УДК 613.956-055.2-07
Доц. Г. А. Сидоров
СОЦИАЛЬНО-ГИГИЕНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ОБРАЗА ЖИЗНИ ДЕВУШЕК-ПОДРОСТКОВ
Курский медицинский институт

В последние годы все чаще появляются работы, посвященные проблемам санологии [4, 5]. Казалось бы, необходимость перестройки организационно-методической системы профилактики заболеваний в нашей стране, актуальность возрождения истинного смысла профилактики, наполнения ее содержания новыми конкретными практическими рекомендациями сомнений ни у кого не вызывает [1, 3]. Тем не менее успешная реализация этих задач представляется весьма и весьма затруднительной, так как наряду с явным экологическим неблагополучием в отдельных регионах страны и далеко не оптимальными условиями труда и быта у значительной доли наших сограждан чрезвычайно низок уровень мотивации и умения вести здоровый образ жизни [2].
Последний же, как признают многие авторы у нас и за рубежом [4—6], более чем на 50 % обусловливает качество здоровья. Образ жизни определяется, как известно [4], целым спектром специфических видов жизнедеятельности человека: социально-бытовыми условиями и характером их использования, особенностями питания, физической и социальной активностью, характером использования досуга, наличием и степенью проявления вредных привычек, медицинской активностью и т. д.
Следовательно, социально-гигиенические и социологические исследования данных аспектов образа жизни у отдельных групп населения позволяют выявить наиболее характерные отклонения в мотивации людей беречь и укреплять свое здоровье. Полученная таким образом информация в дальнейшем может быть положена в основу практических рекомендаций по коррекции образа жизни с целью его оптимизации.
В связи с вышеизложенным в качестве объекта наблюдения весьма значительным с медико-демографической точки зрения нам представляется контингент девушек подросткового возраста. Во-первых, это колыбель будущих поколений, а здоровье этих поколений во многом будет определяться здоровьем будущих матерей. Другим, не менее значимым обстоятельством при выборе данного объекта наблюдения послужило то, что данная возрастно-половая группа практически выпала за последние десятилетия из поля зрения нашего практического здравоохранения, внимание которого до последнего времени сосредоточено в основном на здоровье юношей-подростков.
Споры последних лет о выборе наиболее оптимальной организационной формы оказания первичной медико-санитарной помощи подросткам (детские или подростковые поликлиники, подростковые отделения и др.) без ломки ςлoжившeгocя ошибочного стереотипа о приоритетности ее оказания юношам представляются непринципиальными.
Социально-гигиеническое исследование образа жизни девушек-подростков было проведено с помощью разработанной нами специальной карты, состоящей из 8 разделов, содержащих 123 вопроса. При этом в некоторые разделы были включены вопросы, традиционно используемые при социологических исследованиях. 

Анкетирование проводилось у 1819 городских девушек-подростков, имеющих хронические заболевания, а также у адекватного числа здоровых девушек контрольной группы, подобранных по принципу копия — пара с учетом возраста и места проживания. Данные о состоянии здоровья заранее были выкопированы в соответствующий раздел карты из официальной медицинской документации подростковых кабинетов поликлиник (переводных эпикризов, медицинских карт, статистических талонов и др.).
Полученные результаты свидетельствуют, что подавляющее большинство девушек исследуемой (91,1 %) и контрольной (96,3 %) групп проживает в квартирах со всеми бытовыми удобствами. Однако среди больных девушек лишь 51,8 % имели отдельную комнату, в то время как среди здоровых — 73,7% (р<0,01).
Опрос обеих групп показал, что гигиенический режим в квартире в виде регулярных влажных уборок и проветривания квартиры поддерживается примерно одинаково (75,0 и 83,1 % соответственно). Вместе с тем нельзя не обратить внимание на существенное преобладание удельного веса квартир больных девушек (68,7 %) со значительной слышимостью уличного шума в сравнении с квартирами, где проживают здоровые девушки (34,2 %; р<0,01).
Известно, что наличие в семье хронически больных неблагоприятно сказывается на здоровье окружающих родных. Такие больные встретились в 67,1 % семей девушек исследуемой группы и в 23,4 % — контрольной (р<0,001).
Доход в семьях больных респонденток распределился следующим образом: до 60 руб. на 1 человека в месяц — в 17,0 % семей; 60—90 руб.— в 50,0%; более 90 руб.— в 33,0%. В семьях здоровых респонденток распределение дохода было несколько иным: до 60 руб.— в 10,3%; 60— 90 руб.— в 32,7%; более 90 руб.— в 57,0 %. Очевидно статистически достоверное преобладание материального благополучия девушек контрольной группы. Кстати, именно с размерами подушевого дохода, по нашему мнению, связано различие в самооценке подростками исследуемой группы полноты и качества своего питания. В подгруппе с подушевым доходом до 60 руб. хорошим свое питание назвали 37,7 % человек, в подгруппе с доходом свыше 90 руб.—72,3% (х2=24,2; р<0,001).
Не проходят, как правило, бесследно для здоровья детей конфликты в семьях. В исследуемых семьях на неблагоприятный социальный микроклимат указали 68,7 % больных девушек, причем 17,0 % отметили частые ссоры. В семьях здоровых девушек-подростков неблагоприятный микроклимат выявлен в меньшей степени (37,3 %; р<0,01). К сожалению, характер использования досуга респонденток опытной группы не указывает на его оздоравливающую роль. 49,1 % из них в свободное время предпочитают читать, 45,5 % — слушать музыку, 40,2 % — смотреть телевизор и лишь 17,0 % занимаются спортом. И хотя респонденткам контрольной группы практически в такой же степени были присущи аналогичные формы проведения досуга (49,6; 46,1 и 46,7 % соответственно), число занимающихся спортом было значительно больше (29,8 %; р<0,05). 45,5 % больных подростков отрицательно ответили на вопрос о том, делают ли они утреннюю зарядку. Среди здоровых — 33,6 % (р<0,05).
Характерно, что в семьях исследуемой группы девушек в 83,9 % случаев не делают утренней зарядки и родители. Пример, как видим, не из лучших. Тем более что в семьях контрольной группы удельный вес родителей, не делающих утренней зарядки, был гораздо меньше (37,2 %; р<0,001). Общим для обеих групп явилось отношение к учебе. Ответили, что учиться нравится, 47,3 % девушек исследуемой и 50,9 % контрольной группы. Тем не менее 43,8 % респонденток первой группы по сравнению с 17,4 % во второй (р<0,01) указали, что при приготовлении уроков испытывают затруднения и нуждаются в посторонней помощи.
Несомненна связь между такими аспектами образа жизни, как физическая активность и вредные привычки. Например, вредные привычки (курение, употребление алкоголя) в обеих группах встретились лишь у девушек, игнорирующих утреннюю зарядку. При этом ответили, что курят регулярно (число выкуриваемых сигарет указать отказались), 5,9% девушек исследуемой и 2,7 % контрольной группы. Алкоголь соответственно употребляют 3,7 и 0,9 % девушек. При детальном опросе в исследуемой группе выяснено, что впервые попробовали спиртное дома с родителями 28,6 %, в компании сверстников — 15,2 % респонденток. Остальные от ответа на этот вопрос уклонились. Характерно, что в обеих группах удельный вес употреблявших алкоголь растет с возрастом. В 30,3 % семей исследуемой группы пьет отец, в 1,8 % — мать, в 7,1 % — оба родителя. В контрольной группе эти показатели меньше по величине (23,7, 0,9 и 2,5 % соответственно), однако статистически различимыми они не являются. На вопрос «Почему вы курите и употребляете спиртные напитки?» были получены примерно одинаковые по удельному весу (как внутри групп, так и между ними) ответы: «нравится», «было любопытно», «хочу казаться взрослой и утвердиться в компании».
К числу самых существенных, на наш взгляд, аспектов образа жизни исследуемой популяции следует отнести медицинскую активность и медицинскую информированность как девушек-подростков, так и их родителей. Отсутствие элементарных навыков слежения (низкая медицинская активность) за своим здоровьем, заботы о нем выявлено у 76,3 % девушек исследуемой группы (в контрольной — у 23,7%; р<0,001). Почти аналогичная тенденция выявлена и у родителей (81,2 и 22,1 % соответственно). Так, за советами к врачу по поводу освоения способов и методов укрепления и сохранения своего здоровья по собственной инициативе обращались лишь 9,3 % девушек исследуемой группы. Среди здоровых девушек доля таких значительно (р<0,001) выше (31,2 %).
В течение первых суток заболевания к врачу обращаются 74,5 % респонденток исследуемой и 87,1 % контрольной группы. Неравнозначно и отношение к рекомендациям врача. Аккуратно и полностью их выполняют 77,3 % девушек первой группы и 88,7 % — второй. И хотя уровень медицинской активности девушек контрольной группы и их родителей выглядит более предпочтительным в сравнении с семьями больных девушек, нельзя не видеть общего неблагополучия. Подтверждением тому является картина медицинской информированности.
Лишь в 2,9 % семей исследуемой группы и в 15,7 % контрольной в качестве основного источника медицинской информации были названы медицинские работники. Разумеется, следует сделать поправку на субъективизм, но сам по себе этот факт весьма настораживает.
Таким образом, общим выводом является статистически обоснованная констатация весьма серьезных отклонений от здорового образа жизни у значительной доли девушек-подростков, что диктует необходимость разработки конкретных рекомендаций по его коррекции в сторону оптимизации.
Вместе с тем критическая самооценка состояния здоровья и образа жизни у исследуемой популяции в основном сохранена. Основанием для этого вывода послужили следующие данные. В семьях, где уровень медицинской активности был оценен нами как низкий, 75,7 % девушек назвали свой образ жизни неблагополучным и неправильным. Среди семей со средним уровнем медицинской активности удельный вес таких оценок значительно ниже — 53,4 % (х2=4,6; р<0,05).
Следовательно, при достаточно активной и компетентной профилактической деятельности с нашей стороны, при взаимной экономической заинтересованности в укреплении и сохранении своего здоровья мы вправе рассчитывать на позитивные сдвиги в состоянии здоровья этого чрезвычайно важного контингента населения, а через него — и в медико-демографической ситуации страны.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Апанасенко Г. Л., Мовчанюк В. Е. // Советское здравоохранение— 1989.— № 11.— С. 22—26.
  2. Бедный М. С. Семья, здоровье, общество.— Москва, 1986.
  3. Демченкова Г. З. // Советское здравоохранение— 1989.— № 1.— С. 8 13.
  4. Лисицын Ю. П. Слово о здоровье.— Москва, 1986.
  5. Лисицын Ю. П. //Советское здравоохранение— 1989.— № 12.— С. 3—9.
  6. Сеглениеце К. Б., Миллере Р. К. // Социологические исследования вопросов демографии, семьи и здравоохранения.— Вильнюс, 1987.— С. 267—269.