УДК 919-084 (049.2)
Канд. мед. наук И. В. Кочин
ФОРМИРОВАНИЕ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ —  ОСНОВА СОХРАНЕНИЯ И ВОСПРОИЗВОДСТВА ЗДОРОВЬЯ1
Запорожский институт усовершенствования врачей им. М. Горького

В последнее время появляется все больше научных публикаций, посвященных вопросам исследования образа жизни и его социально-гигиенических аспектов, разработке санологических концепций здорового образа жизни, охраны здоровья здоровых, сохранения и воспроизводства здоровья населения, создания в стране надежной профилактической системы [1—5, 11]. Эти публикации — объективное отражение процессов, связанных, с одной стороны, с усилением профилактической активности населения за сохранение здоровья, развертыванием массового движения населения за экологически чистую среду обитания, а с другой — с влиянием социально-гигиенической науки на сформировавшуюся потребность общества выяснить и объяснить обусловленность общественного и индивидуального здоровья.
Опубликованная статья Г. Л. Апанасенко и В. Е. Мовчанюк продолжает эту тематику и, надо полагать, вызовет широкое обсуждение социальногигиенических проблем индивидуального и общественного здоровья, исследований социально-гигиенических аспектов образа жизни, разработок теории санологии на страницах журнала.
Убедительно воспринимается тезис авторов: «Основной фактор охраны здоровья здоровых — образ жизни человека, коллектива, общества, ценностные ориентации и убеждения людей». В этой связи уместно привести слова академика ΪΟ. П. Лисицына: «Исходя из диалектико-материалистического, марксистского понимания социальной сущности человека, теория санологии рассматривает здоровье как проявление жизни человека, проходящей в оптимальных условиях человеческой деятельности, выполняемых им функций, утверждает обусловленность здоровья воздействиями на человека факторов внешней среды (природных и социальных) и внутренних биологических —  наследственных, генетических (которые, однако, представляют собой внешнесредовые, зафиксированные в цепочке поколений), доказывает непосредственное воздействие на здоровье образа жизни как активной, деятельной категории, подчеркивает значение для здоровья факторов риска возникновения и развития заболеваний и факторов саногенеза — защиты и укрепления здоровья здоровых» [7]. Если принимать образ жизни за примат индивидуального и общественного здоровья, то приобретают приоритетность и актуализируются исследования, связанные с выявлением взаимосвязи и взаимозависимости состояния здоровья от повседневного бытия людей. Анализ социальногигиенической сферы образа жизни индивидов в рамках существующих реалий общества есть не что иное, как анализ фактической организации индивидом своего образа жизни и его оценка с точки зрения «норм», предъявляемых обществом к здоровому образу жизни [5].
Образ жизни населения является производным от реально функционирующей социально-экономической и социокультурной системы, и формирование здорового образа жизни в масштабах общества — это процесс, растянутый в пространстве и во времени и следующий только за перестройкой общества на принципах общечеловеческих ценностей и социальной справедливости во всех сферах общественной жизни и построения гуманного, демократического социализма. В этой связи совершенно справедлива сентенция авторов статьи, что «переход от привычного к здоровому образу жизни... может быть только результатом изменения общественного сознания» и последующего за ним изменения повседневной жизни людей. Это ставит современного человека, живущего в условиях научно-технической революции, перед необходимостью концентрации и аккумуляции рассеянных в социальном пространстве опыта, знаний, навыков здорового образа жизни при «воспитании у широких слоев идеала здорового образа жизни, стремления и умения быть здоровым», как пишут Г. Л. Апанасенко и В. Е. Мовчанюк. В этой связи важное значение приобретает использование понятия «концепции жизни личности» в исследовании субъективных аспектов социально-гигиенической сферы образа жизни для понимания и анализа мотиваций Индивида, ведущего вполне определенный образ жизни. Для выяснения детерминаций образа жизни и здоровья в ходе социально-гигиенического исследования необходимо выявление особенностей реализации каждым человеком своей концепции жизни, представляющей собой субъективное упорядочение и оценку индивидом окружающей его объективной среды и своих возможностей реализоваться в этой среде. Концепция жизни индивида формируется под влиянием повседневных жизненных событий, воспитания и образования. В ней слиты знание и опыт, нормативные компоненты сознания, социокультурные и индивидуальные стереотипы мышления и поведения. Таким образом, формирование концепции здорового образа жизни происходит под влиянием, с одной стороны, обыденных условий жизни, а с другой — воспитания и образования. Поэтому «включение вопросов здорового образа жизни во все виды формального и неформального образования (общего, профессионального, партийно-политического), агитации и пропаганды, в том числе и прежде всего средствами массовой информации», как указывают авторы, актуально и перспективно.
Значение концепции жизни личности как многофункциональной категории, сформировавшейся под влиянием реалий бытовой практики, в исследовании социально-гигиенических аспектов образа жизни, в том числе и здорового образа жизни, состоит прежде всего в том, что обеспечивает понимание представлений каждого индивида о его месте в природном окружении, в обществе и культуре, взаимосвязях с ними, их формирующем влиянии на его здоровье. Концепция здорового образа жизни определяет жизненные позиции, цели и планы человека, его поведение в конкретных ситуациях, что представляет существенный интерес для выяснения детерминаций здоровья как отдельной личности, так и той или иной социальной группы. На познании таких закономерностей как раз и возможна разработка социальных и обучающих программ, обеспечивающих как социально-экономическую, так и социокультурную основу для здорового образа жизни. Наконец, концепция жизни выполняет нормативную оценочную функцию у каждого индивида по отношению к своей жизнедеятельности (образу жизни) и поведению. Познание ее особенностей в социальногигиеническом исследовании обеспечивает создание персонифицированных программ коррекции образа жизни и формирование устойчивой концепции здорового образа жизни личности. В том случае, если концепция здорового образа жизни становится имманентна личности, то возникает чувство ответственности за собственное здоровье, и это позволяет каждому индивиду решать по крайней мере три взаимосвязанные задачи: определять текущие виды и условия жизнедеятельности; оценивать виды жизнедеятельности и условия, в которых они реализуются, а также соизмерять свои потенциальные возможности и средства для реализации здорового образа жизни; предвидеть последствия и оценивать целесообразность своего образа жизни для сохранения и воспроизводства личного здоровья и здоровья окружающих. В этой связи авторы статьи совершенно справедливо возводят в ранг социально-экономической проблемы потребность «сформировать систему приоритетов в общественных отношениях, дающих определенные преимущества здоровым».
Существующая в обществе объективная потребность в высоком уровне здоровья его членов, подкрепленная государственной "системой социально- экономического стимулирования активного отношения к своему здоровью, ... или, другими словами, формирование потребности в здоровом образе жизни", активизирует общество и формирует высокий спрос на личное здоровье, от уровня которого будет зависеть и личный успех в жизни. Таким образом, будет задействован человеческий фактор, т. е. активизирован личностный интерес каждого индивида в здоровье на основе очевидных для каждого человека преимуществ, предоставляемых обществом лицам, ведущим здоровый образ жизни и располагающим высоким потенциалом здоровья. В такой ситуации, когда общество предъявляет высокие требования к уровню здоровья каждого своего члена и в то же время поощряет его на основе системы социально-экономического стимулирования, каждый индивид вправе требовать от него создания необходимых условий для здорового образа жизни, т. е. возникает обоюдная ответственность, которая должна основываться на четкой законодательной основе в условиях правового государства.
При таком подходе к созданию условий для здорового образа жизни населения страны в новом свете воспринимается формирование целевой комплексной программы (ЦКП) "Здоровье", имеющей особое значение для районов с интенсивной промышленной деятельностью, к которым следует отнести наряду с другими в первую очередь Приднепровско-Донецкий регион Украины. ЦКП «Здоровье» позволяет реализовать системный подход к охране здоровья населения и трудовых коллективов, существенно улучшить качество жизни, наиболее полно соединить социальную и медицинскую профилактику для достижения генеральной цели — увеличения продолжительности активного периода жизни населения.
Для решения вынесенных в название статьи «актуальных проблем профилактики» отправной точкой для развития концепций санологии следует считать исследование социально-гигиенической сферы образа жизни отдельных групп населения во взаимосвязи с состоянием здоровья. Иными словами, исследовательское внимание социал-гигиенистов необходимо сосредоточить на том, как в период перестройки всех социальных институтов и научно-технического прогресса происходит зарождение, поддержание и изменение социокультурных норм, ценностей, образцов деятельности и поведения, как люди организуют свою жизнедеятельность и как это соотносится с научными представлениями о здоровом образе жизни. Категория «социально-гигиеническая сфера образа жизни» позволяет детально рассмотреть вопросы, связанные с динамикой объективного и субъективного в повседневной жизни людей. При таком подходе к исследованию социальногигиенической сферы образа жизни во взаимосвязи с состоянием здоровья границы области анализа определяются преимущественным вниманием к проблемам индивидуального выбора образа жизни в пределах предоставляемых обществом возможностей. Иными словами, речь идет о построении теоретической модели, позволяющей объяснить, почему образ жизни и состояние здоровья отдельных индивидов неодинаковы в одних и тех же общесоциальных условиях. Это в свою очередь дает возможность проследить, как индивидуальные особенности образа жизни людей, пребывающих в одних и тех же объективных условиях, влияют на способ организации ими процессов своей жизнедеятельности и как это сказывается на состоянии их здоровья.
Авторами предложена интересная и высокоинформативная методика косвенной оценки соматического здоровья на организменном уровне путем тестирования отдельных физических качеств индивида. За этим стоит вполне материальный субстрат — оценка в организме каждого индивида энергопотенциала систем переноса электронов, цикла Кребса, гликолиза и обмена фосфорных соединений.  Из концепции энергетического потенциала организма человека следует, что чем выше максимальные возможности энергообразования организма индивида, тем выше максимальные возможности организма поддерживать и сохранять динамическое постоянство внутренней среды (гомеостаза), т. е. адаптироваться, и тем выше уровень его соматического здоровья. Таким образом, уровень соматического здоровья имеет свою энергетическую цену, которую авторы представили в виде уровней соматического здоровья. Именно постоянство гомеостаза, способность организма адаптироваться к условиям внешней среды характеризуют приспособление организма к образу и условиям жизни и обеспечение его здорового функционирования.

Энергетическая теория для измерения соматического здоровья индивида, предложенная Г. Л. Апанасенко и В. Е. Мовчанюк, находит свое объяснение в фундаментальных законах материального мира. Все процессы в природе, в том числе и в живой материи, происходя в пространстве и времени, обмениваются энергией и информацией. В этой связи становится объяснима высокая информативность метода косвенной оценки соматического здоровья, поскольку в его основе лежит измерение энергетического потенциала организма, от интенсивности которого зависят потенциальные возможности адаптации и степень надежности функционирования такой сложной и многофункциональной системы, как организм человека, для поддержания динамического постоянства гомеостаза. Если рассматривать образ и условия жизни индивида как вектор внешних воздействий, к которому должен постоянно адаптироваться организм, то при чрезмерно высокой интенсивности воздействия мощности регулирующих систем оказывается недостаточно, возникает дефицит пластических веществ и энергетического потенциала и адаптационный процесс не переходит в стадию устойчивой адаптации, а завершается срывом. Таким образом, сохранение высокого уровня энергетического потенциала организма и поддержание гомеостаза является объективным признаком здоровья, а различная степень их нарушения сначала ведет к возникновению донозологических состояний, а затем болезней. Отсюда становится понятна концепция Г. Л. Апанасенко и В. Е. Мовчанюк о выделении 5 уровней оценки соматического здоровья. В этой связи исследование энергетического обмена не только представляет большой интерес для оценки уровней соматического здоровья, но и позволяет решать ряд проблем профилактической медицины и охраны здоровья здоровых. Знание энергетической цены резистентности при развитии адаптационных реакций на разных уровнях реактивности позволяет избрать в каждом случае оптимальный подход к коррекции образа и условий жизни для восстановления постоянства гомеостаза, а следовательно, и здоровья индивида.
Авторы обоснованно вводят новую, вполне конкретную, имеющую под собой профессионально легко понимаемый физиологический смысл категорию профилактической медицины — безопасный уровень соматического здоровья. Принципиально новый подход к оценке состояния здоровья здоровых крайне необходим в практическом здравоохранении, особенно для внедрения в медико-санитарных частях промышленных предприятий с тяжелыми и вредными условиями труда.
В том, что уровень соматического здоровья существенно влияет на формирование показателей заболеваемости, убедительно доказало проведенное комплексное социально-гигиеническое исследование среди работающих в коксовой и химической промышленности общей численностью 10 644 человека с выделением групп, отличающихся степенью физической активности образа жизни. При этом учитывалась степень участия в занятиях физической культурой и спортом, туризмом, походах в выходные дни и пеших прогулках, в работе на даче или приусадебном участке (см. таблицу). Устойчивость и надежность показателей заболеваемости обеспечивалась репрезентативностью выборки (2548 человек) и использованием трехлетних данных о заболеваниях кадровых работников отрасли [8]. Для вычисления показателей заболеваемости, их средней ошибки (m), стандартного отклонения (σ) и оценки достоверности различий показателей применялась компьютерная технология на базе ПЭВМ типа IBM PC XT использованием пакета статистических программ [9, 10].

Заболеваемость работающих в коксовой и химической промышленности в зависимости от физической активности образа жизни (на 100 лиц соответствующей группы в среднем за 3 года; Р±т)
Заболеваемость работающих в коксовой и химической промышленности

Все опрошенные согласны с тем, что физически активный образ жизни — эффективное средство поддержания и улучшения здоровья. Занимающиеся физкультурой и спортом, туризмом и т. д. рассматривают свои занятия не только как средство оздоровления и активного отдыха, но и как удобный способ общения. Потребность продолжать общение и после работы среди молодых работающих отрасли наиболее оптимально удовлетворяется благодаря совместным спортивным увлечениям. Это послужило основой для включения в отраслевую ЦКП «Здоровье> раздела по развитию физической активности образа жизни, укреплению социально-экономической базы физической культуры, спорта, туризма, организации при спортивных комитетах предприятий групп, основанных на индивидуальных интересах, — велосипедного туризма, секций пеших походов в выходные дни, самодеятельного туризма, любителей водного туризма на весельных лодках и т. д.
Анализ материалов заболеваемости работающих отрасли в зависимости от степени физической активности образа жизни (см. таблицу) свидетельствует о его значимом оздоравливающем эффекте, повышении сопротивляемости организма к возникновению заболеваний. Особенно наглядно это проявляется при сравнении групп работающих, ведущих физически активный и пассивный образ жизни [6]. При условии полной доступности медицинской помощи у работающих отрасли уровень общей заболеваемости (обращаемости) среди лиц, имеющих систематическую физическую нагрузку (53,1 случая на 100 работающих), был в 3 раза ниже, чем у физически пассивных (159,6).
Сравнение уровней заболеваемости по данным медицинских осмотров показывает, что среди физически активных лиц выявлено в 4,8 раза меньше заболеваний, чем у ведущих пассивный образ жизни (разница показателей статистически достоверна: t=23,3; р<0,001).
Выявлены достоверные различия (t=24,5; р<0,001) в частоте случаев потери трудоспособности среди ведущих физически активный образ жизни и страдающих гиподинамией. Среди ведущих физически пассивный образ жизни временная потеря трудоспособности наступает в 3,6 раза чаще, чем среди лиц, имеющих систематическую физическую нагрузку. Соотношение показателей общей заболеваемости (обращаемости) и случаев заболеваемости с временной утратой трудоспособности (ЗВУТ) среди ведущих физически активный образ жизни составляет 53,8 %, а среди ведущих пассивный образ жизни — 65,0 %. Таким образом, среди физически активных работников отрасли при относительно низком уровне общей заболеваемости (обращаемости) значительно ниже — на 11,2 % частота наступления временной нетрудоспособности, чем у лиц, ведущих пассивный образ жизни. 

Продолжительность временной нетрудоспособности у физически активных лиц составляет 6,1 дня, что значительно ниже (на 2,4 дня, или на 28,2 %), чем у ведущих физически пассивный образ жизни (8,5 дня). Потери рабочего времени при сравнении показателей ЗВУТ в днях на 100 работающих соотносятся как 1:5,1 (разница показателей статистически достоверна: t=18,5; р<0,001).
Большое практическое значение для оценки и понимания важности культивирования и развития в обществе физически активного образа жизни имеет изучение госпитальной заболеваемости. Физически активные работники отрасли в 4,3 раза реже госпитализируются в стационары лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ), чем ведущие гиподинамический образ жизни, у них быстрее наступает выздоровление в случае госпитализации. Так, у лиц, отличающихся систематической физической активностью, в среднем на 4,5 дня, или на 28,3 %, продолжительность лечения в стационаре короче, чем у физически неактивных (разница показателей статистически достоверна: t=17,3; р<0,001). Лица, ведущие пассивный образ жизни, находились в стационарах ЛПУ на 295,3 дня на 100 работающих, или в 5,9 раза, дольше, чем лица, систематически имеющие физическую нагрузку во внерабочее время.
Моделирование влияния системы из 3 социально-гигиенических факторов образа жизни — санитарно-гигиенических условий труда (Х1), физической активности образа жизни (Х2) и возраста работающих отрасли (Х3) — на формирование уровня ЗВУТ в случаях (у) позволило получить математическую модель в виде неполного квадратичного уравнения регрессии: у=0,956+0,571; X1—0,254Х2+0,326Х3 — 0,169Х1Х2+0,171Х1Х3 —0,079Х2Х3 — 0,034Х1Х2Х3.
Анализ модели показывает сильное влияние физически активного образа жизни (Х2) на снижение уровня ЗВУТ, сравнимого по силе воздействия с таким мощным биологическим фактором, как возраст (Х3). Особое значение для объяснения формирующего влияния факторов на уровень ЗВУТ и принятия управляющих решений по профилактике заболеваемости имеет рассмотрение эффектов двойных взаимодействий факторов. Рассмотрение эффектов двойных взаимодействий исследуемого ансамбля факторов, в которых участвует фактор физически активного образа жизни (Х2), показал, что эффект взаимодействия с факторами Х1 и Х3 получен со знаком минус. С точки зрения профессиональной интерпретации социал-гигиенистом как всей модели, так и отдельных эффектов взаимодействий факторов следует, что у лиц, ведущих физически активный образ жизни, адаптационно-приспособительные реакции организма развиваются настолько мощно, что позволяют поддерживать гомеостатическое равновесие в организме с окружающей средой и являются активным средством первичной профилактики заболеваемости, сохранения и воспроизводства здоровья.
Расчеты, сделанные на основе полученной математической модели, дают наглядное представление о формировании и влиянии физически активного образа жизни на изменение уровня ЗВУТ. Так, среди работников отрасли старше 40 лет, работающих в неблагоприятных условиях труда и ведущих физически пассивный образ жизни, уровень ЗВУТ равен 256,4 случая на 100 работающих. Включение фактора физически активного поведения у работающих в неблагоприятных условиях труда в возрасте старше 40 лет приводит к снижению уровня ЗВУТ до 149,1 случая на 100 работающих.
Таким образом, как исследование отдельных видов заболеваемости работающих отрасли, ведущих различный по физической активности образ жизни, так и моделирование влияния системы социально-гигиенических факторов на уровень ЗВУТ в случаях доказывает и подтверждает полученные Г. Л. Апанасенко и В. Е. Мовчанюк результаты, а именно то, что физически активный образ жизни оказывает первостепенное влияние на формирование соматического здоровья каждого индивида и является важным элементом формирования здорового образа жизни и первичной профилактики заболеваний.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Андреева Н. Г., Цыганкова И. В. // Советское здравоохранение— 1990.— № 2.— С. 50—53.
  2. Басов А. В., Запорожченко В. Г., Тихомирова Л. Ф. Образ жизни и наше здоровье.— Ярославль, 1989.
  3. Вылкова В. Трудовой коллектив и социалистический образ жизни: Пер. с болг.— Москва, 1986.
  4. Журавлева К. И., Титова И. А. // Советское здравоохранение— 1986.— № 11.— С. 13—17.
  5. Кальченко Е. И. // Там же.— 1990.— № 1.— С. 47—50.
  6. Кочин И. В. // Кокс и химия.— 1983.— № 10.— С. 57— 58.
  7. Лисицын Ю. П. // Вести. АМН СССР.— 1985,- № 12,— С. 23—29.
  8. Мерков А. Москва, Поляков Л. Е. Санитарная статистика.— Л., 1974.
  9. Парасюк И. И., Сергиенко И. В. Пакеты программ анализа данных: технология разработки.— Москва, 1988.
  10. Руководство по социальной гигиене и организации здравоохранения / Под ред. Ю. П. Лисицына.— Т. 1.— Москва, 1987.
  11. Формирование здорового образа жизни молодежи: (Медико-социальные аспекты) / Мартыненко А. В., Валентик Ю. В., Полесский В. А. и др.— Москва, 1988.