УДК 613.894-613.51-07(575.1)
У. А. Каримов
СОЦИАЛЬНО-ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СЕЛЬСКОЙ СЕМЬИ В УЗБЕКИСТАНЕ
НИИ педиатрии Минздрава Узбекской ССР, Ташкент

В современных условиях развития общества такие компоненты народного благосостояния, как условия, уровень, качество жизни и здоровья, должны рассматриваться через призму функционирования семьи. При такой постановке вопроса нам будет легче выявить так называемые «семейные факторы», которые не только обеспечивают существование самой семьи, но и создают необходимые предпосылки для реализации ее важнейших функций, связанных с рождением, воспитанием, охраной и укреплением здоровья будущего поколения.
Как показывает опыт, важно, чтобы научные исследования по изучению семьи проводились в каждом отдельном регионе с учетом специфики социального уклада его жизни.
Поэтому с целью изучения социально-гигиенической характеристики сельской семьи проведено комплексное ее исследование в 3 сельских районах Сурхандарьинской, Ферганской и Ташкентской областей с охватом всех семей, имеющих детей раннего возраста. Необходимая информация о семьях собрана нами путем заполнения специально разработанной «Карты изучения социально-гигиенической характеристики семьи в сельской местности», которая включает комплекс вопросов о формировании семьи, возрасте, образовании, профессии старших ее членов, жилищно-бытовых условиях, желаемом и фактическом количестве детей, социально-экономическом положении семьи, общей и санитарной культуре, медицинской активности и других сторонах образа жизни населения. Карты заполнялись после того, как старшие члены семьи изучили их объективно и с пониманием важности проводимого исследования, что позволило получить данные, наиболее точно отражающие состояние современной сельской семьи. В настоящей работе мы не касаемся вопросов влияния семейных факторов на показатели состояния здоровья членов семьи и ограничиваемся только ее характеристикой.
Социально-гигиенический анализ материала показал, что в современных условиях в сельских районах республики идет стойкий процесс «омоложения» семьи. В Сурхандарьинской области около 70 %, в Ферганской и Ташкентской областях от 45 до 60 % девушек выходят замуж в 17—18 лет. Известно, что рождение ребенка в узбекской семье, как правило, не откладывается на 2-й год супружеской жизни. В силу этой традиции в сельских районах высок удельный вес первородящих женщин в возрасте до 20 лет.
В наших исследованиях 78 % супружеских пар имели первенца уже к концу 1-го года совместной жизни, 16% — на 2-м году и остальные —  позже. У 68 % женщин 2-й ребенок появился в течение 3 лет брачной жизни, у 20 % — спустя 4 года и у 12 % — спустя 5 лет и позже после вступления в брак.
В сельских районах республики от 12 до 16 % женщин рожают ежегодно. Интергенетический интервал не превышал 1 года у 40 % женщин в Сурхандарьинской, у 34 % в Ферганской, у 29 % в Ташкентской областях. 38—47 % женщин на селе рожают с интервалом в 1,5—2 года, 22—26 % — в 2—3 года и более. Таким образом, в сельских районах Узбекистана в 74— 78 % семей женщины рожают с интергенетическим интервалом не более 2 лет.

Из-за раннего замужества и коротких интервалов между деторождениями около 60 % женщин на селе становятся многодетными уже в 25—26 лет.
Следует подчеркнуть, что женщины с такими короткими интервалами рожают в большинстве случаев до 28— 30-летнего возраста. В дальнейшем интервал между родами увеличивается до 4—5 лет, причем до 50 лет и позже продолжают рожать женщины в Сурхандарьинской области и до 42— 46 лет — в Ферганской и Ташкентской областях. 48—60 % сельских женщин моложе 30 лет имеют по 2 ребенка раннего возраста.
Анализ материала показал, что в узбекской семье, особенно на селе, ориентация мужа является решающей в реальном поведении семьи. Хотя многие женщины и работают в колхозах и совхозах, они в основном находятся на иждевении мужей и не совсем свободны в решении вопроса о деторождении. Можно с уверенностью сказать, что в показателях высокой рождаемости в сельских семьях, безусловно, есть элементы стихийности, но в целом установка на многодетность определяется традицией. Это подтверждается тем, что около 60 % опрошенных супружеских пар заявили о желании иметь 5—6 детей, 22 % — по 6— 7 детей, 12 % — до 10 детей и лишь 6 % — не более 4 детей. Ни одна здоровая семья на селе не намерена ограничивать себя 4 детьми. На выбор желаемого количества детей профессии супружеских пар существенно не влияют. Среди опрошенных 78 % — колхозники и рабочие совхозов, домохозяйки, 22 % — представители сельской интеллигенции и сферы обслуживания. По- видимому, на уровень рождаемости супружеских пар, помимо других факторов, влияют и сложившиеся вокруг них нормы детности. Однако следует подчеркнуть, что чем выше образовательный ценз супружеских пар, тем больше выражена у них ориентация на внесемейные ценности.
Для жителей сельских районов Узбекистана характерно совместное проживание нескольких поколений одной семьей. Такие сложные семьи в сельской местности составляют от 27 до 38 %. Многопоколенная семья, стабильность брачно-семейных отношений, традиционный психологический настрой на многодетность, отношение к миграции, характерный широкий тип рождаемости, положительное общественное отношение к многодетным матерям и др. также являются факторами, стимулирующими многодетность в семьях коренных жителей Узбекистана.
По нашим данным, жилищные условия сельских семей в 12 % случаев оценивались как хорошие, в 29 % как удовлетворительные, в 59 % как плохие. Наибольшее число семей, живущих в плохих условиях, зарегистрировано в Сурхандарьинской области (73 %) и сравнительно высокий процент (26) хороших жилищных условий имеют жители Ташкентской области. Плохие жилищные условия означают отсутствие газа, водопроводной и горячей воды, канализации, центрального отопления и других удобств. Полезная жилая площадь на 1 члена семьи не превышает 4—6 м2.
Семьи, проживающие в плохих и удовлетворительных жилищных условиях, в основном многодетные. В сельских семьях дети раннего возраста обычно не имеют отдельной кроватки, спят вместе с родителями или с другими детьми. Зимой вся семья пользуется одной или двумя комнатами, так как остальные не отапливаются. По традиции, узбекская семья одну из самых больших и благоустроенных комнат в доме выделяет под гостиную и ею члены семьи практически не пользуются. Этим самым в семье искусственно еще больше сокращается фактически используемая жилая площадь, создается скученность и неблагоприятная санитарно-гигиеническая и противоэпидемическая обстановка.
В Сурхандарьинской области почти во всех семьях, в Ферганской и Ташкентской областях в 48—60 % семей ребенка укладывают в «бешик», где у ребенка создаются длительная фиксация и ограничение движений грудной клетки и экскурсии легких, он лишается солнечных лучей и создаются неблагоприятные микроклиматические условия (повышаются температура, влажность, концентрация углекислого газа и др.). Все это приводит к хроническому перегреванию, потению. обезвоживанию организма, потере с потом минеральных солей и витаминов, расстройству питания, понижению сопротивляемости организма к различным вредным факторам. Доказано, что такие дети часто и тяжело болеют различной патологией органов дыхания.
Анализ социально-экономического положения семьи показал, что подушевой доход на 1 ее члена уже при наличии 3 детей не превышает 30— 40 руб. С увеличением количества детей в семье эта цифра заметно уменьшается. Плохая материальная обеспеченность семьи не позволяет иметь в необходимом количестве продукты питания, одежду, предметы санитарии и гигиены, бытовой техники, мебели и др. Ежегодное потребление мяса и его продуктов на душу населения в сельских районах не превышает 15—18 кг. Благодаря подсобному хозяйству семейный рацион питания дополняется на 30—40 %.
У сельского населения низка санитарная культура и медицинская активность. Обращаемость в медицинские учреждения в случае заболевания ребенка находится в прямой зависимости от образовательного ценза родителей. Родители с высшим и средним специальным образованием обращаются за медицинской помощью в 3—4 раза чаще и в таких семьях детская смертность в 4—5 раз и заболеваемость в 2—3 раза ниже. Всего 30—33 % матерей из крестьянских семей обращаются со своим ребенком в первичные звенья здравоохранения с профилактической целью. В семьях крестьян за редким исключением нет санитарнопросветительной литературы по воспитанию и охране здоровья детей, 85 % женщин не имеют сведений о методах и средствах предохранения от нежелательной беременности, супружеские пары не охвачены в полном объеме «школой матери», «школой отцов», редко обращаются к специалистам по брачно-семейным отношениям. В Сурхандарьинской области 68 % семей положительно относятся к табибам, знахарям и другим народным врачевателям, 37—42 % родителей из Ферганской и Ташкентской областей не делают различия между медиками и знахарями. 62 % матерей в Сурхандарьинской, 39—47 % в Ферганской и Ташкентской областях недостаточно знакомы с правилами кормления грудного ребенка, редко советуются с участковым врачом-педиатром и медицинской сестрой по вопросам ухода за ним. Всего 28—33 % матерей аккуратно выполняют указания и рекомендации своего участкового врача по воспитанию здорового ребенка.
Анализ вышеперечисленных данных показывает, что средняя сельская семья в Узбекистане в своем культурном и социально-экономическом развитии намного отстает от таковой в других регионах страны. Из-за многолетнего игнорирования социально-экономических проблем сельских районов, однобокого развития сельскохозяйственного производства и др., патриархальное отношение к проблемам деторождения, положению женщин, миграции и др., надолго законсервировалось, по-видимому, у сельского населения сформировался малодинамичный образ жизни с узкими семейными интересами. В результате демографическое развитие сельских семей сильно не соответствует уровню социально-экономического развития села. Для преодоления этой отсталости необходимо, развивая все отрасли экономики и социальной структуры республики, создавать сельским жителям надлежащие условия для их более широкого и активного участия во всех сферах жизни и общественного производства.

Результаты исследования позволяют сделать следующие выводы:

  1. Из-за раннего замужества и коротких интервалов между деторождениями около 60 % замужних женщин узбекских сел становятся многодетными в возрасте 25—26 лет.
  2. Интергенетический интервал у 74—78 % женщин моложе 28—30 лет не превышает 2 лет и они продолжают рожать во всех периодах репродуктивной жизни, но уже с большими интервалами между беременностями.
  3. В сельских районах республики ориентация мужа является решающей в реальном поведении семьи. Все сельские семьи твердо ориентированы на многодетность и переход их к среднедетности в ближайшие годы не ожидается.
  4. Раннее замужество женщин, несоблюдение интервалов между деторождениями, традиционный психологический настрой супружеских пар, стабильность и прочность брачно-семейных отношений, практическое отсутствие миграции населения, характерный широкий тип рождаемости у женщин, стремление достичь определенного соотношения между мальчиками и девочками, положительное общественное отношение к многодетным матерям у населения и другие факторы обусловливают многодетность в узбекской семье.
  5. 59 % сельских семей проживают в плохих жилищно-бытовых и экономических условиях; они являются многодетными с неудовлетворительной санитарной культурой и низкой медицинской активностью. Демографическое развитие сельских семей сильно не соответствует уровню социально- экономического развития села.