Содержание материала

Стресс может наносить сердцу прямые и косвенные повреждения. Катехоламины, эти гормоны стресса, выделяемые мозговым веществом надпочечников и нервами симпатической системы, оказывают прямое влияние на сердечную мышцу. Большие количества катехоламинов, “выброшенные” в кровь во время первой фазы стресс-ответа (реакция “борьбы или бегства”), побуждают сердечную мышцу к более частым и более сильным сокращениям. В то же самое время катехоламины повышают давление крови, подвергая сердце дополнительной нагрузке. Увеличенная таким образом деятельность сердечной мышцы требует большего количества энергии, которая производится путем окисления, соответственно, большего количества биохимического топлива. Это ведет к формированию повышенного содержания свободных радикалов (СР), которые способны, как это уже не раз подчеркивалось, повреждать клеточные структуры и нарушать жизненно важные клеточные функции. В частности, перекисное окисление липидов, вызванное СР, приводит к повреждению мембран клеточных органелл и выходу их содержимого наружу, что (1) понижает энергетическую продуктивность и нарушает внутриклеточный гомеостаз, если повреждены мембраны митохондрий, и (2) вызывает дезорганизацию метаболизма в целом, если повреждены мембраны лизосом, из которых выйдут мощные пищеварительные ферменты. Если свободно-радикальные разрушения будут достаточно серьезными, некоторые клетки не смогут выжить. В отличие от печени или кожи, клетки сердечной мышцы не могут быть заменены путем деления; сердце компенсирует эти потери, увеличивая питание и работоспособность оставшихся клеток. Эта их повышенная функциональная активность будет эффективна до тех пор, пока адаптивная способность сердца не истощена, после чего может наступить клиническая сердечная недостаточность, тем более, что старение стимулирует изменения в фенотипе коронарных артериол, чему способствует развитие окислительного стресса, которое ослабляет весьма благотворное посредничество NO в расширении сосудов, питающих сердце (Csiszar et al., 2002).
В дополнение к необходимости вести образ жизни, позволяющий избегать стрессогенных ситуаций, когда это возможно, сердечная мышца может быть защищена от стрессовых повреждений высокими дозами антиоксидантов.
По мере старения увеличивается число людей, нуждающихся в кардиальных операциях. Однако у пожилых результаты таких операций хуже, чем у молодых. Вероятный содействующий этому фактор - возрастное снижение энергетической продуктивности клеток в миокарде в течение операции, которое, как известно, стимулируется анаэробным и ишемическим стрессом.

Липофильный кофермент Q-10 - тиооксидант и митохондриальный соединительный элемент окислительно-восстановительного потенциала дыхательной цепи, который способен улучшить энергетическую продуктивность в митохондриях, шунтируя неисправные компоненты дыхательной цепи, так же как и уменьшить эффект окислительного стресса. Предполагают, что предварительное введение CoQ-l0 до стресса (до операции) может улучшить восстановление миокарда после стресса (Rosenfeldt et al., 2002).
Витамин Е, основной клеточный жирорастворимый антиоксидант, способен, как было установлено, защитить сердечную мышцу животных при остром стрессе. Вероятно, и другие жирорастворимые антиоксиданты (липоевая кислота или мелатонин) также способны снижать такие повреждения. Недавно были исследованы антиоксидантные свойства деривата липоевой кислоты - (R)-альфа-липоевой кислоты (R-ЛK). Кардиальные миоциты старых крыс, получавших R-ЛК, показали значительно более низкую скорость генерации продуктов окисления, сравнимую с таковой у интактных крыс. Пищевые добавки с R-ЛK восстанавливали также уровень аскорбиновой кислоты в миоцитах и сокращали уровень окислительных повреждений ДНК. Старение сердца сопряжено с окислительным стрессом (главным его источником являются митохондрии), который существенно уменьшается добавкой (R)-альфа - липоевой кислоты (Suh et al., 2001).
Адаптогены, природные антистрессовые агенты, также проявляли подобные положительные качества (см. гл. 29).

Острый стресс может вмешиваться в сердечную функцию, нарушая нормальный сердечный ритм. Этот эффект обусловлен большим количеством катехоламинов, быстро выделяющихся при интенсивном стрессе (“катехоламиновый шторм”). Серьезные нарушения сердечного ритма могут вести к глубокому поражению сердечной функции и смерти. Индивид может быть буквально “напуган до смерти”, “умирать” от вспышки гнева или после какого-нибудь трагического случая - все это не только “события” второразрядных романов или фильмов, все это случается с реальными людьми. Каждый год более чем 400 тыс. человек в США становятся жертвами внезапной смерти. По-видимому, главной причиной таких смертельных исходов является серьезные нарушения сердечного ритма, при котором желудочки сердца начинают неудержимо и бесконтрольно трепетать (“мерцательная аритмия"), теряя способность вернуться к нормальному ритму сокращений.
В 1971 г. Г. Энгель (G. Engel) опубликовал результаты анализа 170 случаев внезапной смерти. Большинство таких случаев произошло вскоре после развития острого стресса в результате смерти или угрозы потери кого-то близкого, персональной опасности или ее угрозы, или иногда даже интенсивной радости. Сообщались некоторые примеры:
52-летний мужчина был в близком контакте со своим врачом в течение последней стадии болезни его жены, страдавшей раком легкого. Он умер внезапно от массивного инфаркта миокарда через день после ее похорон.
40-летний отец скоропостижно скончался, когда подкладывал подушку под голову своего сына, который лежал серьезно травмированный на проезжей дороге, сбитый мотоциклистом.
52-летний президент колледжа, гордившийся своим покровительством черных студентов, умер, когда узнал, что группа взбунтовавшихся черных студентов захватила здание администрации.
75-летний мужчина, выигравший несколько тысяч долларов на ставку всего в два доллара, умер у окошка, получая наличные деньги на свой “счастливый” билет.
Конечно, избежать многих из таких стрессогенных ситуаций невозможно, ибо это, так сказать, предопределено судьбой. Тем не менее состояние организма во время такого острого стресса может либо предрасполагать, либо защищать от внезапной смерти. Например, чувствительность сердечной мышцы к катехоламинам повышается при дефиците калия и магния и понижается при высоком потреблении этих полезных минералов. Высокое потребление калия и магния, содержащегося в больших количествах во фруктах и овощах, по-видимому, уменьшит риск внезапной смерти. Аминокислота таурин (производное таурохолевой кислоты) - другое питательное вещество, которое “умиротворяет” сердце и уменьшает риск внезапной смерти от “катехоламинового шторма”. Еще более важно общее состояние здоровья сердца. В различных исследованиях от 60 до 90% жертв внезапной смерти ранее уже имели существенную коронарную недостаточность сердца. Дезорганизация ритма, как известно, более вероятна у сердца, которое не получает достаточное количество кислорода из-за частичной блокады коронарных артерий склеротическими бляшками.

Атеросклероз - другой механизм, влияя на который стресс вносит вклад в болезни сердца. Гормоны стресса стимулируют ряд метаболических изменений, способствующих атеросклерозу, включая повышенный сахар в крови, пониженную чувствительность к инсулину и высокий уровень свободных жирных кислот. Стресс также “благоприятствует” (повышенный уровень альдостерона) развитию гипертонии, которая является сильным фактором риска для атеросклероза.
Ряд исследований пробуют связать социальное поведение людей с риском сердечно-сосудистых нарушений. Так, Р. Розенман (Rosenman), известный эксперт поведенческих факторов риска сердечных заболеваний, определяет психический тип людей, склонных к таким заболеваниям, следующим образом:
Индивиды, которые находятся в постоянном стремлении скорее достичь своих целей при соревновании с другими людьми или противостоящими силами окружающей среды, часто показывают ряд особенностей поведения, известных как характер поведения типа А (ХПТА). Этот тип включает такие поведенческие склонности, как честолюбие, агрессивность, стремление конкурировать и нетерпимость; специфическое поведение с такими особенностями, как настороженность, напряженные мышцы, быстрая и решительная стилистика речи, и такие эмоциональные реакции, как повышенная раздражимость и выраженные признаки гнева.
Если вернуться к физиологическим терминам, то ХПТА следует связывать с повышенной реакцией на стрессогенные факторы, когда большинство событий и ситуаций воспринимается (часто подсознательно) как весьма напряженные. В результате стресс-ответ организма может быть почти хроническим, способствуя развитию болезней сердца. 
Схема развития стресс-реакции, вызванной психоэмоциональными факторами
Рис. 32. Схема развития стресс-реакции, вызванной психоэмоциональными факторами (Меерсон, 1986)

Мы должны обратить внимание, что ХПТА - не характеристика индивидуальности, а в значительной степени тип поведения, который может быть востребован или не востребован в зависимости от уровня мотивации. В цивилизации, которая базируется на соревновательности и конкуренции, общество стимулирует интерес к ХПТА, считая полезными достижениями превосходство, победы, неустанное стремление к успеху и т.п. Стимулом для того чтобы не следовать идеалам ХПТА или по крайней мере уменьшить их значение, может быть желание понизить риск болезней сердца. К сожалению, часто требуется перенести сердечный приступ, чтобы человек получил достаточную мотивацию отказаться от ХПТА.
Столь важная роль психоэмоциональных факторов в патогенезе заболеваний сердца стимулировала огромное число медико-биологических исследований в этой области. Обобщение результатов этих, а также обширных собственных исследований содержится в известных публикациях Ф.З. Меерсона (1981, 1984, 1986а, б), а также в схематическом виде представлено на рис. 32.
Очень много написано о необходимости модификации поведения ради здоровья, включая изменение жизненной философии, отношений, восприятия и реакций на события. Обсуждение всех этих предметов — вне возможностей авторов этой книги. Мы только обратим внимание, что одним из ключевых факторов ХПТА является страстное стремление контролировать или управлять (насколько это достижимо, а часто и недостижимо) окружающей обстановкой. Многое в окружающем мире существует вне нашего контроля (управления), и это обстоятельство может вызывать у людей с ХПТА частые разочарования, расстройства, гнев и вообще вести к более высокому уровню стресса. Мы не хотели бы утверждать, что нужно полностью отказаться от активного контроля над жизнью, расслабиться и плыть по течению. Здесь важны серьезные оценки жизненных ситуаций и выводы из них, сделанные на основе здравого смысла. В связи с этим приведем цитату из книги С. Орента (Orent) “Стресс и сердце”:
Что оказывается необходимым для [типа] А, так это оценка приоритетов и способность разделить в реальной жизни ее вызовы на существенные и второстепенные. Насколько это важно, становится ясным, когда задаешь себе вопрос - а не разумно ли избежать такого раздражения, которое мы, например, испытываем в уличной автомобильной пробке, или подвергаемся “катехоламиновому шторму" ради продвижения на работе, если последствием этих переживаний может стать коронарная сердечная болезнь?

Изменить поведение с целью минимизировать гиперреактивность на действие стрессогенных факторов и таким образом сохранить здоровье представляется стоящей, но нелегкой задачей. При работе над таким изменением можно получать существенную защиту от стресса с помощью адаптогенов, физических упражнений и методов расслабления.