УДК 616.398-084.4(47+57):93
Л. В. Спиней
ИСТОРИЯ ЛИКВИДАЦИИ ПЕЛЛАГРЫ В СССР
Кишиневский государственный медицинский институт

Ленинские идеи о сохранении и укреплении здоровья советского народа нашли яркое отражение в решениях XXVII съезда КПСС. В политическом докладе съезду отмечается: «Проблемы здоровья мы должны рассматривать с широких социальных позиций. Оно определяется прежде всего условиями труда, быта, уровнем благосостояния»1.
Значительное место в этом принадлежит успехам в борьбе с инфекционными заболеваниями, гипо- и авитаминозами и другими болезнями, в распространении которых важная роль принадлежит характеру и условиям труда, быта, питания, уровню грамотности и обеспеченности населения.
Большое значение Советское правительство с самого начала придавало развитию науки, созданию научно-исследовательских институтов, тесной связи науки с практикой. В. И. Ленин неоднократно подчеркивал особое значение науки в строительстве нового социалистического строя. Он писал: «Сотрудничество представителей науки и рабочих,— только такое сотрудничество будет в состоянии уничтожить весь гнет нищеты, болезней, грязи» .
В 20—30-е годы в стране были ликвидированы как массовые заболевания холера и чума, натуральная оспа, ришта, малярия. В послевоенные годы в результате проведения комплекса социально-гигиенических мероприятий, а также вакцинопрофилактики резко снизилась заболеваемость туляремией, бешенством, полиомиелитом, дифтерией.
Полностью была ликвидирована пеллагра — болезнь ранее, особенно до революции, широко распространенная в южных районах нашей страны и до настоящего времени составляющая достаточно большой процент в заболеваемости населения ряда зарубежных стран. Вместе с тем ценный опыт борьбы с этой болезнью в СССР освещен в историко-медицинской литературе совершенно недостаточно.
В результате борьбы с голодом, разрухой, нищетой с первых дней установления Советской власти, поисков ученых, вскрывших социальную природу пеллагры, в кратчайшие сроки были достигнуты успехи в ликвидации этого грозного заболевания на территории нашей страны. В отчетах же ВОЗ отмечается, что недостаточность питания продолжает оставаться одной из основных проблем общественного здравоохранения как в развивающихся, так и в индустриальных странах. В связи с этим в Седьмой общей программе работы ВОЗ на период с 1984 по 1989 г. (Женева, 1982) поставлены соответствующие задачи.
Пеллагра — это заболевание, возникающее в связи с длительным употреблением неполноценного питания и характеризующееся появлением эритемы на непокрытых частях тела (на шее, лице, тыльных частях кистей и стоп), тяжелыми расстройствами желудочно-кишечного тракта и нервной системы, вследствие чего могут наблюдаться тяжелые психические расстройства и смертельная кахексия. В мировой литературе пеллагра известна с 1600 г., когда впервые у некоторых индийских племен было отмечено заболевание, очень похожее на пеллагру [6]. Однако и в «Афоризмах» Гиппократа (М., 1936, с. 706) нами найдено описание болезни, напоминающее пеллагру. Пеллагра наблюдалась в большинстве стран Европейского континента: Италии, Испании, Португалии, Югославии, Болгарии, Греции, Турции, Австрии, Венгрии, Румынии. На территории СССР наибольшее распространение она получила в Молдавии и Грузии.
Впервые клиническую картину пеллагры описал придворный врач испанского короля Филиппа V Гаспар Казаль в 1735 г., назвав ее «розовая болезнь». В Ломбардии (Италия) в 1771 г. Фраполли описал эту же болезнь под названием «пеллагра». Заболевание имело много названий, которые чаще всего соответствовали названиям тех святых мест, где люди искали исцеления от нее [13].
Географическое распространение пеллагры и появление ее впервые в местностях, где возделывался как хлебная культура маис, привело к ложному заключению о прямой этиологической связи маиса и пеллагры. Так возникла маисовая (зейстическая) теория происхождения пеллагры, затем — зеотоксическая, инфекционная и водная теории. Было установлено влияние алкоголя на развитие пеллагры, а также ультрафиолетового облучения. В дальнейшем опытами американского ученого Дж. Голдбергера в 1925 г. был выделен РР-фактор и установлена его роль в патогенезе пеллагры.

Советские ученые В. В. Ефремов [4, 5], И. А. Кассирский [8], А. Н. Крюков [14] относили пеллагру к болезням поливитаминной недостаточности: нередко пеллагра сочеталась со скорбутом и другими гипо- и авитаминозами. Многочисленные клинические наблюдения С. М. Рысса [15] в блокадном Ленинграде подтвердили, что пеллагра относится к болезням множественной витаминной недостаточности.
О наличии пеллагры в Молдавии было впервые сообщено земским врачом Хотинского уезда Ф. И. Мартемьяновым в 1882 г. В 1887 г. на V съезде земских врачей Бессарабии М. И. Холмский представил доклад «О пеллагре» — это была первая в истории России печатная работа по пеллагре на русском языке [16]. Особенно большой вклад в изучение пеллагры и пеллагрозных психозов внесли врачи Костюженской лечебницы В. Л. Коссаковский [9, 10], А. Д. Коцовский [11, 12], И. К. Шептелич-Херцеско [17, 18]. Психиатры Молдавии считали, что причина пеллагры — питание испорченной кукурузой, что токсин проникает во все органы и вызывает тяжелое заболевание. Д. Коцовский ошибочно, как мы можем теперь утверждать, придавал первостепенное значение агрономическим мероприятиям, селекции кукурузы, улучшению условий ее созревания. Вместе с тем проф. В. Л. Коссаковскому принадлежит приоритет описания пеллагрозных психозов в России [10].

Первое сообщение о наличии пеллагры в Грузии было сделано Е. П. Гауделиным в 1888 г. [2]. Причинами распространения пеллагры он считал то, что 96 % площадей были заняты под кукурузу, а также тяжелые социально- экономические условия жизни населения. П. С. Джапаридзе выявил предрасполагающие моменты в развитии заболевания (конституция, алкоголизм, сифилис, малярия). В 1929 г. в отдельных местностях Грузии было поражено пеллагрой до 10 %, а в 1930 г.— 15 % населения. Вторая вспышка возникла здесь в 1942 г., что было связано с трудностями военного времени. Контрольное обследование в этих районах было проведено в 1955 г. В результате крупных социальных и социально-гигиенических мероприятий пеллагрозные больные больше не выявлялись.
Пеллагра в Средней Азии была изучена Л. Ф. Буровой, И. А. Кассирским, А. Н. Крюковым. Ими были выявлены закономерности в диете пеллагрозных больных: низкая калорийность, почти полное отсутствие мяса, жиров, недостаток витаминов.
Изучением пеллагры на Украине занимались Л. К. Коровицкий, И. И. Литвак, Л. А. Черкес [7]. Во время ее вспышки в этой республике в 1929 г. здесь работала экспедиция Украинского института питания (Одесса), которая исходила в своих мероприятиях из правильного авитаминозного генеза заболевания.
В ликвидации пеллагры в нашей стране значительная роль принадлежала научным исследованиям по витаминологии. В этой области образовались три ведущие школы: московская, харьковская, одесская. Московская школа (Б. А. Лавров) изучала влияние витаминов на общий обмен веществ в организме (В. Н. Букин, В. В. Ефремов, С. Н. Мацко, Н. С. Ярусова). Особые заслуги принадлежат профессору B.             В. Ефремову. Экспериментальные исследования на белых мышах по выяснению авитаминозной этиологии пеллагры позволили ему установить этиологию заболевания независимо от опытов американского ученого Дж. Голдбергера. Им впервые в СССР была применена никотиновая кислота для лечения больных пеллагрой. В харьковской школе, руководимой А. В. Паладиным, велись исследования по изучению патогенеза состояний витаминной недостаточности, а также нарушений обмена веществ при экспериментальных авитаминозах. Одесской школе витаминологов во главе с проф. Л. А. Черкесом принадлежит приоритет в изучении проблемы влияния качественно различного питания на развитие авитаминозов.
Витаминология как наука стала развиваться под руководством Всесоюзного витаминного института и в научно-исследовательских институтах общественного питания в Москве, Ленинграде, Киеве, которые работали комплексно и в которых всесторонне изучалась проблема питания человека (здорового и больного) с пересмотром гигиенических норм питания, с определением физиологической ценности пищевых продуктов. В годы войны проводилось обогащение витаминами хлебных изделий, был разработан ряд методов обогащения витаминами консервов, кондитерских изделий, чая, макарон; был предложен препарат типа драже с витаминами А, В, С и РР. В блокадном Ленинграде для питания применялись дрожжи. В 1942 г. на никотиновом заводе в г. Бабушкине под Москвой было организовано производство витамина РР. В результате всех этих мероприятий заболевания авитаминозами во второй половине войны были практически ликвидированы и каждый новый случай рассматривался как чрезвычайное происшествие.
Большое значение в деле ликвидации авитаминозов в стране имели научные экспедиции, организованные в различные регионы страны с целью изучения обеспеченности витаминами и продуктами питания населения. Выявленные районы, пораженные пеллагрой (Западная Грузия, Узбекистан, Украина, Молдавия), стали дополнительно снабжаться продовольствием, открывались питательные пункты и профилактории, создавались стационары и диспансеры для больных пеллагрой, в городских и районных больницах выделялись специальные койки для их госпитализации, пеллагрозные больные состояли на особом учете для снабжения продуктами, среди населения велась просветительная работа.
В результате к 1959 г. на территории СССР свежие случаи заболевания пеллагрой не фиксировались. Это позволило акад. АМН СССР М. С. Вовси заявить на II научной конференции по витаминам (1962 г.): «Клиническая картина, этиология и патогенез, а также вопросы профилактики и лечения большинства авитаминозов (цинги, пеллагры, бери-бери) изучены достаточно хорошо. Эти авитаминозные заболевания не представляют проблемы для современной медицины и практически в Советском Союзе не встречаются» [1].
Итак, успехи в ликвидации пеллагры определялись комплексом факторов, среди которых на первое место должны быть поставлены: решение продовольственной проблемы, повышение уровня жизни, ликвидация последствий Великой Отечественной войны, создание сети научно- исследовательских институтов. 

Сочетание, взаимосвязь этих факторов и каждый из них в отдельности находились в определенной зависимости от социально-экономических условий. Таким образом, не только возникновение и распространение, но и эффективность борьбы с пеллагрой были обусловлены комплексом социально-гигиенических факторов. Эту социальную природу болезни первыми установили в нашей стране молдавские врачи второй половины XIX века (В. Л. Коссаковский, А. Д. Коцовский, Ф. И. Мартемьянов, М. И. Холмский), внесшие значительный вклад в ее изучение, и продолжившие их дело советские ученые (И. Т. Берулава, В. В. Ефремов, А. Н. Крюков и др.). Социальную природу пеллагры подчеркивают и некоторые буржуазные ученые (Жозуэ де Кастро, 1954; У. Р. Эйкройд, 1972; Г. X. Битон, Дж. Бенгоа, 1978).
В настоящее время пеллагра представляет серьезную проблему в странах Южной Америки и Африки при общем белковом голодании, недостаточном и нерегулярном питании. Значительно чаще стала встречаться вторичная пеллагра, возникающая из-за нарушения всасывания и усвоения витамина В1. Известна так называемая «медикаментозная пеллагра», возникающая от лекарств: антибиотиков широкого спектра действия, сульфаниламидов, туберкулостатиков, антиконвульсивных, седативных и снотворных средств.
Все это делает актуальным изучение опыта борьбы с пеллагрой и ее ликвидации в СССР.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Вовси М. С., Бремер С. М. Витамины. Труды 2-ой научной конференции.— М., 1962.
  2. Гауделин Е. П. // Протоколы заседаний императорского Кавказск. мед. о-ва.— 3 октября 1988.— № 6— С. 137.
  3. Джапаридзе П. С. // Троп. мед.— Т. 6, № 10,— С. 624—634.
  4. Ефремов В. В. Этиология, патогенез и клиника пеллагры.— М.; Л., 1934.
  5. Ефремов В. В., Берулава И. Т. // Вопр. питания.— Т. 15, № 5.— С. 26—31.
  6. Жодзинский Б. Я. Спорадические случаи пеллагры в Сибири.— Новосибирск, 1933.
  7. Коровицкий Л. К., Черкес Л. А., Литвак И. И. // Мед. паразитол.— 1933.— № 4—5.— С. 286—295.
  8. Кассирский И. А., Бурова Л. Ф. // Тропические болезни Средней Азии.— Ташкент, 1935,— С. 356—392.
  9. Коссаковский В. Л. // Съезд земских врачей Бессарабской губернии, 6-й: Протоколы заседаний.— Кишинев, 1889.— С. 320—321.
  10. Коссаковский В. Л. // Арх. психиатрии — 1889,— Т. 13.— С. 128—129.
  11. Коцовский А. Д. Пеллагра в Бессарабии.— Кишинев, 1910.
  12. Коцовский А. Д. О нервно-психической эпидемии в Бессарабии («Балтский психоз»).— Кишинев, 1913.
  13. Коцовский А. Д., Гринфельд А. М. Пеллагра.— Кишинев, 1913.
  14. Крюков А. Н. и др. Пеллагра в Средней Азии в 1930—31 гг.— Ташкент, 1932.
  15. Рысс С. Μ.  Алиментарная дистрофия в блокированном Ленинграде.— Л., 1947.— С. 291—306.
  16. Холмский М. И. // Съезд земских врачей Бессарабской губернии в Кишиневе, 5-й: Протоколы заседаний.— Кишинев, 1988.— С. 287—374.
  17. Шептелич-Херцеско И. К. // Врач. хроника Бес. губернии.— Кишинев.— 1912.— № 2.— С. 109—111.
  18. Шептелич-Херцеско И. К. Пеллагрическое обозрение: Статьи, доклады, рефераты по вопросам пеллагры.— Кишинев, 1912.