УДК 617-001-057:631-02
Доц. А. X. Завальнюк
О ПРИЧИНАХ ТРАВМАТИЗМА В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ И КОНЦЕПЦИЯ ЕГО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
Тернопольский медицинский институт

Производственный травматизм в сельском хозяйстве нашей страны на 60 % выше, чем в других отраслях народного хозяйства [13]. На протяжении последних лет смертность и стойкая утрата трудоспособности от травм не имеют тенденции к снижению и вышли на третье место среди других причин инвалидности и смертности [18]. Все усилия предупредительного характера приводят пока лишь к достижению некоторого равновесия, неустойчивой стабилизации показателей травматизма или незначительному снижению их. Самой по себе травматологической службе не под силу решение всей проблемы в целом [10]. Чем глубже наши знания о причинности травматизма, тем больше возникает проблем в области научной разработки и организационных мероприятий по его предупреждению, а существование этих противоречий является движущей силой в деле его профилактики [4].
Одной из причин стабилизации показателей травматизма в сельском хозяйстве, невозможности ликвидации его как социального явления, т. е. нынешнего кризиса практической борьбы с сельскохозяйственным травматизмом, является разрыв между теорией и практикой. Авторы многочисленных отечественных работ по сельскохозяйственному травматизму, в том числе монографических [3, 7—9, 16, 19], не позаботились о теоретическом обосновании вопросов организации борьбы с травматизмом, не предложили ни одной сколько-нибудь удовлетворительной теории или концепции, способной сыграть положительную роль в улучшении показателей сельскохозяйственного травматизма, чего нельзя сказать о зарубежных авторах. Так, в США еще в 50-х годах предложена теория «человеческих факторов», подтверждением которой являются статистические данные, согласно которым 88 % несчастных случаев на производстве происходят по вине работающих, 10 % — по вине машин, 2 % — это так называемые «непредотвратимые» несчастные случаи, происходящие, так сказать, «по воле бога» [15, 21]. Этой теории придерживаются некоторые ученые в Польше [20] и в ФРГ [22]. Логическим продолжением концепции «человеческих факторов» является теория, согласно которой причиной несчастных случаев является врожденная склонность, предрасположенность рабочих к несчастным случаям, обусловленная их индивидуальными врожденными особенностями [15]. Утверждают, что во Франции на основании подобных теорий при найме на работу отсеивают тех, кто прежде был жертвой нескольких несчастных случаев [17]. Зарубежные теоретики пытаются доказать некую фатальную подверженность несчастным случаям определенного круга людей. На самом деле лишь незначительное число лиц не в состоянии приспособиться к рабочей обстановке настолько, чтобы гарантировать себе безопасность в работе, что достаточно обосновано в работах отечественных и зарубежных психологов [1,5, 11, 12].
Изучая сельскохозяйственный травматизм со смертельным исходом на протяжении многих лет, мы убедились в ценности этих исследований, поскольку они позволяют регистрировать подобные случаи с максимальной полнотой, а по их динамике можно судить о состоянии уровня сельскохозяйственного травматизма в целом. Такое изучение позволило нам разработать реальное определение сельскохозяйственной травмы, предложить ее оригинальную классификацию, по новому подойти к изучению и классификации ее причин [6].
Давно назрела острая необходимость в теоретическом обобщении накопленного практического материала, в связи с чем следует искать принципиально новые теоретические обоснования стабилизации, а нередко и роста травматизма в сельском хозяйстве. Вместе с тем какие-либо кардинальные решения сегодня невозможны, поскольку не существует их комплексной, четкой концепции. Теорию вопроса необходимо накапливать, составлять из отдельных полезных, соответствующих действительности идей.
Результаты изучения фактического материала (более 1000 случаев смертельной травмы в условиях сельскохозяйственного производства), участие в осмотрах места происшествия, проведение судебно-медицинских экспертиз показали, что в 85—90 % несчастные случаи обусловлены деяниями работающего (его действием или бездействием), которые фактически вписываются в одну теорию их происхождения, которую мы называем пока гипотезой «благополучного предпочтения».
Сущность этой теории состоит в том, что работающий, приступая к работе или выполняя ее на протяжении определенного времени, исходит подсознательно из убеждения, что с ним ничего не произойдет, не может произойти, все обойдется благополучно, как и прежде. Это относится и к тем случаям, когда работающий, зная правила по технике безопасности, преднамеренно нарушает их, исходя из того же «благополучного предпочтения» по аналогии: раньше я делал именно так, порой рисковал еще больше, но ничего серьезного не произошло. Так зачастую поступают механизаторы сельского хозяйства, которые из-за сомнительной кратковременной выгоды исправляют незначительные неполадки «на ходу», не выключая двигатель, трансмиссию и т. п., и потому получают тяжелые, нередко смертельные, повреждения.
Этим объясняется тот факт, что при распределении погибших от сельскохозяйственной травмы по возрасту и стажу работы первые позиции занимают не молодые или неопытные рабочие, а лица в возрасте 30—39 лет, иные со стажем 15—20 лет (удельный вес тех и других среди погибших 25,2 и 38,8 %). Обоснованием данного явления могут служить коэффициенты относительной интенсивности — КОИ (2, 14], поскольку получить прямые показатели интенсивности не удалось. Оказалось, что КОИ смертельной сельскохозяйственной травмы в возрасте 30—39 лет составляет 2,230, в то время как для возраста 20—29, 40—49 и 50—59 лет он равен соответственно 1,393; 1,313 и 1,274. В других возрастных периодах он еще меньше.
Гипотеза «благополучного предпочтения» находит свое подтверждение также в том, что в одних и тех же хозяйствах (колхозах, селах) несчастные случаи с тяжелыми и смертельными повреждениями повторяются редко (около 13 % от общего их числа). Если такие повторения и имеют место, то между ними существует значительный временной промежуток (в основном 1—3 года и более — 70—73 %). Связано это с тем, что трагический случай в коллективе или небольшом населенном пункте надолго остается в памяти работающих и живущих рядом, воздействует психологически, в том числе и через третьих лиц, предостерегая от неправильных действий, от нарушения правил по технике безопасности, от работы в нетрезвом состоянии и т. п.
Не отрицая происхождения сельскохозяйственного травматизма от других причин [6], своей гипотезой мы объясняем лишь одну из них, наиболее часто встречающуюся.
Полагаем, что живучесть травматизма в сельском хозяйстве на протяжении десятилетий, высокий удельный вес его в структуре смертности и инвалидности тружеников села обусловлены, в частности, отсутствием у нас единой системы, целостной концепции безопасности труда, хотя нет недостатка в отдельных рекомендациях по предупреждению травматизма. Без глубокого осознания проблем сельскохозяйственного травматизма, без пересмотра устаревших взглядов на него, наконец, без перемен в самом человеческом сознании дела с места не сдвинуть.
Нами разработана целостная концепция организации борьбы с сельскохозяйственным травматизмом, которая может дать положительный эффект при условии повсеместного принятия ее после обсуждения и коррекции. В основе ее лежит вовсе не новый, но забытый принцип:  профилактика должна предшествовать несчастному случаю, а не наоборот. В ней речь идет об общем замысле, цели и стратегических направлениях, а не о детально расписанных мероприятиях. Основное содержание концепции сводится к следующему:

  1. Происшествие, закончившееся благополучно, или травму, вызвавшую лишь временную утрату трудоспособности работающего, следует расценивать как несостоявшийся смертельный исход. Служебное расследование их необходимо вести как можно требовательнее. Только такой подход к оценке несчастного случая сможет изменить ситуацию в стране, сложившуюся с сельскохозяйственным травматизмом.
  2. При любом несчастном случае на работе нужно выявлять последовательную связь событий, обусловивших травму. Без определения четкой последовательности отдельных фаз несчастного случая и предшествующих ему событий невозможно будет осуществить следующее положение концепции.
  3. Путем анализа последовательных явлений установить конкретную причину травмы. В других случаях она может оказаться ошибочной и не выполнить своей функции в профилактике травматизма.
  4. Выявить все отрицательные явления, способствующие несчастному случаю, которые были неизвестны руководству хозяйства, довести их до сведения ответственных лиц для принятия предупредительных мер. Эту работу осуществляет, как правило, технический инспектор отраслевого профсоюза, который должен быть в каждом случае настойчивым и принципиальным.
  5. Вести систематическую агитационно-просветительную работу по профилактике травматизма с охватом всех работающих. Ее обязаны проводить врачи сельских участковых, травматологи районных больниц, используя при этом результаты анализа сельскохозяйственного травматизма как на своем участке, так и в целом районе.

Концепция не противоречит практике, соответствует действительности и вполне реализуема — в этом ее отличительные особенности и преимущества.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Балинт И., Мурани М. Психология безопасности труда.— Москва, 1968.
  2. Белицкая Е. Я. // Здравоохранение Рос. Федерации,— 1963.—№ 10.—С. 32—35.
  3. Блинов И. А., Чиликин Г. В. Профилактика травматизма в сельском хозяйстве.— Москва, 1971.
  4. Болотцев О. К., Тер-Егиазаров Г. Москва, Андреева Т. М. // Ортопед. травматол.— 1984,— № 7.— С. 63—66.
  5. Дмитриева М. А., Елисеев С. А. // Экспер. и приклад. психол.— 1976.— № 7.— С. 139— 146.
  6. Завальнюк А. X. // Ортопед, травматол.— 1989.—№ 5.—С. 61—65.
  7. Калнин Я. Я. Профилактика травматизма в сельскохозяйственном производстве.— Л., 1970.
  8. Калнин Я. Я. Профилактика травматизма при сельскохозяйственных работах.— Л., 1977.
  9. Калнин Я. Я. Предупреждение сельскохозяйственного травматизма.—Л., 1985.
  10. Корж А. А. // Ортопед. травматол.— 1977.— № 5.—С. 11 — 16.
  11. Котик М. А. // Безопасность труда в промышленности.— 1979.— № 12.— С. 44—46.
  12. Котик М. А. Психология и безопасность.— Таллинн. 1981.
  13. Кудрявцева Л. Ф., Чеберко В. Ф., Зубакин А. В. и др. // Сборник науч. трудов Ленинград. ветерин. ин-та.— 1979.— Вып. 59.—С. 117—119.
  14. Малинский Д. М. // Советское здравоохранение— 1982.—№ 6.—С. 17—21.
  15. Назаренко И. Т. Производственный травматизм и жизненный уровень трудящихся США.—Москва, 1961.
  16. Присакарь И. Ф. Травматизм и его профилактика.— Кишинев, 1981.
  17. Производительность против рабочего класса в странах капитала.— Москва, 1956.
  18. Роговой М. А., Журавлев С. М. // Ортопед. травматол.— 1978.— № 8.— С. 74—82.
  19. Яралов-Яралянц В. А., Власенко Н. И. Сельскохозяйственный травматизм.— Киев, 1974.
  20. Dubrzynski А. // Przegl. Lek.— 1986.— № 2.— Р. 269—270.
  21. Heinrich Н. W. Industrial Accident Prevention.— New York, 1959.
  22. Unfalle und ihre Verhutung.— Bonn, 1961.