Содержание материала

Нормальная автоматическая активность

 

Автоматическая активность является следствием постепенного роста мембранного потенциала во время диастолы до порогового уровня, когда происходит генерирование потенциала действия. Как полагают, диастолическая деполяризация связана с выходящим пейсмекерным током, переносимым ионами калия, который постепенно уменьшается, позволяя фоновому входящему току Na+ деполяризовать клеточную мембрану [19, 20]. Согласно предложенному недавно альтернативному механизму, входящий пейсме

волокна Пуркинье

Рис. 7.1. Автоматическая активность волокон Пуркинье у собаки. А — нормальный автоматизм при максимальном диастолическом потенциале —85 мВ. Отмечаются медленная диастолическая деполяризация и низкая частота спонтанных возбуждений (9—12/мин). Б — аномальный автоматизм вследствие снижения потенциала покоя с —78 до —56 мВ при пропускании длительно сохраняющегося импульса тока через электрод-присоску. Первые 6 потенциалов действия вызваны электрической стимуляцией. При деполяризации волокна возникает 6 спонтанных потенциалов действия. При возвращении мембранного потенциала к более отрицательной величине аномальная автоматическая активность прекращается.

керный ток ионов натрия (If) со временем возрастает, тогда как выходящий ток K+ остается неизменным [21, 22]. Автоматизм является нормальным свойством синусового узла, некоторых предсердных волокон, АВ-соединения и волокон системы Гис — Пуркинье. Скорость естественного автоматизма в системе Гис — Пуркинье довольно мала (рис. 7.1, А) и характерно снижается в направлении от проксимальной части системы к дистальной сети волокон Пуркинье. Нормальный автоматизм системы Гис — Пуркинье надо иметь в виду при некоторых медленных желудочковых ритмах ускользания. Однако трудно себе представить, что нормальная автоматическая активность в системе Гис — Пуркинье была бы способна привести к преждевременному возбуждению желудочков. Особенно если учесть, что нормальный автоматизм системы Гис — Пуркинье постоянно слишком угнетен гораздо более высокой автоматической активностью наджелудочковых структур [23]. Возможно, однако, что локальное высвобождение норадреналина из симпатических нервных окончаний повышает частоту нормальной автоматической активности в системе Гис— Пуркинье [24], что позволяет эктопическому водителю ритма достигнуть порога прежде, чем произойдет активация наджелудочковым импульсом. Не исключено также, что блок выхода сможет защитить медленный (нормальный) автоматический фокус в системе Гис — Пуркинье от преждевременной разрядки наджелудочкового пейсмекера, обеспечив тем самым появление парасистолического ритма [25]. В этом случае эктопическая разрядка захватит желудочки, если она произойдет за пределами эффективного рефрактерного периода.

Аномальная автоматическая активность

 

Спонтанное генерирование импульсов возможно в тех волокнах, где максимальный диастолический потенциал снижен в результате какого-либо воздействия. Аномальный автоматизм при низком уровне диастолического потенциала был продемонстрирован как в волокнах Пуркинье, так и в рабочем миокарде [26—28]. Подобная активность наиболее часто наблюдается в 'волокнах Пуркинье, в которых уровень максимального диастолического потенциала искусственно снижают до —60 или —50 мВ, а не до —90 или —95 мВ (см. рис. 7.1, Б). Вероятной причиной автоматизма при уровне мембранного потенциала около —50 мВ является деактивация К+-тока, обозначаемого Ixi [29]. Из-за низкого уровня мембранного потенциала нарастание потенциала действия при аномальном автоматизме определяется медленным входящим током [16]. Сниженный диастолический потенциал, при котором возникает аномальный автоматизм, может обусловить возникновение блока входа в автоматический фокус и, следовательно, развитие парасистолического ритма [30]. В отличие от нормального автоматизма аномальный автоматизм может не угнетаться при усиленной стимуляции [31]. Поэтому аномальный автоматический ритм более легко захватывает желудочки при кратковременном замедлении наджелудочкового ритма.
Аномальный автоматизм бывает трудно отличить от триггерной активности, вызванной ранней постдеполяризацией, а также от триггерной активности, возникающей вследствие задержанной постдеполяризации в частично деполяризованных волокнах. В ранних исследованиях эндокардиальных препаратов после 24-часовой ишемии ритмическая активность при сниженном уровне диастолического потенциала рассматривается как результат аномального автоматизма [15, 32, 33]. Однако после тщательного анализа возникновения и прекращения таких ритмов оказалось, что большинство из них является следствием триггерной активности, вызванной задержанной постдеполяризацией в частично деполяризованных ишемических волокнах Пуркинье [34].

Триггерная активность

Триггерная активность является пейсмекерной активностью, вызванной постдеполяризацией. Постдеполяризация — это вторая, подпороговая деполяризация, развивающаяся либо во время реполяризации (ранняя постдеполяризация), либо после ее завершения (задержанная постдеполяризация) [35].
Ранняя постдеполяризация. Она возникает в том случае, когда волокно не реполяризуется полностью после нарастания потен

Рис. 7.2. Триггерная активность вследствие ранней постдеполяризации в волокне Пуркинье у собаки под действием антоплеврина-А в концентрации 100 мкг/л.
Препарат увеличивает длительность потенциала действия и вызывает нарастание потенциала при ранней постдеполяризации. После продолжительного диастолического периода (на фрагменте А) длительность потенциала действия существенно увеличивается и наблюдается всплеск ритмической активности при низком уровне мембранного потенциала. Потенциалы действия, вызванные ранней постдеполяризацией, обусловливают возникновение сложного ритма по типу бигеминии и тригеминии (фрагмент Б). На фрагменте В препарат стимулировался с короткими межимпульсными интервалами, что привело к сокращению длительности потенциала действия и исчезновению ранней постдеполяризации. Это показывает зависимость ранней постдеполяризации от брадикардии. S — моменты нанесения стимулов; Т — шкала времени с 1-секундными интервалами.

циала действия. Так как мембранный потенциал находится в диапазоне промежуточных значений, возможно возникновение осцилляторной деполяризации (рис. 7.2). Если только ранняя постдеполяризация возникнет, она сможет достигнуть порогового уровня и инициировать повторный ответ. Иногда за ответом следует полная реполяризация, в других же случаях аномальный ответ сопровождается повторной деполяризацией при пониженном уровне мембранного потенциала. Ранняя постдеполяризация может возникнуть, если проводимость К+ снижена относительно проводимости входящего тока [15]. Ранняя постдеполяризация, как было показано, может быть вызвана при различных экспериментальных вмешательствах [16], включая быстрое и значительное понижение [К4'] о [36], воздействие катехоламинами в высокой концентрации [37] и введение ряда препаратов. Экспериментальные препараты, такие как аконитин [38, 39] и вератридин [40], вызывают появление ранней постдеполяризации, вероятно, посредством усиления стабильного состояния проводимости Nа+ во время фазы плато потенциала действия. Как показано на рис. 7.2, еще один экспериментальный препарат, антоплеврин-А (АП-А, полипептид, выделенный из актиний), также способен увеличить длительность потенциала действия и индуцировать раннюю постдеполяризацию. АП-А, обладая рядом уникальных свойств как кардиотонический препарат, оказывает селективное положительное инотропное действие на сердце in vivo, которое многократно превышает аналогичный эффект дигиталиса [41, 42]. Эксперименты по фиксации потенциала позволяют предположить, что АП-А обусловливает задержку инактивации быстрого Nа+-тока [43]. Цезий—еще один экспериментальный препарат, увеличивающий длительность потенциала действия и вызывающий раннюю постдеполяризацию [44]. Правда, способность цезия увеличивать входящий ток не удалось показать, однако возможно, что и. нормального неинактивированного тока На4' вполне достаточно, чтобы вызвать постдеполяризацию при наличии достаточной задержки реполяризации и блокирования выходящих токов [44].
Другие препараты, способные значительно увеличивать время реполяризации, к которым относится используемый в клинике бета-блокатор соталол [45], а также антиаритмики N-ацетилпрокаинамид [46] и хинидин [47], также вызывают раннюю постдеполяризацию и триггерную активность. Как показано на рис. 7.2, увеличение длительности потенциала действия и ранняя постдеполяризация, вызываемые АП-А, характеризуются своей зависимостью от брадикардии, т. е. они более выражены при продолжительных циклах (см. рис. 7.2, А) и явно угнетаются или даже исчезают при коротких циклах (см. рис. 7.2, В). Тот же феномен наблюдается при воздействии цезием [44] и хинидином [47]; он способен обеспечить развитие аритмии, зависимой от брадикардии [44, 48—50].
Задержанная постдеполяризация. Она возникает после восстановления максимального диастолического потенциала во время фазы 3 реполяризации до определенной величины, порой ниже нормальной. Триггерная активность возникает в том случае, когда задержанная постдеполяризация достигает порогового потенциала, и прекращается вследствие подпороговой постдеполяризации (рис. 7.3). Амплитуда и скорость нарастания задержанной постдеполяризации обычно зависят от длительности цикла и количества предшествующих потенциалов действия (см. рис. 7.3, А) [34, 51—56]. Преждевременная стимуляция также способна увеличить амплитуду задержанной постдеполяризации [34, 55]. За преждевременным импульсом, вызванным в определенный момент времени, может последовать задержанная деполяризация, достигающая порога и инициирующая триггерную активность (см. рис. 7.3, Б). Осцилляторный ток, ответственный за задержанную постдеполяризацию, в норме может присутствовать в клетках Пуркинье и способен возрастать в результате воздействий, повышающих [Са2+]i [57].
Модель, предложенная для описания ионного механизма, ответственного за задержку постдеполяризации, предполагает существование в миокардиальных препаратах с признаками задержанной постдеполяризации общего для всех них феномена — повышения [Са2+]i. Это явление бывает либо непосредственным

Рис. 7.3. Триггерная активность, возникающая вследствие задержки постдеполяризации в эндокардиальных препаратах, полученных в зоне 24-часового инфаркта у собаки.
На фрагментах А и Б трансмембранная регистрация в клетках Пуркинье ишемической зоны в 2 различных препаратах. А — препарат стимулировался с межимпульсным интервалом 2000, 1200 и 1000 мс соответственно. Сокращение длительности периода стимуляции повышает амплитуду постдеполяризации, которая на нижней записи достигает порогового уровня и инициирует триггерную активность. Триггерный ритм прекращается при подпороговой задержке деполяризации. Б — влияние преждевременной стимуляции на амплитуду задержанной постдеполяризации. Препарат стимулировался с основным межимпульсным интервалом 2500 мс. Интервал сцепления экстрастимулов соответственно сократился с 1500 до 1200—1000 мс. Это повышает амплитуду постдеполяризации, которая после короткого интервала сцепления достигает порогового уровня, инициируя триггерный ритм. Этот ритм прекращается после подпороговой постдеполяризации. S — моменты нанесения стимулов; Т — шкала времени с 1-секундными интервалами (34).

и, следовательно, увеличивающим движущую силу для ионов кальция, либо обусловленным возросшим поступлением кальция вследствие повышения кальциевой проводимости под действием катехоламинов [59]. Непрямое повышение [Са2+]i наблюдается при ингибировании Na-K-АТ Фазы под действием дигиталиса, а также растворов, не содержащих калия [61] и натрия [62, 63]. Когда величина [Ca2+]i достаточно велика, последующие потенциалы действия инициируют колебательное движение ионов кальция внутри клетки, что в свою очередь вызывает осцилляторные изменения мембранной проводимости, обеспечивающие появление всплесков входящего тока [64—66].
Кроме того, было показано, что задержанная постдеполяризация и триггерная активность возникают в субэндокардиальных ишемизированных волокнах Пуркинье, выживших через 24 ч после экспериментального инфаркта сердца собаки [34]. Гипоксия, сопровождающая окклюзию коронарной артерии, угнетает Na-K-АТФазу, приводя к снижению активности натриевого насоса, а следовательно, к уменьшению [К+]i и увеличению [Na+]i [67, 68]. Увеличение [Na+]i снижает градиент для Na+, что в свою очередь уменьшает выведение кальция при Na-Ca-обмене [62] и может способствовать высвобождению Са из митохондрий, в результате чего повышается [Ca2+]i;. Кальциевые антагонисты способны угнетать триггерную активность либо посредством прямого подавления задержанной постдеполяризации, либо путем блокирования выхода в местах развития триггерной активности [34].
Наблюдаемую в клинических условиях аритмию сердца пока нельзя с уверенностью связать с задержанной постдеполяризацией; однако некоторые случаи ускоренного АВ-узлового и идиовентрикулярного ритмов, как и ряд предсердных и желудочковых нарушений ритма, вызванных интоксикацией сердечными гликозидами, можно объяснить задержкой постдеполяризации [70]. Спонтанные желудочковые ритмы при 24-часовом инфаркте миокарда собаки могут быть обусловлены задержанной постдеполяризацией и триггерной активностью [77]. In vivo такие ритмы подавляются верапамилом после бета-адренергической блокады, что приводит к полной остановке сердца. После остановки сердца желудочковые ритмы реинициируются (т. е. запускаются) только одним (иногда более) автоматическим или стимулированным возбуждением желудочков. Как и ритмы, наблюдаемые in vitro, триггерные ритмы in vivo имеют очаговое происхождение в волокнах Пуркинье, выживших после инфаркта [71].