Содержание материала

Женьшень (Panax ginseng из семейства цветковых растений Araliaceae) возможно самое известное лекарственное растение в истории. Как оказалось, многие из легендарных свойств женьшеня являются характерными свойствами адаптогенов. Согласно различным источникам, женьшень был известен китайской народной медицине еще 3000-5000 лет назад. До недавнего времени популярность женьшеня значительно превышала фактическую научную обоснованность его чудесных свойств. За прошедшие несколько десятилетий, однако, исследователи, главным образом в России и Китае, продемонстрировали множество благоприятных влияний женьшеня на здоровье человека и в особенности на его адаптогенные свойства.
Женьшень - многолетнее растение с отдельным стеблем высотой до 55-65 см. Активное начало женьшеня содержится в его мясистом корне, размер которого зависит от возраста растения и может достигать длины от 5 до 50 см.
Интерес к химическому составу женьшеня возник более ста лет назад, однако лишь развитие Современных методов аналитической химии (различные виды хроматографии, гель-фильтрации, масс-, ИК-, ЯМР-спектроскопии и др.) позволило извлекать в чистом виде индивидуальные компоненты женьшеня (а также элеутерококка и ряда других адаптогенов) и приступить к изучению их структуры. Выяснилось, что это нейтральные гликозиды с лабильными тетрациклическими тритерпеновыми агликанами, содержащими в углеводородных цепях от 3 до 6 моносахаридных остатков, и таким образом они представляют собой новый тип тритерпеновых олигозидов. Из метанольного экстракта корней женьшеня выделено 7 гликозидов, названных в порядке увеличения полярности на хроматограммах панаксозидами А, В, С, D, Е, F, G, содержание которых в корне составляет от 21 до 28% (Еляков и др.,1962, 1964, 1965, 1972; Уварова и др., 1963). Ряд данных указывает, что основная биологическая активность женьшеня обусловлена именно этой необычной группой соединений. В работах японских ученых гликозиды женьшеня названы - ginsenoside (Shubata, 1975). Было также проведено сопоставление некоторых различий в структуре панаксизидов и гинзенозидов (Jolliffe, Shellard, 1975).
Как типичный адаптоген, женьшень увеличивает физическую и умственную выносливость так же как и устойчивость к разнообразным стрессогенным факторам, включая токсины, радиацию, чрезвычайно высокую температуру или простуду. Положительные результаты были получены при лечении туберкулеза в комплексе со специфическими средствами, малярии, гастритов, болезни Боткина, диабета, половых расстройств, старческого атеросклероза. Женьшень уменьшает уровень сахара в крови, улучшает анемию и нормализует кровяное давление. Различные неврологические и эндокринные нарушения также нормализуются под влиянием женьшеня (Брехман, 1957; Дардымов, 1976).
Следует отметить, что токсичность женьшеня чрезвычайно низка и составляет LD50 = 1,40 ± 0,06 г/кг для суммы панаксозидов, однако она значительно выше, чем LD50 = 4,74 ± 0,25 г/кг для гликозидов элеутерококка. Тем не менее токсичность жидких экстрактов женьшеня и элеутерококка почти одинакова - 16.5 г/кг и 14.5 г/кг - соответственно (в пересчете на сухой остаток). Следовательно, превышение разовой дозы в десятки раз не будет слишком опасно для жизни больного (Дардымов, 1976).

Женьшень и метаболизм. Женьшень активирует несколько важных биохимических механизмов организма. При стрессе он улучшает в клетках энергетическую продуктивность. У крыс, которых вынуждали плавать в течение двух часов, под действием женьшеня распад таких соединений, как гликоген, АТФ и креатин-фосфат был уменьшен, что свидетельствовало об улучшении коэффициента полезного действия при использовании этих энергоносителей. Накопление молочной кислоты в мышцах (индикатор истощения энергоресурсов) было также понижено. Женьшень также изменяет характер использования топлива в скелетных и сердечной мышцах при стрессе, стимулируя преимущественную утилизацию жирных кислот вместо глюкозы, что помогает, как мы знаем, сохранить белки от распада при синтезе из них глюкозы в процессе глюконеогенеза, так как организм способен производить глюкозу только из белков, но не из жира. Кроме того, женьшень повышает потребление кислорода, увеличивая способность мышц извлекать кислород из крови. Так, сумма панаксозидов повышала потребление животными О2 на 80% в диапазоне доз 5-17 мг/кг (Дардымов, 1976) приводила к положительному азотистому балансу и, как уже указывалось, активации использования липидов в качестве источников энергии (Brekhman, Dardymov, 1966). Интересно, что конечный результат этих метаболических эффектов женьшеня весьма сходен с параметрами улучшенного физического состояния, которое вырабатывается при регулярных физических упражнениях. В некотором смысле, потребление женьшеня в качестве пищевой добавки может быть самым коротким путем для достижения некоторой физической формы, “оставаясь при этом на своем удобном диване”.
Препараты женьшеня оказывают влияние и на половую функцию, ускоряя развитие семенных пузырьков и предстательных желез инфантильных мышей- самцов, а также стимулируя гонадотропную функцию гипофиза. Однако последний эффект зависел от количества сахаров в боковых цепях, так как активность панаксозида С (4 сахара) на 30% выше активности панаксозида А (3 сахара). Для биологического эффекта панаксозидов необходимо (как это характерно для большинства адаптогенов), чтобы половая функция была не только измененной, но и способной к восстановлению до уровня, присущего нормальному взрослому животному, как это имеет место у инфантильных мышей (Дардымов, 1976).
Экстракт женьшеня понижает уровень сахара в крови при алиментарной и адреналиновой гипергликемии. Аналогичным действием обладают и панаксозиды. Препараты женьшеня оказывали положительное влияние на течение аллоксанового диабета у животных (Брехман, 1957; Бездетко и др., 1961).

Механизм гипогликемического действия женьшеня, по-видимому, связан с проницаемостью клеточных мембран для глюкозы и с гексокиназной реакцией. Давно известно, что β-липопротеиды сыворотки крови больных диабетом (или животных с аллоксановым диабетом) тормозят захват глюкозы изолированной диафрагмой крысы (Bornstein, 1953; Bornstein et al., 1953) и активность гексокиназы - ключевых звеньев метаболизма глюкозы. При сахарном диабете кортикостероиды и β-липопротеиды плазмы крови образуют комплекс, который приобретает свойство ингибировать утилизацию глюкозы тканями (Ильин и др., 1965).
Очевидно, именно этот механизм активируется при интенсивной стресс-реакции, когда уровень глюкозы, липопротеидов и кортизола значительно повышен (см. гл. 12). Гликозиды женьшеня препятствуют развитию описанных выше процессов.
Детально исследовалось анаболическое действие женьшеня. Так, экстракт этого адаптогена повышал активность РНК-полимеразы печени крыс в течение восьми часов (Hiai et al., 1971), а также стимулировал включение меченых предшественников в ядерную РНК на 50-60% через четыре часа после внутрибрюшинного введения препарата. При этом количество тотальных рибосом увеличивалось на 20-30%, а рибосом, связанных с мембранами, на 30-50%; эта активация белок-синтезирующей машины выражалась также и в том, что in vitro полисомы печени увеличивали синтез белка (Оnrа et al., 1974).
Панаксозиды увеличивали включение меченных аминокислот в белки костного мозга и тестикул, а также митотический индекс миэлоидной и эритроидной тканей, ретикулоцитах и всех ядерных клетках косного мозга, т.е. женьшень активировал кроветворение (Yamamoto et al., 1975; Kim, 1974).
Большой интерес вызывают данные о влиянии экстракта женьшеня на содержание циклических нуклеотидов, которые как известно, служат внутриклеточными посредниками гормонов (Sutherland et al., 1966). Введение животным экстракта женьшеня через час повышало в крови содержание цАМФ на 40%, на этот показатель в печени и мышцах препарат не влиял. Однако женьшень увеличивал содержание цГМФ в крови, печени и мышце в 1.5-2 раза (Дардымов, 1987). При этом, как видно, снижалось отношение цАМФ/цГМФ, характерное для интактных животных, т.е. наблюдалась активация “холинергической” (анаболической) фазы метаболизма.

 Женьшень и стресс. Способность женьшеня защитить организм от разрушительной мощи чрезмерного стресс-ответа была впервые документирована российским ученым И. Брехманом и его сотрудниками (Брехман, 1957; Кириллов, 1966; Дардымов, 1976). Когда крысы подвергались действию серьезного стрессора, например длительной иммобилизации или плаванию в холодной воде, у них развивалось множество характерных патологических изменений, включая гипертрофию надпочечников, инволюцию тимуса и лимфатических узлов и образование язв желудка, т.е. типичная триада Селье. В работах школы И. Брехмана было показано, что экстракт женьшеня обеспечил значительную степень защиты против всех этих патологических изменений. Кроме того, женьшень смягчал гипертонию, гипотермию, предотвращал изъязвление слизистой желудка, под его влиянием надпочечники восстанавливали потерю аскорбиновой кислоты, вызванную стрессом (Takagi, 1974; Petkov, 1975), снижалось выведение с мочой 17-кетостероидов (Дардымов, 1976). Препарат препятствовал распаду тканевых белков и повышению сахара в крови, характерных для развития стресса. Эти эффекты женьшеня могут быть, по крайней мере частично, связаны с понижением интенсивности стресс-ответа и повышением реактивности тканей к инсулину, которая обычно понижена в течение стресса.
Обобщение многочисленных клинических и экспериментальных исследований позволяет сделать вывод (Дардымов, 1987), что при стрессе препараты женьшеня оказывают четкое защитное действие на стадии тревоги с уменьшением сдвигов в обмене веществ катаболического характера. При этом удлиняется стадия сопротивления общего адаптационного синдрома (ОАС) и замедляется наступление стадии истощения.
Женьшень как антиоксидант. Антиоксидантные свойства - также среди многих удивительных свойств женьшеня. Так, было показано, что гликозиды женьшеня и элеутерококка способны защитить эритроциты от повреждений свободными радикалами. Обычно, когда эритроциты подвергаются интенсивной атаке СР в условиях их высокой концентрации (например, при повышенном процессе перекисного окисления липидов - ПОЛ), мембраны разрываются, поскольку СР делают их хрупкими и лишают герметичности. Это явление называется окислительным гемолизом. Даже очень низки< концентрации гликозидов женьшеня и элеутерококка были способны предотвратить окислительный гемолиз эритроцитов. В дополнение к его действию, непосредственно в качестве антиоксиданта, женьшень также повышает собственную антиоксидантную защиту клеток, стимулируя синтез NADH, ключевого кофермента и энергоносителя, который является также мощным антиоксидантом (Брехман и др., 1968; Brekhman, Dardymov, 1986).
Женьшень может работать еще лучше в комбинации с другими антиоксидантами. Так, в клиническом исследовании, сорок пациентов с пониженным мозговым кровообращением из-за атеросклероза подвергались лечению стандартными успокаивающими и сосудорасширяющими лекарствами. Кроме того, двадцать пациентов получали антиоксиданты (витамины Е и С) и экстракт женьшеня. В этой группе наблюдалось более значительное улучшение мозгового кровообращения и лучший профиль липидов, чем в группе, получавшей стандартное лечение (Воскресенский и др., 1986).
Женьшень и центральная нервная система (ЦНС). В опытах на лабораторных животных и наблюдениях на людях установлено, что женьшень регулирует активность мозга: улучшаются показатели возбуждения и активного торможения. Однако эти влияния зависят от типа высшей нервной деятельности. Препарат влияет на метаболизм нейронов, транспорт аминокислот через гемато-энцефалический барьер и на обмен моноаминов головного мозга (Petkov, 1981).
У адреналэктомированных животных препарат повышал связывание кортикостероидов с определенными отделами мозга, а также чувствительность гипоталамуса и гипофиза (Fulder, 1981).
Геропротекторное действие. На популяции мух W* и дикой линии дрозофилы Oregon и мутантах линии White и Ebony изучалось геропротекторное действие 0,25-2,5% водных экстрактов женьшеня, элеутерококка и шиповника. Все экстракты увеличивали (в зависимости от линии мутантов) продолжительность жизни и плодовитость мух, особенно при стрессе. Выявлено антимутагенное действие изучавшихся экстрактов (Бердышев и др., 1981).
Стресс-протекторное действие женьшеня в определенной степени связано с ингибированием функции оси “гипоталамус-гипофиз-кора надпочечников”. Механизм этого действия не вполне ясен в отличие от такового в действии элеутерококка (см. ниже). Для женьшеня, по-видимому, в большей степени характерно его модулирующее действие на комплекс факторов нейроэндокринной регуляции метаболизма углеводов: снижение отношения цАМФ/цГМФ, снятие β-липопротеидного блока с клеточных мембран, повышение активности гексокиназы, глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы, РНК- полимераз. В итоге женьшень оптимизирует энергетическое и пластическое обеспечение организма, что вызывает снижение стресс- реакции по принципу отрицательной обратной связи. Определенную роль в действии гликозидов играет их прямое и опосредованное гашение реакций ПОЛ.

Использование. Дозы женьшеня, обычно используемого для лечения или профилактики, нетоксичны и редко вызывают побочные эффекты. Возможные побочные эффекты включают возбуждение, бессонницу и повышенное давление крови. Высокие дозы (в десятки раз выше, чем терапевтические дозы) могут проявить серьезную токсичность. Женьшень обычно не рекомендуется здоровым людям до 40 лет. Доза, рекомендуемая людям среднего и пожилого возраста для предотвращения болезней и общего замедления старения, эквивалентна количеству в 0,25-0,5 г сухого корня два или три раза ежедневно. Женьшень обычно рекомендуется принимать 15-20 дней с последующим перерывом по крайней мере в две недели. Далее указанные циклы могут повторяться.