешнего γ-нейтронного излучения.  Таблица 1.30
Коэффициенты радиационного риска смерти для опухолей различных локализаций в расчете на период наблюдения и в сравнении с данными Публикации № 60 МКРЗ (10-2 Зв-1)

Для населения на р. Теча (за исключением части людей, подвергшихся в первые годы гамма-облучению) преимущественное значение по динамике и уровню доз имел внутренний фактор, т.е. облучение за счет инкорпорированных радионуклидов и их транзита в организме. При этом имело место протяженное, в течение многих лет, воздействие умеренных и малых доз.
Из материалов по рискам и из того, что ранее говорилось о модификации стохастических эффектов, следует, что не может быть “стандартов” в коэффициентах радиационного риска. Слишком много различных факторов и условий, от которых зависит их уровень. Поэтому не удивляют отмеченные различия. Сравнение с данными МКРЗ полезно, в основном, для выявления артефактов, которые неизбежно возникают от не всегда оптимального качества исходного материала. Сравнение с данными МКРЗ, основанными на зарубежных публикациях, помогает также утвердиться в интерпретации кажущихся поначалу необъяснимыми, атипично высоких коэффициентов риска. На р. Теча к ним были отнесены коэффициенты риска смерти от рака пищевода и матки.