УДК 613
H. С. Усачев
К УТОЧНЕНИЮ ПОНЯТИЯ «МЕДИЦИНСКАЯ АКТИВНОСТЬ»
II ММИ им. Н. И. Пирогова

Социально-гигиенические исследования здоровья и образа жизни различных групп населения, проведенные в последние годы, свидетельствуют о значительной роли поведенческих факторов в формировании патологии, сохранении и укреплении здоровья. Исследователей интересуют не только материальные условия жизни людей (материальное благосостояние, производственные и жилищно-бытовые условия и т. д.), но и то, как используются эти условия и как это влияет на здоровье, что побуждает человека при прочих равных условиях вести себя так, а не иначе, в результате чего при, казалось бы, благоприятных условиях жизни здоровье одних нельзя назвать хорошим, тогда как другие, живя в менее благоприятных условиях, отличаются хорошим здоровьем и жизненным оптимизмом.
Возникла потребность выделить из множества форм жизнедеятельности человека те стороны его образа жизни, поведения, которые влияют на состояние здоровья, формируют его. В научном и практическом плане назрела задача обобщить здравоохраненческий аспект образа жизни, дать ему понятийную определенность.
Впервые развернутое понятие «медицинской активности» (МА) как социально-гигиенической категории было дано Ю. П. Лисицыным (в дальнейшем данное понятие им уточнялось и конкретизировалось) [8]. Под МА понимается «... отношение к своему здоровью и здоровью других людей, выполнение медицинских предписаний и назначений, гигиенических рекомендаций, норм, правил посещения лечебно-профилактических учреждений и работы самих учреждений и других видов деятельности человека, группы населения в связи со здоровьем».
Данное определение МА широко и полно обобщает все формы деятельности по отношению к здоровью и, что особенно важно, охватывает деятельность как самого человека, так и социальных институтов здравоохранения.
В проведенном нами социально-гигиеническом исследовании здоровья и образа жизни семей сельских жителей МА определялась характером Внутрисемейных отношений, особенностями питания, занятиями физкультурой и спортом, интересом к медицинским и гигиеническим вопросам, гигиеническим поведением, поведением в случае болезни, отношением к тем видам деятельности и поведения, которые наиболее тесно связаны со здоровьем, а также побудительными мотивами конкретного поведения.
Кроме того, в структуру МА были включены и вредные привычки (курение, употребление алкоголя), точнее их отсутствие. Безусловно, безалкогольный и безникотиновый образ жизни — это образ жизни естественный, здоровый, физиологический, и наличие этих вредных привычек ведет к ухудшению здоровья и его утрате. «Активность» такого рода имеет противоположную направленность по отношению к здоровью. На фоне широкой распространенности вредных привычек среди сельских жителей (не употребляет спиртных напитков только каждый 4-й сельский житель в возрасте старше 15 лет, а среди мужчин — каждый 10-й; около половины мужчин курят) отсутствие вредных привычек вполне допустимо рассматривать как фактор, объективно способствующий росту МА, с одной стороны, и как ее структурный элемент — с другой.
Уровень МА определялся сочетанием форм деятельности, их осознанностью и мотивированностью и оценивался суммой баллов.
В целом МА членов сельских семей является низкой: средняя оценка — 7,3 балла, максимально возможная — 20 баллов. МА у женщин более чем в 2 раза выше, чем у мужчин, соответственно 10,2 и 4,3 балла.
Основными причинами низкой МА семей сельских жителей являются прежде всего вредные привычки (алкоголь и курение), низкий уровень санитарно-гигиенических знаний, установки на преимущественно лечебную помощь в ущерб профилактической и соответствующее этому поведение.
В данной работе по изучению образа жизни и МА сельских семей, их членов мы опирались на первые определения МА, в которых она рассматривается фактически как суммарное сочетание определенных видов деятельности. Однако мы понимаем, что такой подход к оценке МА, будучи приемлемым в конкретном исследовании при характеристике соответствующих видов деятельности и поведения, несет в себе некоторую односторонность и незавершенность, так как не отражает динамики соответствующей деятельности. Сегодня МА следует рассматривать шире, памятуя о том, что она не тождественна медицинской деятельности и требует более точного научного определения.
Активность является одним из свойств движения живой и неживой материи. Слово «активность» в переводе с латинского означает «усиленная деятельность», «деятельное состояние». Активность, присущая социальной форме движения материи, обозначается как социальная активность. Существует множество определений социальной активности: деятельность [13], мера деятельности [5, 10], способ деятельности [6], способность и готовность к деятельности [2, 9].
Е. П. Поликанова [11] определяет социальную активность как «...имманентное свойство личности, реализуемое на практике и объективизирующее свое действительное содержание через деятельность и внутреннюю, духовную, социально-психологическую предрасположенность, готовность личности к данной деятельности».
Ряд авторов в структуру социальной активности включают 3 ее вида: трудовую, общественно-политическую и культурно-познавательную или духовную активность [5, 10]. А. А. Матлюбов [9] выделяет четвертую форму социальной активности — семейно-бытовую или личную.
Нетрудно заметить, что каждому виду деятельности соответствует определенный вид активности: трудовая деятельность — трудовая активность, общественно-политическая деятельность — общественно-политическая активность и т. д. По аналогии: медицинская деятельность — МА. Понятие «медицинская деятельность», достаточно емкое по своему содержанию, включает в себя практически все виды и формы деятельности по сохранению и укреплению здоровья. В содержание данного понятия как само собой разумеющееся входит и деятельность индивидуума по сохранению здоровья как необходимая и внутренне осознанная.
Однако сама деятельность определяется как «... целенаправленная и мотивированная система действий и мероприятий, предполагающая достижение определенного, заранее планируемого результата» [4]. Деятельность и тем более готовность к ней сами по себе собственно активностью не являются. В то же время одна и та же деятельность у различных людей может протекать с различной интенсивностью. Мера выраженности деятельности, ее интенсивности и есть активность [5, 10].
Любой вид социальной активности, свойственной человеку, и МА в том числе, характеризуется рядом признаков: во-первых, свободой, так как только ненавязанная извне деятельность может быть активной; во-вторых — творчеством, под которым понимается созидательная деятельность с элементами новизны и неповторимости; в-третьих — осознанностью, т. е. такой деятельностью, которая осуществляется в соответствии с поставленной целью, с помощью определенных приемов, со знанием конечного результата деятельности [11].
Здоровье определяет уровень удовлетворения практически всех потребностей человека [12]. Таким образом, удовлетворение большинства   биологических и социальных потребностей детерминировано состоянием здоровья.
Здоровье, как «карт-бланш», выданный человеку со дня его рождения, используется им в течение всей жизни в соответствии с пониманием важности его сохранения, с учетом влияния условий и факторов образа жизни. Как показывают результаты конкретных социально-гигиенических исследований, не всегда и не всеми выполнение тех или иных биологических и социальных функций согласуется с задачей поддержания состояния здоровья на должном уровне, с пониманием необходимости продления активного долголетия. Образ жизни определенной части населения (вредные привычки, несоблюдение гигиенических норм и т. д.) говорит о поведении, явно не способствующем укреплению здоровья, напротив,— ведущем к его утрате.
В определенной мере беззаботное отношение к своему здоровью сформировалось по логике потребительской и иждивенческой психологии: за правопорядок отвечает милиция, за воспитание — педагоги, за досуг — работники учреждений культуры, за здоровье — социальные институты здоровья [7].
Осознание человеком непреходящей ценности здоровья, необходимости личного участия в его сохранении и укреплении еще до того, как ухудшающееся здоровье само заявит о себе, является главным условием повышения МА.
Активизация всякой деятельности происходит через потребности, которые, по определению Л. Е. Дарского, характеризуются «... неоптимальным состоянием системы человек — среда, которое не может быть оптимизировано существующими в организме системами автоматического регулирования, действующими независимо от сознания» [3].
Потребности конкретизируются в мотивах — внутренних побудительных силах активности, т. е. потребности мотивируются. Пока человек чувствует себя здоровым, потребность в здоровье как таковом осознается им весьма абстрактно. Ухудшение здоровья стимулирует деятельность по его улучшению: появляется потребность в нормальном здоровье, выражающаяся в конкретных мотивах (снять головную боль, нормализовать сон, улучшить аппетит и т. д.), включается деятельный механизм достижения цели, осознаваемой как потребность, а в интенсивности этой деятельности проявляется активность.
Как показали результаты исследования здоровья сельских жителей, большинство лиц среднего и пожилого возраста (40 лет и старше), отличаясь от лиц более молодого возраста худшим состоянием здоровья, ведут более здоровый образ жизни: меньше курят и употребляют спиртные напитки, проявляют больший интерес к медицинским и санитарно-гигиеническим вопросам, соблюдают гигиенические нормы и т. д. Таким образом, потребность в здоровье и соответствующем ему образе жизни в молодом возрасте в большинстве случаев не осознается и не реализуется в практической деятельности.
Конкретно воспринимаются потребности, без реализации которых физическое существование невозможно: потребности в воде, пище, сне, одежде и т. д. Реализация этих и других биологических и социальных потребностей является основой жизнедеятельности вообще, однако эта деятельность еще не является выражением собственно МА.
Исходя из определения активности как интенсивной деятельности, можно определить МА как меру интенсивности внутренне осознанной, мотивированной, свободной и творческой деятельности индивидуума, группы, общества, направленной на сохранение и наращивание физического и психического здоровья, а также на его восстановление и поддержание на должном уровне при утрате.
Предлагаемое определение МА базируется на философском определении активности как меры деятельности, проявляющейся через  деятельность и характеризующейся общественной направленностью [5], а также на определении социальной активности как меры интенсивной деятельности, постоянно фиксируемой в фактах социальной действительности. «Интенсивная деятельность во всех сферах социальной активности — это деятельность в русле общественного прогресса, целеустремленная, творческая, сознательная, отвечающая потребностям и интересам общества, реализуемая на практике» [10].
Представляется принципиально важным в теоретическом и практическом плане выделять в МА два аспекта, две позиции. С одной стороны, МА следует рассматривать как меру деятельности социальной среды, в которой находится и с которой связан человек, с другой — как меру деятельности индивидуума. И в том, и в другом случае цель одна — сохранение и укрепление здоровья. Однако в первом случае МА представляет собой меру интенсивности деятельности общества и государства и в этом смысле предполагает активность социальной системы и пассивность субъектов здоровья — членов общества, являющихся по существу потребителями этой деятельности. Во втором случае речь идет о МА индивидуума, которая определяется мерой внутренне осознанной деятельности, обусловленной потребностью в сохранении и укреплении здоровья.
Формирование МА представляет собой процесс, включающий воздействие объективных и субъективных условий на сознание людей с целью активизации побудительных сил к деятельности, в формах которой они затем реализуются.
Потребности, интересы, ценностные ориентации и установки являются детерминантами всякой активности, в том числе и медицинской. «Если мы хотим чем-то помочь какому-нибудь делу,— пишет Ф. Энгельс,— оно должно сперва стать нашим собственным, эгоистическим делом...» [1].
МА диалектически связана с образом жизни, поскольку интенсивность деятельности по сохранению и укреплению здоровья зависит от определенного образа жизни, протекает в его рамках и исторически и социально им обусловлена. С другой стороны, характер образа жизни (здоровый или нездоровый) определяется интенсивностью и направленностью МА.
Предложенное определение МА, по нашему мнению, вполне может быть взято за методическую основу при разработке программ изучения мотивационной и поведенческой сторон образа жизни и МА, их влияния на здоровье.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Маркс К·, Энгельс Ф. Соч.— 2-е изд. Т. 27.— С. 11 — 12.
  2. Алатырцева С. Г., Мартынов В. Л., Николаева Н. А. и др. // Медико-социальные аспекты профилактики основных видов патологии матери и ребенка.— М., 1983.— С. 104—107.
  3. Дарений Л. Е. // Демографическое развитие семьи / Под ред. А. Г. Волкова.— М., 1979,— С. 85—125.
  4. Загвязенский В. И. Педагогическое предвидение.— М., 1987.— С. 7.
  5. Кабанов С. П. Механизм формирования социальной активности тружеников села в условиях развитого социализма: Автореф. дис. ... канд. филос. наук.— Л., 1985.
  6. Конская Е. Я. Взаимосвязь социальной активности и образа жизни: Автореф. дис. ... канд. филос. наук.— Баку, 1983.
  7. Корнев В. С. // Ускорение социально- экономического развития и человеческий фактор.— Барнаул, 1987.— С. 80—82.
  8. Лисицын Ю. П. Основной вопрос медицины (Образ жизни. Общественное здоровье. Санология): Актовая речь.— М., 1987.
  9. Матлюбов А. А. Социальная активность как фактор развития образа жизни тружеников села в условиях зрелого социализма: Автореф. дис. ... канд. филос. наук.— М., 1983.
  10. Парменов А. А. Социальная активность личности — важнейшая черта социалистического образа жизни: Автореф. дис. ... канд. филос. наук.— М., 1985.
  11. Поликанова Е. П. Социальная активность как категория исторического материализма: материалы к спецкурсу.— М., 1986.
  12. Римашевская Η. М., Копнина В. Г. // Теория, методология и практика системных исследований.— М., 1984.— С. 78—80.
  13. Урсул Д. Т. Образ жизни сельского населения в условиях развитого социализма.— Кишинев, 1984.

Поступила 25.04.88